Авраам Шейнкман. Эти странные 55.

0

Фото: Анкоридж / США /
goroda-mira.com

Февраль 1992 года

Первый технический рейс по новому маршруту «Аэрофлота» Магадан—Анкоридж—Ванкувер—Сиэтл был запланирован на 10 февраля. Арик получил новое задание для получения почты в Сиэтле от нелегала и должен был это сделать, находясь в составе технической группы, вылетавшей для апробации маршрута. В этот раз Арик получил документы на имя Спиридонова Марата Ивановича, сотрудника Дальневосточного НИИ океанологии и рыбного хозяйства. Забегая вперед, полезно сообщить читателю, что первый пассажирский рейс вылетел из Магадана в Анкоридж 27 июля 1992 года, но по маршруту Магадан—Анкоридж—Сиэтл без посадки в Ванкувере. Три технических рейса, выполненных с февраля по июль, показали неудобство и нерентабельность посадки в Ванкувере. Арик летел первым техническим рейсом, как сказано было выше. В феврале 1992 года постоянно пуржило. Все самолетные рейсы откладывались. Все крупные города Дальнего Востока, где имелись аэропорты, были парализованы. Из Петропавловска-Камчатского в тот год за границу самолеты еще не летали. На весь восток только в Магадане и в Хабаровске были заграничные таможни, поэтому оттуда и планировались пассажирские рейсы. Еще 7 февраля Арик находился в аэропорту «Елизово», откуда вылет в Магадан задерживался по метеоусловиям. Три дня прошли в поездках по маршруту «аэропорт—16-й
250
км—аэропорт». Арик сидел дома у телефона и ждал вылета, руководя работой своей компании на расстоянии. Наконец-то 10-го февраля вылет состоялся и, прилетев в Магадан — столицу Колымского края, не выходя из здания аэропорта, Арик разыскал ответственных за вылет в Анкоридж лиц и записался в «полетный лист» как член экипажа. Никто никаких вопросов ему не задал, поскольку имя Спиридонова М.И было заранее вписано «комитетским» начальством. Таких как Арик служебных пассажиров было в самолете 29 человек. В основном, специалисты московского и магаданского аппаратов «Аэрофлота» и журналисты, которые должны были отражать перспективы нового рейса. Арику досталось место у окна в 12-м ряду второго салона, что позволяло видеть окрестности по пути. Соседей по креслам рядом не было. Они сидели через проход в том же ряду, впереди и сзади. Самолет был полупустым, и это радовало, потому что давало шанс отдохнуть в полете, не отвлекаясь на ненужные разговоры, с которыми к Арику почему-то в самолетах и поездах всегда приставали попутчики. Таможня ни к кому не придиралась, ничего не искала, просто оформила документы на всех пассажиров сразу, и все. Полузамерзшая инспекторша пожелала всем хорошего пути и убежала греться в свою бытовку. В тот день в Магадане было «тепло» — всего минус 30 градусов по Цельсию. И то только потому, что выпал снег. А так обычно в этом регионе температуры зимой минус 40-45 градусов ни у кого удивления не вызывали — «солнечный Магадан», одним словом. Самолет ИЛ-62 летел до столицы Аляски около шести часов. Нужно было только пересечь Берингов пролив. Ничего особо интересного Арик за окном не видел и устроился подремать, вытянув ноги на два сиденья справа. В Анкоридж прилетели около часа дня. Время было почти тем же, что и на Камчатке, но на один час раньше. Самолет встречали уполномоченные представители управления гражданской авиации США и штата Аляска. Делегацию россиян посадили в автобус и повезли в отель «Anchorage Downtown», где