Инна Костяковская. Стихи.

0

Главное, что есть душевный трепет…

 

ВДОХНОВЕНИЮ…

 

Что же Вы, Мое Высочество,

Так капризны, так надменны?

Мне по нраву одиночество,

Вам — любые перемены.

 

Говорите: обстоятельства,

кривотолки, передряги…

Что же Вы, Мое Сиятельство,

отвернулись от бродяги?

 

Не приветствуя количество,

только качество, без фальши,

Вы ушли, Мое Величество,

к тем, кто Вас придумал раньше…

 

***

 

Жара бежит жаре вдогонку

И перепутывая мысль,

Здесь лето катится на горку,

А солнце прожигает жизнь.

 

Все фарс: комедия и драма.

И ничего не изменить.

Мы все уходим слишком рано,

Но поздно нам себя винить.

 

И даже ночь, взойдя на ложе,

Несет сомненья, не любовь.

Мы так друг друга уничтожим

Ударной силой бранных слов.

 

Одно единственное средство

Спасительно в таком аду —

Не прекращая лицедейства,

Писать любую ерунду…

 

 

БЕЛАРУСЬ

Чувства сильнее мыслей,

Панических атак.

Главное в этой жизни —

Преодолеть свой страх!

 

Мир замер у телеэкранов,

Весь свободный мир,

Твои кровавые раны

Рекой  текут в эфир.

 

Во мне нет славянской крови,

Но есть славянская грусть!

От ненависти к любови

Свой путь пройдет Беларусь!

 

У Бога особые планы,

И сверху ему видней,

Как падают в бездну тираны,

Всего за несколько дней…

 

ВЗРЫВ В БЕЙРУТЕ

 

Зомбирует нас пресса, дурят власти,

И рушится стеклянный мир на части!

Достоинство давно у нас украли,

Мы забываем принципы морали

И под хрустальным куполом небес

Все что имело и имеет вес —

Все обесценено, такое чувство, будто —

Все похоронено в развалинах Бейрута…

 

 

СОЛДАТКА

 

Вот идёт она, походкою летящею,

Из прошлого идёт по настоящему,

В солдатской форме и в коричневых ботинках,

Модель, солдатка, девочка-картинка.

Идет через войны большой пожарища,

На остановке ждут ее товарищи,

Идёт сквозь дым печей и рвы фашистские,

Где исчезали дальние и близкие,

Идёт, назло Хамасу, всем фанатикам,

А в волосах заколка с чудным бантиком,

Идёт тростинка, тоненькая девочка,

Земли обетованной нашей веточка,

Но сильная, стальная, непокорная,

Еврейская душа, как птица вольная,

В простор небес, сквозь бури леденящие,

Из прошлого идёт, из настоящего…

 

 

ВИРУС

 

Мне уже непонятно

Что можно и что нельзя,

Не поймите приватно —

Только вирус, друзья!

Он приходит незримо

В каждый маленький дом

И меняет картины

И традиции в нём,

Этот враг незаметен,

Но коварен как Бес.

Мир по-прежнему светел

Красотою небес!

И полями, и речкой,

И цветком на окне

Жизнь всегда безупречна

И внутри и во вне!

Нам, конечно, досталось,

Но не верьте закатам,

Не сдавайтесь на малость,

Всё проходит когда-то,

Разве мы виноваты,

Что такое случилось,

Все проходит когда-то:

Божий гнев или милость…

 

 

СТРЕКОЗА

 

Вся хрупкость мира в крылышках ее,

Его незащищенность пред стихией,

Определяет форма бытие,

И стрекозой пишу свои стихи я,

 

Мгновение и превратятся в пыль,

Рассыпятся, растают крылья лета,

И наша жизнь — стрекозы да полынь,

Погаснет за пределами рассвета…

 

ПРОГУЛКА С СОБАКОЙ

 

Что, мой друг, свободы запах чуешь?

Или за ночь накопилось много сил?

По-собачьи так торжественно ликуешь

И блестит зелёных глаз акрил.

 

Как мне не понять твои восторги,

Как душой свободу не принять

Заточенья так бывают долги,

Нам обоим следует гулять.

 

Чтобы пить туманный воздух утра,

Пусть всего каких- то полчаса…

Но молчит таинственно и мудро

Рядом с небом лесополоса.

 

Что деревьям наши злые муки?

Жизнь для них — туманы да роса

Кроны к небу протянули руки,

Кроны слышат птичьи голоса,

 

Жаль, что мы, рождённые глухими,

Ничего не слышим , никого,

Господи, прости дела лихие

У порога дома твоего…

 

СОРОК ДВА

 

Сорок два, навеки сорок два!

Не переступить ему барьера.

Но идёт народная молва,

Но звучит Таганская премьера!

 

Пой, гитара, до упаду пой!

Хриплый бас, терзай на части душу!

Он ушел со сцены как герой,

Наши внуки песни будут слушать.

 

Утверждали, что  он не поэт,

Ухмылялись подло и   злословили…

Где они теперь? Давно их нет.

