Авраам Шейнкман. Эти странные 55.

0

Фото: loveopium.ru

Камчатский бурый медведь — самый крупный в мире и родственник американского гризли.

Январь-июль 1989 года
Конец 1988 года ознаменовался решением Правительства СССР отменить закрытый режим пограничных территорий. Под это постановление попала и Камчатская область. Для «комитетских» кураторов новой секретной лаборатории, почти уже достроенной рядом с военным совхозом, это была неприятная новость. Остальным организациям и ведомствам области стало легче приглашать к себе нужных специалистов, да и население вздохнуло свободнее. Например, для покупки билетов на Камчатку уже не нужно было предъявлять паспорт с областной пропиской, и по прилете отпала необходимость, сидя в приземлившемся самолете, томиться в ожидании пограничного контроля. На полуостров разрешили приезжать иностранным гражданам, что разнообразило привычную замкнутую зарегламентированную обстановку в обществе. Но как бы то ни было, всем пришлось привыкать к новым реалиям. Совхоз выполнил все производственные планы 1988 года и был с похвалой отмечен в приказе по Министерству внутренних дел. Были объявлены благодарности генералу Шелудченко, полковнику Косареву и Арику. Здание лаборатории было практически готово к насыщению его научной аппаратурой и приборами. Оставалось завершить строительство здания гостиницы для ученых и жилых коттеджей для постоянного персонала; работы по прокладке дороги и всех трех ограждений были также близки к окончанию. По плану, работать новый режимный объект должен был начать со второго полугодия — с июля месяца. Арик по-прежнему постоянно трудился по 10-12 часов в день. Иначе просто невозможно было вытянуть совхозные задачи и новостройку. Дома обстановка ухудшалась с каждым днем. Жена с Ариком почти не разговаривала. Он брал себе один выходной в неделю, да иногда
196
и неполный день, чтобы пообщаться с детьми, что-нибудь сделать в своем семейном подсобном хозяйстве. Но и тогда жена находила повод устроить скандал, пусть небольшой, но регулярный. В конце января, после очередной вспышки агрессии со стороны супруги, он на две недели перебрался в Петропавловск-Камчатский в квартиру своего знакомого по Афганистану полковника Петрова, семья которого была в длительном отпуске. Но его разыскала дочь и попросила вернуться домой. Арик не возражал, но трещина в отношениях с женой еще более углубилась. Арик всерьез подумывал о необходимости обследовать психику жены у специалиста, но она категорически этому сопротивлялась, еще больше оскорбляя и проклиная Арика, причем все это она проделывала исключительно в присутствии детей. Дочери было уже 11 лет. Такое поведение жены не могло привести ни к чему хорошему, в конце концов, и Арик начал всерьез задумываться о разводе. Сын уже успешно поступил в камчатский филиал «Дальрыбвтуза», а весной 1989 года его должны были забрать в армию в соответствии с тогдашним законом, не предоставлявшим отсрочку студентам. Школу парень закончил с двумя тройками в аттестате, но вступительные экзамены выдержал вполне удовлетворительно и был зачислен на очное отделение механического факультета. Учился ровно, без особых успехов, но не хуже остальных студентов, стипендию получал. С матерью у него тоже осложнились отношения. Она никак не понимала, что он уже взрослый самостоятельный человек и не будет ходить по струнке, как ей бы хотелось. Между ними начались домашние стычки. Дочери было очень тяжело в такой нервной обстановке. Она стала хуже учиться, быстро утомляться, была запуганной, истощенной, нервной. Арик ничего поделать не мог. Он брал дочь на работу, старался гулять с ней и вместе работать в сарае, учил ее дрессировать собаку на улице, но это не помогало. Психопатка жена ни с кем и ни с чем не считалась, всех доводила до истерики и создавала совершенно невыносимую обстановку в семье. Арик просил ее уехать, оставить обоих детей с ним, развестись. Обещал купить ей в рижскую квартиру всю обстановку и еще платить ей алименты, несмотря на то что детей он хотел оставить себе. Никакие доводы не действовали. Арик обратился к тогдашнему директору зверосовхоза с просьбой взять жену на работу в детский сад на вакантную должность медсестры-воспитателя яслей. Жена для нее подходила по своему ну очень «высокому» образованию: она закончила курсы медсестер. Ее взяли на работу. Арик хотел, чтобы она не сидела дома и не пила у всех кровь от безделья, а хотя бы немного уставала. Он надеялся, что расход энергии на работе с вечно плачущими детьми ясель
197