их разместили, накормили обедом и в конференц-зале провели пресс-конференцию, посвященную первому рейсу из России на Аляску. Представляли друг другу только чиновников от авиации и журналистов. Арик спокойно просидел все время в зале в числе еще десятка таких же, как он, второстепенных участников перелета. Анкоридж (англ. Anchorage) — город в США, расположенный в юго-восточной части штата Аляска. Население — свыше 275 тыс. человек. Является крупнейшим городом на Аляске, здесь проживает примерно 2/5 населения штата. Основан в 1915 году. Крупный транспортный узел (порт). Столицей штата является город Джуно с населением около 30 тысяч человек. Аэропорт Анкориджа — самый загруженный в США. По грузообороту он занимает
251
четвертое место в мире после ташкентского и аэропортов Швеции и Канады. В университете Анкориджа есть авиационный факультет, где готовят диспетчеров для аэропорта. Там же установлен самый дорогой в США тренажер-имитатор кабины «Боинга-747», в которой, благодаря панорамной системе экранов, создается полная иллюзия движения по взлетной полосе, взлета и посадки, причем местность на экране соответствует реальной в окрестностях аэропорта. Рядом с главным аэропортом расположено озеро для частных гидросамолетов, которое является крупнейшим озером-аэродромом в США. В окрестностях города Анкоридж также расположена крупнейшая в стране военно-воздушная база США. Всего на Аляске зарегистрировано 9500 пилотов и 9750 самолетов (из них 3900 самолетов в самом Анкоридже). Штат расположен на крайнем северо-западе североамериканского континента, отделен от Чукотского полуострова (Россия) Беринговым проливом, на востоке граничит с Канадой. Состоит из материковой части и большого числа островов: архипелаг Александра, Алеутские острова, острова Прибылова, остров Кадьяк, остров Святого Лаврентия. Омывается Северным Ледовитым и Тихим океанами. На Тихоокеанском побережье — Аляскинский хребет; внутренняя часть — плато высотой от 1200 м на востоке до 600 м на западе; переходит в низменность. На севере — хребет Брукс, за которым расположена Арктическая низменность. Гора Мак-Кинли (Денали) (6194 м) — самая высокая в Северной Америке. Есть действующие вулканы. В горах ледники (Мейлспин). В 1912 году, в результате извержения вулкана, возникла Долина десяти тысяч дымов. Северную часть штата покрывает тундра. Южнее расположены леса. В состав штата входит остров Малый Диомид в Беринговом проливе, расположенный на расстоянии 4 км от острова Великий Диомид (о. Ратманова), принадлежащего России. На Тихоокеанском побережье климат умеренный, морской, относительно мягкий; в остальных районах — арктический и субарктический континентальный, с суровыми зимами. В окрестностях высочайшей горы США Мак-Кинли расположен знаменитый Национальный парк Денали. Эти сведения Арик почерпнул из экскурсии по Анкориджу, проходившей после пресс-конференции уже почти в сумерках. Экскурсия заняла всего час времени на автобусе. Проводил ее плохо говоривший по-русски потомок казаков — покорителей Аляски, православный священник, служивший в местном храме. Несмотря на крайнюю провинциальность и оторванность от метрополии, штат Аляска имеет самую большую площадь в США — 1 717 854 кв.км. Населения же всего около 700 000 человек. Этот штат 49-й по счету в стране и образован в 1959 году.
252
Все основные указатели дублируются на английском и … японском языках.