А Володя вписан в жизнь истории…

 

А Володя до сих пор живой,

И звучат мелодии набатом,

Он на сцене умер,  как герой,

Он и был поэзии солдатом.

 

Сорок два, навеки сорок два.

Голос тверд и взгляд все так же ясен!

У меня белеет голова,

А Высоцкий молод и прекрасен!

 

 

***

 

 

Как научиться слышать тишину,

Как научиться понимать ее значенье,

И жизни всей негромкое теченье,

И мыслей ширину и глубину.

Как научиться слышать тишину,

В которой память оживает в лицах,

Давно ушедших, чтобы повториться

В моих стихах, написанных в плену

Воспоминаний, где живые тени,

Как призраки давно ушедших лет,

терзают душу ворохом сомнений,

Но ничего не требуют в ответ…

 

 

***

 

Проходит жизнь,

Уже какая есть,

Проходит на иврите

и по-русски,

я вряд ли что-то

поменяю здесь,

не поддается

жизнь перезагрузки..

А было б здорово

нажать простой restart,

и стать моложе,

искренней, добрее,

как книгу, жизнь

назад перелистать.

Но разве обмануть

сумеешь  время?

 

И снова время,

словно дикий зверь,

заглатывает в пасть

родных и близких,

и ты стоишь

у новых обелисков,

и знаешь —

Не закончен

счёт потерь…

 

 

ПАМЯТИ ЕВГЕНИИ ЖМУРКО*

 

Друзей настоящих мало,

(Врагов моих — не перечесть).

Вот и Жени не стало,

Пришла печальная весть.

Поэт он всегда одиночка,

И в творчестве, и в судьбе.

Мне Женя внушала: «Дочка,

Будь сильной. Плевать тебе

На сплетни и пересуды,

На зависть и ложь вокруг,

Время само рассудит,

Время — твой верный друг!»

Но как же безжалостно время,

Всегда забирает лучших,

Ты знала об этом, Женя,

О черной огромной туче,

О бездне, в которой гаснут

Звёзды и наши мамы,

Несправедливо, ужасно —

Вот и тебя не стало…

Храни ее, бог поэтов,

Мой всемогущий бог!

В небе храни, раз это

Ты на земле не смог…

 

*Евгения Жмурко была гл. редактором журнала «Зарубежные Задворки»(Германия)

 

***

 

Слова опять к бумаге просятся…

И что им надо от меня?

Морщинками над переносицей

Легли обрывки злого дня,

 

Сейчас не до любовной лирики,

В душе не царствует уют,

Но дома или в поликлинике

Слова идут, идут, идут…

 

Стучат мотивчиком навязчивым

И больно давят на виски,

От прошлого до настоящего —

Одно касание руки.

 

Пишу, пока в душе распутица

И бурелом, и камнепад,

Пока огнем пылает улица,

Идя в торжественный закат!

 

Пишу, скорее, по наитию,

Стихи уходят в никуда,

И это главное открытие

Со мной на долгие года…

 

***

 

Вдруг путаются сон и явь,

И в отблесках рассвета

Плывут, вселенную обьяв,

Слова других поэтов,

Гуляет ветер по траве,

Соцветиям акаций

И возникает в голове

Гряда ассоциаций.

Я знаю этот чудный миг,

Мороз по коже, трепет,

Когда из горла рвется крик,

Но переходит в лепет…

И, будто разрывая грудь,

Стихи наружу льются,

И ты, ещё не вникнув в суть,

Должна к ним прикоснуться…

 

 

***

 

Главное, что есть душевный трепет,

Ожиданье  и предчувствие познанья,

Бог из глины человеков лепит-

Чтоб поставить в центре мирозданья.

Пусть со знаньем множатся печали,

Пусть дорога кажется крутой

Мы в конце пути, а значит — мы вначале,

Песни, ритма, каждой запятой…

 

 

***

 

Не уходи, восторженная лира,

Не покидай  я в сотый раз прошу!

Мне как дышать — писать необходимо

И без тебя я просто не дышу.

 

 

***

 

 

Желанье жить — сильней любых микробов

И будем жить до самой крышки гроба,

И будем пить — шампанское и водку

И ничего не раскачает лодку,

И будем плыть как прежде по теченью,

Опять искать на жопу приключенья,

Терпеть обиды, злобу и упреки

И одиночества заучивать уроки.

И верить в чушь газетных прокламаций,

Бояться революций, демонстраций,

Бояться быть на многих не похожим,

Бояться заглянуть в глаза прохожим…

Желанье жить — сильней любого страха,

И будем слушать Моцарта и Баха.

И даже рок. Тяжёлый и не очень

И будем слышать трепет летней ночи,

Вдыхать рассветы, полные печалей

И вглядываться в горизонты далей…

 

Инна Костяковская,

Афула,

Израиль

Иллюстрация:
Инна Костяковская. ФИЛОСОФИЯ ЛЮБВИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ. — ХАЙФАИНФО …
haifainfo.com

Поделиться.

Об авторе

Инна Костяковская

Поэтесса, член СРПИ

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.