ного возраста немного снизит ее агрессивность и домашний деспотизм. Расчет Арика оправдался, и жена через месяц несколько поутихла. Дочка приезжала из школы в обед и три часа до прихода матери жила в покое, занималась своими делами, что уже было очень хорошо. Сын приходил часам к 18 и уже не вступал в конфликты, хотя жена иногда и пыталась его, взрослого парня, «повоспитывать». В доме стало чуть легче. Очередная комиссия из главка попросила Арика написать обзорную статью о работе подсобных сельских хозяйств и нового военного совхоза в Камчатской области. Арик статью написал и отправил в ведомственный журнал МВД СССР «К новой жизни». Еще в пору работы Арика начальником отряда в ИТК-5, замполит поручил ему написать статью в этот журнал, который тогда назывался «Воспитание и правопорядок». В перестроечные времена название изменили, но суть содержания осталась прежней — обмен профессиональным опытом. И тогда, и сейчас материалы Арика напечатали. После опубликования последней статьи Арика пригласили в Хабаровск в Дальневосточный филиал ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельского хозяйства имени Ленина) к профессору Клавдии Солдатовой. Арик снова нашел себе дела по снабжению и слетал в Хабаровск на три дня. Профессор, доктор сельскохозяйственных наук Солдатова предложила Арику писать кандидатскую диссертацию под ее руководством на тему кормления свиней. Это было забавно, и Арик вынужден был рассказать о своем диссертационном марафоне. Заодно он решил немедленно связаться с научным руководителем новой лаборатории и «освежить» их разговор о научной работе для Арика в совмещаемой должности старшего научного сотрудника. Договорились состыковать все вопросы к маю текущего года. Арик вежливо отказался от предложения профессора Солдатовой, но договорился с ней о том, что она станет одним из рецензентов для будущей защиты. На том и расстались. В стране разворачивалось кооперативное движение. Перестроечные тенденции не обошли и полуостров Камчатку. В марте Арик был приглашен на заседание правления Союза кооператоров Камчатки (СКК). Там заседали 12 человек, еще очень мало что понимавших в практической экономике, а тем более в экономике сельского хозяйства, но очень желавших попробовать свои силы в производстве сельскохозяйственной продукции. Арик поскучал около часа, пока ему не предложили организовать и вести для кооператоров семинар по организации подсобных сельских хозяйств. Арик спросил об оплате, получил ответ, что денег на это нет, но не отказал кооператорам, а согласился два раза в месяц заниматься с ними бесплатно. Лишнего времени у него не было, но он подумал, что СКК — союз кооперативов еще сможет ему для чего-нибудь пригодиться в будущем. Так впоследствии и получилось.
198
Июль 1989 года
Вылет в Каир задерживался. «Аэрофлот», компания-монополист, не считал нужным объяснять пассажирам причины и время задержки. Оставалось сидеть в зале ожидания «Шереметьево» в ожидании посадки. Арик летел в Египет с очередным поручением. Сегодня, 12 июля 1989 года он был Коноплевым Иваном Николаевичем, сотрудником «Интуриста», направлявшимся в Каир для «уточнения туристического маршрута». Египетская авиакомпания Egypt Air летала в Москву всего раз в неделю. Дмитриева это не устраивало и пришлось лететь с «Аэрофлотом», выполнявшим 4 рейса в неделю. Зато на территории Египта компания Egypt Air в большинстве случаев ежедневно, или, по крайней мере, несколько раз в неделю организует полеты из Каира до следующих пунктов назначения: Александрия, Луксор, Асуан, Абу-Симбел, Хургада, Шарм-эльШейх, монастырь св. Катерины, Эль-Ариш (в восточной части Средиземноморского побережья), Мерса-Матрух (в западной части), а также в Нью-Вели в Ливийской пустыне (оазис Харга). Но Арику нужно было только в Каир на два дня: от рейса до рейса, как всегда. Время для поездки было плохим — самая жара. Наконец, через два часа ожидания в жуткой духоте в аэропорту, самолет вылетел в Каир. Туда из Москвы 4 часа лета без посадок. В Каире два международных аэропорта, в километре друг от друга. Старый (Old Airport) зарезервирован авиакомпанией «Egypt Air» и внутренними направлениями; новый (New Airport) принимает международные рейсы остальных компаний. Перед тем как пройти таможенный контроль, вы можете обменять деньги в одной из касс (во всех одинаковый обменный курс — такой же, как и в городе). После таможенного контроля вы попадаете в залы аэропорта, где можно получить самую разнообразную информацию (проживание, достопримечательности, экскурсии и др.). Если вы прибыли в Old Airport, вы без проблем поймаете такси. Таксист быстро погрузит ваш багаж, опасаясь, как бы другой не перехватил клиента. Поездка от старого аэропорта обойдется примерно в 20 LЕ, от нового на 5 LЕ дороже, хотя они находятся на одинаковом расстоянии от города (около 20 км до площади Тахрир). Вы можете также воспользоваться городскими автобусами №400 и 410 (50 пиастров) или, еще лучше, — микроавтобусом №27 (1 LЕ), который, если не очень перегружен, идет до площади Тахрир. Вы найдете эти автобусы на огромной стоянке перед аэровокзалом. Если же вы прибываете в международный New Airport — все то же самое, только несколько дороже. Можно поехать на автобусе (№422) до площади Тахрир