Как Арику рассказали позднее, японцы убеждены, что увидеть северное сияние — означает привлечь к себе счастье. Поэтому больше половины всех туристов на Аляске — японцы. Особенно много новобрачных молодых пар, которые свято верят, что если ребенок был зачат под северным сиянием, то всю жизнь ему будут сопутствовать благоденствие, успех и удача. Зима в том году на Аляске была необычно холодной, такой не было 20 лет! В феврале в Анкоридже было минус 40 по Цельсию, в городе прохожие надевали на головы зимние шапочки-маски с прорезями для глаз и рта, чтобы не обморозиться на улице. В газете обсуждался вопрос, можно ли в такой маске зайти по делам в банк или магазин? За всю зиму было всего две пурги. Отчасти поэтому следующий день Арик посвятил осмотру двух достопримечательностей — Музея истории и искусства и Музея истории православия Аляски. Остальные члены делегации занимались по своим планам: авиаторы — с авиаторами, журналисты осматривали город и начали что-то писать. Позавтракав в отеле, Арик сначала отправился в музеи. Центр города очень чистый. Очень правильный. Очень логичный. Авеню с номерами вдоль, улицы с буквами поперек. Окрестности города мало чем отличались от пейзажей Камчатки. Те же сопки, те же хвойные леса, те же проплешины между сопками, занесенные глубоким снегом. По словам хозяйки гостиницы, жизнь в городе не начинается раньше 10 утра. Оказалось, не совсем так. В небольшой часовне, в одном здании с Русским музеем православия, уже закончилась служба. Войдя в это длинное зеленовато-желтое сооружение со стороны музея, Арик оказался перед прилавком, где одновременно предлагались открытки с изображениями православных церквей Аляски, булочки и книги. За 1 доллар тут же предлагался «chai». Собственно вся экспозиция разместилась в одном длинном коридоре. Здесь были и старинные уже поблекшие иконы, и облачение священника, судя по табличке рядом, принадлежащее еще Иоанну Вениаминову, и недавно изготовленная ряса, расшитая бисером в традиционном тлинкитском стиле. Небольшой шкаф с книгами по истории православия на Аляске. Компьютер в соседней комнате. Вся экскурсия по музею заняла около 30 минут. Потом Арик дошел до Музея истории и поразился: вот где поставлено музейное дело! Огромное здание, где Арика больше всего потряс тотемный столб в холле музея и шикарный ресторан на первом этаже с фонтаном посередине. В первом зале — работы местных художников, главным образом, пейзажи Аляски. Дальше расположен большой монитор, по которому каждые 10 минут повторяют короткие ролики про традиционные ремесла тлинкитов, алеутов, алутик и атапасков. Но самое главное сокровище на втором этаже — высоченные витражи с
253
реконструкцией сцен жизни всех коренных народов Аляски. Проведя часа четыре в музеях, Арик отправился в отель звонить в свою фирму, беспокоясь о текущих делах. Вечер он провел в компании московских журналистов газет «Известия», «Комсомольская правда» и «Вечерняя Москва», освещавших технический рейс. Вылет в Ванкувер планировался на следующий день на 8 часов утра. Международный аэропорт Ванкувер находится на морском острове Ричмонд в 10 км к югу от самого города. Прилетевшую делегацию разместили в туристическом отеле «Executive Express» класса 2 звезды в центре делового района Ричмонда, рядом с международным аэропортом. От отеля до Ванкувера можно доехать за 20 минут и за такое же время доплыть на пароме до водопада Виктория. Поскольку план пребывания делегации повторялся, то есть снова была прессконференция с деловым завтраком, то Арик решил не тратить на это мероприятие время и отправился к парому, чтобы посмотреть на всемирно известный ботанический сад Бутчарт, находящийся в городе Виктория — столице Британской Колумбии. Арик был приятно удивлен классическим английским шармом Виктории: внутренней Гавани, здания Парламента, фасада «Эмпресс-Отеля». Виктория — город весь в вечнозеленых растениях, сочных и буйных, несмотря на февраль. Погода была мягкой, плюсовой и влажной. Арик провел в городе весь день, а вечером смотрел в отеле телевизор и переваривал дневные впечатления. На следующий день утром все вылетели в Сиэтл, и Арик быстро понял, почему в регулярные