199
за 0,5 LЕ. Вы можете взять обычное такси за 30 LЕ. Тут вам остается только поторговаться (такси находятся справа от выхода из аэропорта, позади них стоит ряд лимузинов). Арик прилетел в Old Airport, разменял деньги и, как описано выше, на такси добрался до 3-звездного отеля «President hotel», что находится на Taha Hussein Street, № 22. Национальная валюта Египта — египетский фунт (LE). Фунт делится на 100 пиастров (PT). Местные деньги имеют следующее достоинство: банкноты египетских фунтов: 100, 50, 20, 10, 5, 1; банкноты пиастров: 50, 25; монеты: 20, 10, 5. Бумажки почти одинаковы по размеру и потому их нетрудно перепутать, особенно 50 пиастров и 50 фунтов. Курс египетского фунта по отношению к доллару США варьируется от 4,5 до 6 фунтов. Каир стоит по обоим берегам реки Нил в северной части Египта, непосредственно к югу от места, где река вытекает из долины, окруженной пустыней, и разбивается на рукава, образуя дельту Нила. Старая часть города находится на восточном берегу реки. От этой точки город постепенно разрастается к западу, захватывая сельскохозяйственные земли, примыкающие к Нилу. Эти западные районы были построены по образцу Парижа египетским правителем Исмаил-пашой в середине 19 века. Здесь имеются широкие бульвары и несколько относительно небольших парков. В центре Каира в русле Нила расположился остров Гезира, на котором находится один из самых престижных городских районов Замалек с современными постройками, в их числе — несколько пятизвездочных гостиниц. Старая восточная часть города очень разнообразна: на протяжении веков она застраивалась беспорядочно, здесь узкие улочки и перенаселенные многоквартирные постройки. Если в западном Каире находятся преимущественно правительственные здания и современные архитектурные постройки, то в восточной части — сотни старых мечетей, которые могут служить ориентиром. Отель, в котором остановился Арик, был расположен почти в центре северной части Каира. Если можно назвать то, что видишь в Каире, архитектурным стилем, то он несет в себе отпечаток множества эпох и религий. Основанный на месте легендарного Вавилона, около руин Мемфиса, этот крупнейший город Африки за свою многолетнюю историю заслужил целый ряд эпитетов. «Мать планеты» — самый звучный из них. Каир и в самом деле можно назвать центром человеческой цивилизации и городом пересечения двух тысячелетий. Пирамиды Гизы, мечети мамелюков, церкви и монастыри раннего христианства, современные высотные здания и неоновые фонари, свет которых пробивается сквозь листву пальм, — все это вы найдете в знаменитом городе.
200
В Каире можно купить все, чем славится Восток: специи, парфюмерию, золото, серебро, ковры, изделия из меди, бронзы, кожи, стекла и керамики. Особых планов у Арика не было. Приняв душ и немного отдохнув после дороги, он спустился в холл отеля с целью пообедать. Встреча для передачи почты была назначена на следующий день, а ночью уже надо было вылетать назад в Москву. Никуда идти не хотелось из-за жары. Конечно, город надо было осмотреть, хотя бы поверхностно. Арик решил обождать с этим до окончания «сиесты» — до 16 часов, когда жара + 34 градуса начнет немного спадать. А в отеле работал кондиционер. Ресторан в отеле предлагал три карты-меню на выбор: международную (европейскую) кухню, национальную египетскую кухню и напитки, в основном, разные виды кофе и прохладительные. Интерьер ресторана привлекал внимание своим особым стилем: было много чеканки по металлу, резьбы по дереву и даже панно из шелка. Пол устилал огромный красноватый ковер местной работы. Египетская кухня, подверженная турецкому, греческому, ливанскому и французскому влиянию, так же разнообразна, как история, география и общественная структура страны. Арик решил скомбинировать заказ из национальных египетских закусок, европейского второго блюда и ближневосточного десерта. Он заказал фул, который представляет собой пасту из бобов фавы с добавлением соли, перца, растительного масла и лимонного сока. В меню еще предлагались тамайю — их делают из тех же бобов, но из пасты лепят пирожки и обжаривают их в масле; тахина — кунжутная паста; бабагану — паста из баклажанов. Дополнил закуски Арик кушаром — деликатесной смесью риса, макарон, чечевицы и нута, политой пряным соусом, а также кюфту — мясной котлетой со специями. После дегустации египетских блюд уже больше ничего не хотелось есть. Арик отказался от заказанного стейка из говядины и перешел к напиткам. Густой черный кофе по-турецки заказывают в соответствии с количеством сахара: сладкий (зийяда), средний (мазбута) или горький (спада). Кофе на западный манер обычно называют американским, а растворимый кофе называется «Нескафе» независимо от производителя. Под чаем обычно имеется в виду мятный или индийский чай, но не с молоком. Сначала Арик выпил свежевыжатый сок грейпфрута, а потом заказал кофе мазбута с небольшим количеством сахара. Обед обошелся в 45 LE. Не спеша выйдя из отеля, Арик попал в душную жаркую атмосферу этого весьма необычного города. По улицам, не считаясь с правилами движения, проезжали и очень старые, и новые автомобили, велосипеды, мотороллеры. Никто никому не уступал, и от звука клаксонов начали болеть уши. Водители беспощадно дудели и пытались всеми правдами и неправдами проскочить перед соседом.
201
На перекрестках стояли совершенно одуревшие от количества транспорта, шума и выхлопов угарных газов полицейские, машинально разводившие руками как заторможенные куклы, которых никто не слушал и не принимал всерьез. Непонятно, для чего они вообще стояли там. Народу была тьма, несмотря на жару и смог над городом. Арику рассказали в отеле, что на весь «большой Каир», насчитывающий 16-19 миллионов человек, имеется всего 9 (!) светофоров. Но все едут на красный свет! Дойдя до ближайшего от отеля угла, метрах в ста Арик увидел сидящего под зонтиком пожилого европейца, который держал перед собой табличку, на которой было написано «Частный гид». Арик спросил о цене его услуг, и человек сообщил, что короткий получасовой рассказ будет стоить примерно столько же, сколько средний обед, то есть 30-45 фунтов. Арик пообещал заплатить 30 фунтов за рассказ о населении Египта и Каира. Разумеется, на английском языке. Человек повел Арика вдоль улицы, рассказывая и указывая на проходящих мимо людей в качестве примера. Он сказал, что жители Каира любят свой город, и многие из них никогда не покидали его. Не случайно этот город стал главным центром всей жизни Египта. Только в редких случаях египтяне называют город по имени. Обычно многие зовут его просто «Маср» — Египет. Для них Египет — это Каир. Перенаселенность Каира просто ошеломляет, шум переполняет буквально все. В современном Египте проживает около 65 миллионов человек, и ежегодно численность населения возрастает на 1,3 миллиона. Вся территория страны условно поделена на два района: Нижний Египет (Александрия, Каир, ПортСаид) и Верхний Египет (Луксор, Асуан, Кена). В этническом отношении население современного Египта довольно однообразно. Арабизированные потомки древних египтян составляют 99% населения. К этническим меньшинствам относятся нубийцы, а также бедуины и другие кочевые племена. Среди них выделяется этническая группа коптов. Копты отличаются религией и некоторыми бытовыми особенностями, но в остальном они такие же египтяне, родной язык у них также арабский. О численности коптов в современном Египте нет точных сведений; считается, что их от 2 до 3 млн. человек. Кроме египетских арабов, здесь проживают арабы из Судана и с Аравийского полуострова, которых насчитывается несколько десятков тысяч человек, а также палестинцы, ливанцы и др. Нубийцы, которые обитают главным образом в долине Нила, на юге страны, особенно в районах Асуана и южнее его, составляют свыше 300 тыс. человек (около 1% жителей страны). Беджа (кушитоязычная группа населения) достигают примерно 15-20 тыс. человек. Они населяют юго-восточные районы Египта вдоль побережья Красного моря. В оазисе Сива имеется небольшое число берберов.
202