пассажирские рейсы Ванкувер включен не будет. Этот вопрос живо обсуждался в самолете авиационными начальниками: потому что лететь в Сиэтл было очень близко, и затраты на посадку—заправку—пошлины аэропорту—взлет делали этот вариант экономически невыгодным для «Аэрофлота». Главный международный аэропорт в Сиэтле называется «Такома». В городе с населением около 2,5 миллионов человек есть еще два аэропорта. В Сиэтле, конечном пункте технического рейса, делегации предстояло провести три дня до вылета назад в Россию. Это устраивало Арика и тех, кто запланировал ему эту командировку. По информации начальства, контакт с передачей посылочки должен был состояться в первый же день прилета в Сиэтл. Нудный однообразный график пребывания делегации вполне позволял побыть одному и посмотреть городские достопримечательности. Арик устроился вместе с остальными членами делегации в 3-звездном отеле «Mediterranean Inn», расположенном несколько в стороне от делового центра города, но зато в 600 метрах от «Тихоокеанского научного центра», куда теоретически он был командирован, и в 700 метрах от административного центра города — мэрии. Отель был довольно старым, и в нем не было организовано питание постояльцев.
254
Время приближалось к 14 часам, и пора было подумать о выполнении задания, а об обеде и прочем — потом. Встреча и контакт были назначены в даунтауне в районе небоскребов. В Сиэтле практически все живут в частных одноэтажных домах, так называемых residential area. Улочки в таких районах очень узкие, напрочь забитые автомобилями с двух сторон, так что двум машинам не разъехаться. Небоскребы есть только в даунтауне, как и во всех американских городах. Сиэтл фактически сросся с соседними городами и деревнями. В нем относительно хорошая сеть городского транспорта. Есть автобусы и троллейбусы, и даже монорельс в центре города. По даунтауну проезд бесплатный в пределах ride free area (обозначена на картах города). В городе очень много развлечений: театры, кино, парки, аттракционы, море (залив Тихого океана) и озера — штат Вашингтон богат природными достопримечательностями, привлекательными для любителей outdoors и recreation: национальные и прочие парки и леса, водопады, огромные горы и горнолыжные трассы. Дорожный трафик — один из самых высоких в Штатах, в силу высокой плотности населения и доступности автомобилей. В 100 км от города высится заснеженный пик вулкана Рейнир высотой 4400 м. Тихий океан создает мягкий приморский климат на побережье. Озеро Вашингтон красиво и знаменито двумя плавучими мостами с прекрасными многополосными шоссе на них. Арик приехал в даунтаун на автобусе, порасспросив прохожих. Там он нашел нужную улицу Пионеров Запада и на ней маленький уютный ресторан «Штат Вашингтон». К назначенному часу встречи он сидел за столиком у окна кафе левым боком к улице и держал перед собой газету «Сиэтл Таймс», которую заранее купил в киоске. Он пил апельсиновый сок и ждал встречи с неизвестным ему человеком. К назначенному времени никто не пришел. Арик заказал себе грибной суп и стейк с картофелем, чтобы протянуть время, а заодно и пообедать. Через полчаса время вышло, но никто не появился. Арик начал волноваться. Он доел обед и вышел на улицу. Теоретически он не должен был переживать. Инструкция регламентировала встречу в условном месте, в условный день и час, с условными внешними признаками и словами. Раз никто не пришел — это не его забота. Он-то сам был на месте. Остальное его не касалось. Но личная дисциплина и добросовестность заставляли его думать, что он не выполнил задания руководства. Однако противопоставить этому было нечего, и Арик ушел побродить по городу, чтобы успокоиться. Два следующих дня он провел в экскурсиях и осмотре достопримечательностей Сиэтла. Город Арику очень понравился во всех отношениях. Обратный путь в Магадан и на Камчатку прошел без особых событий. По приезде домой, Арик позвонил в Москву и доложил
255
о том, что задание не выполнено и спросил кому отдать письменный отчет. На следующий день он встретился с Котельниковым и подробно рассказал и письменно описал события. Котельников сказал Арику то, что он про себя думал еще в Сиэтле:

— Не переживай, Михалыч. Ты же был на месте вовремя, а остальное нас не касается.

На том и разошлись. Арик поехал в уже работающий банк «Содружество» по делам текущего обслуживания счета своей компании.

Март — май 1992 года
Фирму «Профит» внесли в деловой телефонный справочник Камчатской области. Это слегка льстило, но не очень обнадеживало. Арик корпел ежедневно по 12—14 часов в офисе, на переговорах с партнерами и в госучреждениях. При его самой жесткой самодисциплине времени на многое не хватало. Банк «Содружество» набирал обороты. Несмотря на то что у Арика там был третий по величине пакет акций, крупных кредитов он брать не мог из-за ограниченности кредитных ресурсов банка. Приходилось маневрировать между этим банком, «Агропромбанком» и еще привлекать партнерские кредиты для разворачивания своей бизнес-программы. В банке «Содружество» удалось договориться на покупку в США через израильского дилера двадцати двух аппаратов быстрого питания: вафель, хотдогов, блинов, поп-корна, пончиков, шпикачек. Об эксплуатации этих аппаратов Арик официально договорился со школами, техникумами и ВУЗами и разместил в столовых и буфетах по два-три аппарата «фаст-фуд», которые начали приносить наличную выручку. Для их обслуживания, развоза сырья, а потом и сбора денег, Арик организовал отдельный цех, купил автомашину-пикап, принял на работу 11 человек во главе с начальником этого цеха и обслуживающим персоналом. Банк «Содружество» выделил под это 100 тысяч долларов кредита на год, которые Арик вовремя отдал с процентами и еще заработал для фирмы около 20% чистой прибыли к концу марта 1993 года. В период оформления кредитных документов директриса банка долго рассказывала Арику о том, что она никак не может отремонтировать квартиру, не может купить или построить дачу и еще много чего не может. Арик понял и спросил, хватит ли 10% от получаемого кредита хоть на что-нибудь? Директри
256
са с удовлетворением отметила, что этих 10 тысяч долларов ей как раз хватит на хороший ремонт квартиры и новую мебель. Получив наличными первый транш кредита, Арик пригласил директрису в ресторан, где за обедом вручил ей конверт с взяткой. Та, нисколько не смущаясь, сказала, что с Ариком приятно иметь дело, что он с полуслова понимает все, что нужно, и что его фирма всегда может рассчитывать в будущем на помощь с ее стороны. Как читатель, вероятно, помнит, Арику, в пору его работы в колхозе в Латвии, а потом в совхозе, не раз приходилось делать подарки, оказывать услуги «нужным» людям, но с таким откровенным вымогательством наличных денег он встретился впервые. Что ж, время пришло другое… 10 марта после обеда в офис к Арику вбежал его взволнованный водитель. Он срывающимся голосом сообщил, что их машину «Мазду-6», стоявшую под окнами офиса на стоянке гостиницы, помял какой-то джип, из которого сейчас выйдут бандюки и поднимутся в офис к Арику выяснять степень ущерба. Арик попросил его успокоиться и сесть на диван. В дверь вошли два братка-качка в норковых шапках, в кожаных турецких куртках и в спортивных шароварах с лампасами по моде бандитов того времени. Арик, не вставая со стула, не здороваясь и не приглашая гостей сесть, спросил: — Чем обязан, пацаны? — Да вот твой водитель нашу машину помял. С тебя, хозяин, причитается 5 тысяч рублей за ремонт. Арик посмотрел на своего шофера: — Расскажи, как было дело, Витя. Водитель подробно разъяснил ситуацию с точностью до наоборот.

Арик сказал «браткам»:

— Во-первых, я своему сотруднику верю больше. Во-вторых, вы под кем ходите, ребята? Гости, рассчитывавшие «по-легкому срубить бабки», несколько озадачились.

— А тебе зачем? Заплати — и в расчете!

Арик начал злиться.

— Значит так, пацаны. Я для вас «вы», а не «ты». И пока не скажете, чьи вы, разговора не будет, тем более, что заплатить вы должны, а не я.

— Да мы под Бармалеем, — сказал высокий парень.

— А-а, — протянул Арик и вынул записную книжку. Он набрал номер и, когда абонент ответил, включил на телефонном аппарате кнопку громкой связи, что бы эти отморозки слышали.

— Александр Александрович? — спросил Арик.