В крупных городах страны, особенно расположенных в дельте Нила, есть несколько тысяч евреев, а также иностранцы: греки (до 100 тыс.), англичане, итальянцы, французы, армяне и др. 80% всего населения Египта — это крестьяне (феллахи). Около 50% египтян, преимущественно женщины, не умеют ни читать, ни писать. Не уменьшается приток населения из сельской местности в большие города, Каир и Александрию, в поисках лучшей жизни и работы, но нередко людей ждет здесь еще более жалкое существование. Пригороды Каира — зрелище не для слабонервных. Детская смертность в Египте составляет 67%, средняя продолжительность жизни равна 64 годам. Уровень безработицы составляет около 20%. В стране говорят на египетском диалекте арабского языка. Официальным языком является так называемый «высокий» арабский, который относится к семито-хамитской группе языков. Пишут арабы справа налево. Но цифры пишутся и читаются слева направо. Литературный арабский язык единый, однако разговорный язык в Египте отличается от языка соседних арабских стран и классического языка ислама, есть свои диалекты в Каире, Нижнем и Верхнем Египте. На дорожных указателях и в названиях улиц часто используется и арабский и латинский шрифт. С большинством египтян в городах можно без труда объясниться на английском языке, который изучают в школе. Немало людей знает также французский язык. Старшее поколение, заставшее времена «пламенной дружбы» между Никитой Хрущевым и героем Советского Союза Гамаль Абдель Насером, помнят и русский язык — от контактов со строителями и советскими военными, наполнявшими Египет. Темпераментные египтяне много жестикулируют, поэтому язык жестов всегда помогает понять друг друга. Культура Египта основана на восточных традициях, поскольку Египет находится на Ближнем Востоке. Независимо от того, мусульманин он, или копт, коренной египтянин очень религиозный человек, а религиозные принципы здесь управляют в ежедневной жизни. Наравне с религией, здесь очень распространен культ семьи и детей. Каждый член семьи несет большую ответственность за целостность семьи и за поведение других членов этой семьи, таким образом создавая такую атмосферу в семье, которой завидовали бы много людей на Западе. И как результат, Каир намного безопаснее самой безопасной европейской столицы. И все же, когда люди с Запада посещают Египет, они часто опасаются за свою жизнь и здоровье. Их взгляды на враждующих египтян и арабов, которые формируются под влиянием недобрых и несоответствующих реальности историй СМИ, часто не имеют никакого отношения к действительности. Путешественники часто удивляются дружественному и гостеприимному приему и обязательно увозят домой хорошие воспоминания о Египте и его населении.
203
Набожные мусульмане не употребляют алкоголь, хотя при этом не возражают против умеренного его потребления другими. Если вы сомневаетесь, пить или не пить, то лучше спросите разрешения. В дополнение к запрещению алкоголя, верующие не употребляют наркотики и не едят свинину, которую считают грязной едой. Материалы, несущие явный сексуальный характер — журналы, фотографии, видео или литература — являются незаконными и подлежат конфискации. Имейте в виду, что обращение в другую веру незаконно в Египте. Иностранцев, активно работающих над приобщением египтян к другой вере, попросили уехать из страны. Помните, что почти все египтяне — консерваторы и делятся на мусульман и коптов. В Египте есть определенные ограничения и правила для женщин. Например, очередь за билетами будет разделена на две линии — мужчин и женщин. При посадке в транспорт, женщины также должны становиться в отдельную очередь и занимать передние места в салоне. В метрополитене первый вагон обычно предназначен исключительно для женщин. Для мужчины заговорить с незнакомой египетской женщиной — значит, нарушить этикет. Будьте очень внимательны и уважительны к женщине в разговоре, потому что многие семьи еще следуют древним традициям. На территории гостиницы можно одеваться по собственному усмотрению, но выходя в город, помните, что Египет — страна исламская, люди здесь верующие, традиции — пуританские. Оголенные плечи и мини-юбки не уместны для уличных прогулок. Лучше всего надеть длинную юбку и блузку с закрытым воротом. Гид уложился в полчаса со своим рассказом и тут же, после получения денег от Арика, спросил его о том, не хочет ли он осмотреть достопримечательности Каира в течение 4 часов с почасовой оплатой в 30 фунтов на микроавтобусе. Арик понял, что за получасовой рассказ он переплатил вдвое. Человек сообщил, что микроавтобус принадлежит его дочери, и она же будет за рулем, если Арик согласится. Арик оставил свой телефон в номере этому человеку и попросил его позвонить завтра в 22 часа вечера, чтобы получить ответ. Арик хотел определиться с перечнем достопримечательностей и с маршрутом экскурсии так, чтобы закончить ее в назначенном месте встречи. Ему нужно было попасть в район, который назывался Насер-сиги, и там, на улице Эль-Халили, найти химчистку-прачечную, где и должен был произойти контакт. Арик вернулся в отель, купил в сувенирном киоске карту Каира и попытался найти район Насер-сиги. С большим трудом ему это удалось. Просидев в прохладной ванне около часа, Арик закутался в белый махровый гостиничный халат с эмблемой отеля и включил телевизор в ожидании звонка гида. Пабло, так его звали, позвонил ровно в 10 вечера. Арик согласился на экскурсию с условием, что она пройдет с 6 до 11 часов утра, когда более прохладно, и еще раз
204
справился у Пабло о стоимости экскурсии. Договорились на ту же цифру в 30 фунтов за час: в тот день, 13 июля, курс был 4,5 LE = $1. Такие деньги Арик мог потратить, и они условились о встрече возле входа в отель на 6.30 утра. Арик проглотил кофе с рогаликом в баре отеля и вышел на улицу. Микроавтобус марки «Форд-Транзит» грязно-белого цвета был старым, но внутри сиял чистотой. За рулем сидела одетая в длинную юбку и кофту с длинным рукавом блондинка среднего возраста. Она приветливо кивнула Арику, сказала, что ее зовут Мария, и предупредила, что отец сядет в машину через два квартала вдоль по этой улице. Арик подумал, что имеет дело с семьей выходцев из Италии, но из понятий приличия не стал переспрашивать. Машина выехала на середину дороги и не быстро поехала вдоль открывающихся одно за другим кафе, магазинчиков, лавочек с орехами и сухофруктами. На одном из углов Мария резко подала машину вправо и, чуть не столкнувшись с соседним мотороллером, встала прямо на углу перекрестка, загораживая другому транспорту поворот. Тут же начался вой сирен и сигналов, но женщина не обращала на это внимания и спокойно ждала своего отца, который тоже не очень торопясь забрался в микроавтобус. Сначала поехали в Гелиополис. Арику воображение уже рисовало картины «Обители Солнца» Древнего Египта (Гелиополиса, как назвали его древние греки). Но автомобиль въехал в благоустроенный район, застроенный, главным образом, виллами в итальянском и марокканском стиле — просторные балконы, внушительные фасады из желтоватого камня, бульвары, засаженные пальмами и акациями. Хоть и Гелиополис, но, оказывается, не тот, не фараоновский. Настоящая же Обитель Солнца, куда ездили помолиться и посоветоваться со жрецами Хеопс, Рамзес II и другие, менее известные фараоны, давно покоится под многометровой толщей нильского ила. Там, где стояли храмы, посвященные богу Ра, сейчас кварталы не самого благоустроенного каирского района Матария. Матарийские «хрущобы» не имеют ничего общего с великолепием старого языческого Гелиополиса. Когда машина резко поднялась наверх, на хайвей, ведущий в центр города, немного захватило дух. В том числе, от панорамы Каира, над которым микроавтобус как будто парил. Мария вела машину как заправский автогонщик. Чуть ли не на расстоянии вытянутой руки мимо проносились дома в викторианском стиле (наследие англичан) с балкончиками и деревянными ставнями-жалюзи. Каирцы, в основной массе, народ небогатый, а кондиционер — роскошь, доступная далеко не всем. Поэтому жалюзи — неплохое средство спасения от жары. Машина ехала на хорошей скорости, но ее то и дело обгоняли местные лихачи, выделывая немыслимые пируэты. Старенький, но резвый «пежо» производил обгон так близко, что своим боковым зеркалом разбил зеркало микроавтобуса.
205
Вполне обычная, как выясняется, ситуация. При остановках на светофоре машину атакуют толпы чумазых ребятишек, выпрашивающих бакшиш: «Подари 25 пиастров, мистер, и Аллах даст тебе семь миллионов фунтов». Арик раздал несколько мелких монет. Пабло посмотрел на него скептически, но ничего не сказал. На следующем перекрестке ситуация повторилась, и Арик понял, что пожелание семи миллионов фунтов — такая же условность, как «семи футов под килем». В центре города Мария остановилась перекусить, а Арик в сопровождении гида отправился пешком в стандартный туристический маршрут. То и дело он сверялся с часами, боясь опоздать на встречу, которая, как обычно, была запланирована на интервал между 10 и 12 часами утра. Пабло его успокоил и сказал, что он не умеет опаздывать. Он предложил Арику дождаться его, пока тот не проведет нужную ему встречу, но Арик отказался категорически. Гид пожал плечами, однако уговаривать Арика не стал. Плавно переходя от трущоб к современным кварталам, протолкавшись в центре до 9.45 и осмотрев массу коптских, мусульманских и старых европейских достопримечательностей, Арик попросил отвезти его в Насер-сиги. Этот район находился по дороге в аэропорты. Ничего особенного — обычный благоустроенный спальный район большого города для среднего класса. Приехав на нужную улицу, Арик расплатился с гидом и отправился вдоль улицы искать нужный ему номер дома 45. Это оказался двухэтажный магазин, на правом углу фасада которого висела вывеска химчистки-прачечной с изображением пачки стирального порошка.