— Да, я. А кто это? — Да Губенко тебя беспокоит,

— ответил Арик.
257
— Ой, Арон Михайлович, — радостно ответил мастер спорта по боксу, ранее сидевший у Арика в отряде на усиленном режиме за зубодробильную драку и оформленный Ариком на условно-досрочное освобождение через 2 года отбытого срока, за что тот был очень Арику признателен: есть разница — сидеть 4 года или только 2?

— Что случилось-то?

— Да вот, Саша, твои орлы помяли мне машину, но пытаются сделать виноватым моего водителя, да еще денег просят.

— А много запросили, Арон Михайлович? — 5 тысяч рублей.

— А как их зовут? Пацаны, стесняясь и переминаясь с ноги на ногу, уже готовились выйти из кабинета.

— А как вас зовут, ребята? — Колян и Санёк, — ответил первый.

— Пожалуйста, дайте трубку кому-нибудь из них, — попросил Бармалей.

Арик положил трубку на стол. Колян осторожно бочком приблизился к столу и взял телефон. Наверное, секретарь и другие сотрудники в офисе ни раньше, ни позже не слышали такого отборного мата по громкой телефонной связи. «Братки» скуксились и, стесняясь, вдвоем вытащили из карманов деньги и торопливо отсчитали те самые 5 тысяч рублей, которые четверть часа назад требовали себе. Пробурчав:

«Извините, мы не знали»,

они покинули офис фирмы.

Второй аналогичный случай произошел в апреле, когда началось таяние обильного камчатского снега. Весь Петропавловск был покрыт сплошной скользкой коркой гололеда. По краям улиц стекали грязные ручейки. Автомашины отчаянно буксовали и скатывались под разными углами к обочинам. Петропавловск-Камчатский стоит на сопках. В городе масса подъемов и спусков, зачастую довольно крутых. По случаю скверного состояния улиц, Арик пересел на свой старенький ГАЗ-69, который хорошо преодолевал подъемы и скользкие участки дорог. Арик сел на переднее сиденье рядом с вторым своим водителем Сергеем. Машина осторожно отъехала от гостиницы, где располагался офис, выехала на улицу Ленинскую и стала подниматься на горку слева. На вершине подъема, как раз напротив нового здания УВД области, с правой стороны улицы образовался затор под светофором. Какая-то машина «Жигули» со стертой резиной съехала вправо к тротуару и загородила всем дорогу. Арик приготовился ждать. Светофор менялся, но пробка не рассасывалась. Прошло минут 20. Внезапно все четыре дверцы «газика» одновременно распахнулись, и чьи-то крепкие руки стали выволакивать водителя и Арика наружу.

— Выходите, мать вашу! Нам нужна ваша машина! — прокричал над ухом кто-то.
258
Арик вырвался и оглянулся. Четыре уголовные полупьяные рожи с сигаретами в зубах явно решили прокатиться «на халяву». Один из нападавших показался Арику знакомым.

— А ну-ка, Сивер, полегче! — громко крикнул Арик.

Мужик, вытаскивавший водителя, резко остановился, отпустил его и, расправив руки, широко улыбаясь и пошатываясь, начал обходить капот машины, направляясь к Арику. Это был очередной бывший его «воспитанник».

— Гражданин начальник, извините, я вас не узнал сразу! Ну простите нас! Зарплату обмыли, а до общаги далеко. Вот мы тут и решили…

— Ну что вы, Алексей, решили опять сесть, но теперь уже за угон? Я бы на вашем месте поосторожней вел бы себя.

— Извините, Арон Михайлович! Мы пойдем, ладно?

Сивер свистнул своим дружкам, и они, покачиваясь на заплетающихся ногах, побежали через пешеходный переход на противоположную сторону улицы и скрылись за углом здания «Камчаткоммунпроекта». Странно, но факт, что прошлая должность Арика — «отрядный» — уже дважды его выручила в довольно критических ситуациях.

Продолжение следует.

Иллюстрация: Камчатский край
nesiditsa.ru

Поделиться.

Об авторе

Александр Забутый

Академик , профессор, доктор сельскохозяйственных наук( Ph.D.Animal science); главный редактор и издатель журнала

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.