Вход в прачечную находился за углом. Дверь была прикрыта. Арик потянул ее на себя и вошел в помещение, где сильно гудел старый кондиционер и натужно шлепали и вибрировали машины чистки и стирки. Слева от входа стояла длинная вешалка с уже готовой к выдаче одеждой. Справа от входа, вплотную друг к другу стояли два больших стола. За столом сидел немолодой темнокожий араб со щеточкой седых усов под длинным мясистым носом. На голове у него была турецкая феска кирпичного цвета. Больше в помещении никого не было. Арик вынул из своей наплечной небольшой сумки белую безрукавку с большим желтым масляным пятном на груди. Этот реквизит он получил еще в Москве. Арик по-английски спросил:

— Можно почистить такое пятно?

— А каким маслом вы испачкали? — уточнил араб.

— Оливковым, — ответил Арик.

— Хорошо, посмотрим, — ответил хозяин химчистки.

Обмен паролем состоялся благополучно. Мастер взял безрукавку и вышел с ней в соседнее помещение. Арик подвинул поближе к кондиционеру стул и сел в ожидании. Через 15 минут человек возвратился и, отдавая назад вещь с пятном на прежнем месте, сказал:
206
— Сожалею, но ничего сделать не могу, очень старое пятно.

Арик попрощался, сунул безрукавку назад в сумку и вышел наружу. Там он подождал такси и на нем возвратился в отель. Было время ланча. Термометр показывал +35 в тени. Никуда больше выходить не хотелось. Арик принял ванну после довольно потной экскурсии, пообедал, и до вечера, до отъезда в аэропорт уже никуда не выходил. Он возвратился в Москву ранним утром. Над городом висели облака, собирался дождь. Дмитриев его встретил. Арик отчитался, как обычно, получил дежурную похвалу и на следующий день из аэропорта «Домодедово» вылетел на полуостров Камчатку.

Август-ноябрь 1989 года
Новый объект — секретную лабораторию открыли в августе. Весь август опробовали инженерные системы отопления, вентиляции, водоснабжения, вытяжки вредных паров и газов, электроснабжения центрального и запасного от дизеля, газовых баллонов, кислородной станции, многократно проверяли работу пожарной и тревожной сигнализаций в зданиях и по охраняемому периметру. Отлаживали функциональную деятельность медицинских научных приборов и специальных систем. Осваивали работу электрических котлов в столовой для персонала, демонстрационную и кинотехнику в конференц-зале, телефонных и телетайпных линий (компьютеров и мобильной сотовой связи тогда еще и в помине не было), отрабатывалась система охраны служебными собаками и так далее. Для проведения такой кропотливой работы из Москвы приехала бригада инженеров и специалистов, которые разместились в новой гостинице для персонала внутри охраняемого объекта. Арик и его заместители получили от начальника режима специальные пропуска на объект — в случае служебной необходимости, причем Арик имел постоянный пропуск при себе, а пропуска заместителей хранились на проходной лаборатории. Только режимная служба проживала на территории совхоза и была укомплектована военнослужащими из Камчатского управления КГБ. Настоящая работа началась в сентябре, когда инженеров и техников сменили ученые нескольких узких медицинских и биологических специальностей. Большинство научных работников — мужчины; женщин — меньше вполовину. Одна полугодовая вахта насчитывала около 150 человек научного и технического персонала лаборатории. Каждая дежурная полугодовая смена
207
возглавлялась двумя профессорами. Для дежурной научной смены был заранее продуман план культурно-развлекательных и спортивных мероприятий: экскурсии, культпоходы в театр, восхождения на вулканы, лечебные ванны на горячих камчатских источниках. По линии охраны здоровья, все сотрудники были прикреплены к поликлинике УКГБ в областном центре. Для их нужд были выделены: автобус марки КАВЗ на базе грузовой автомашины, микроавтобус, грузовик и легковой УАЗ-469. Сотрудники размещались в служебной гостинице по два человека в номере. Исключения были сделаны только для профессоров: начальника смены и главного ученого смены, — они жили в одноместных номерах. В гостинице была организована приличная библиотека, а также на каждом этаже в холле стоял цветной телевизор для желающих. Политическую работу обязан был проводить замполит совхоза, но это была сущая формальность: политработник зачитывал по понедельникам пятиминутную информацию, и все. Но в те времена это было обязательным. Как Арику и было обещано, его включили в штатное расписание на половину ставки старшего научного сотрудника отдела экспериментальной биологии с виварием и возможностью свободного посещения. Виварий был небольшим, он предназначался для работы только со стерильными и генетически чистыми линиями мышей, крыс, кроликов и морских свинок. В задачу отдела входила апробация различных штаммов бактериальных культур, получаемых в лаборатории, на животных. Новые партии животных привозили раз в полгода самолетом вместе с новой сменой ученых. Арик ломал голову над тем, как преобразовать какой-либо раздел своей диссертации и адаптировать его к возможностям и темам новой лаборатории и конкретно отдела, в котором числился. Толком ничего в голову не приходило, поскольку сама тематика была в корне различной. Наконец, после длительных раздумий, Арик обратился к научному руководству лаборатории, к своему начальству в главке в министерстве и договорился о том, что военный совхоз заключит временный договор на полгода со зверосовхозом, где Арик работал ранее, на постановку одного эксперимента на норках. Речь шла о липидном обмене в печени зверей с применением антиоксиданта дилудина при кормлении для последующего микробиологического исследования ткани печени при получении норками болезни, называемой «лимонной печенью». Это уже совпадало с темой диссертации и могло получиться. Остаток августа и сентябрь, помимо ежедневной хозяйственной деятельности, Арик занимался организацией своего эксперимента в зверосовхозе. Отношение там к нему уже было неплохим. Многие аборигены, в конце концов, поняли, что он был прав, когда боролся с бесхозяйственностью, пьянством и воровством. Опыт удалось поставить на 1500 головах молодняка текущего года рождения,
208
провести его в течение следующего года и в период забоя в 1990 году получить хорошие результаты. Затем Арик отдал все препараты печени в лабораторию, где совместно с научными сотрудниками отдела микробиологии получил неплохие результаты, дававшие основание защищать работу окончательно. Эти результаты нового опыта он отослал в ученый совет НИИПЗК, где хранилась диссертация, для присоединения к предыдущим материалам. Пришлось переписывать автореферат, рассылать его для отзывов оппонентам.

Арик написал статью по полученным результатам и отправил ее в профильный журнал. Но, как показали дальнейшие события, до фактической защиты работы и получения искомой научной степени кандидата сельскохозяйственных наук должны были пройти еще 4 года. Арик защитился в июле 1994 года на ученом совете, состоявшем из 11 человек, из которых четверо были профессорами, докторами биологических наук, пятеро — профессорами, докторами сельскохозяйственных наук и двое — кандидатами наук. Ни одного «черного шара», то есть голоса «против», работа Арика не получила. От поступления в аспирантуру и до защиты диссертации Арику потребовалось ровно 20 лет! Совершенно ненормальный показатель. .

Продолжение следует

Иллюстрация: islamosfera.ru улицы Каира

Поделиться.

Об авторе

Александр Забутый

Академик , профессор, доктор сельскохозяйственных наук( Ph.D.Animal science); главный редактор и издатель журнала

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.