Авраам Шейнкман. Эти странные 55.

0

Фото: kosh-ka.ru

Сентябрь 2000 — ноябрь 2002 года
Приехавший из Москвы давний знакомый представил Арику племянника, который в Москве занимался установкой и эксплуатацией детских игровых автоматов-аквариумов. Эти емкости были наполнены мягкими игрушками, которые за небольшую плату нужно было вылавливать краном-манипулятором. В Санкт-Петербурге таких аппаратов не было, и племянник, с подачи дяди, предложил Арику организовать сеть во всех районах города. Он посулил неплохую зарплату и снабжение игрушками, запчастями к автоматам и сервисные услуги. Арика насторожило то, что о документальном оформлении на эту работу речь не шла. Дело базировалось только на «черном нале». Но поскольку появился шанс увеличить свою зарплату более чем в два раза, Арик согласился — с условием, что выйдет из этой схемы как только захочет; вторым условием было то, что он ничего ни в каком случае подписывать не будет. Это гарантировало ему относительное спокойствие. Он становился старшим менеджером будущей сети автоматов. В его задачу входила абсолютно вся организация дела в городе, а также снабжение, связь с московским складом, примитивные учет, отчетность, но не сбор и передача денег. От этого он отказался в первый же день. Не хотелось иметь головной боли. Из охранной фирмы Арик уволился в течение недели, передал обязанности новому начальнику смены. К моменту увольнения Арика, в его подчинении уже работало 32 человека.
385
Но ситуация на «Самсоне» складывалась не в пользу той охранной фирмы, в которой Арик работал. Чеченцы медленно, но верно захватывали комбинат и выдавливали из него ненужные им структуры. Через три месяца после увольнения Арика директор — владелец фирмы скоропостижно скончался, и эту компанию совсем убрали с комбината, а вскоре она вообще перестала существовать. Но это случилось уже после ухода Арика.

Первым делом Арик в районе проспекта Суворова нашел и арендовал штаб-квартиру для московских бонз, приезжавших еженедельно за наличной выручкой. Они приезжали в пятницу утром, а уезжали в субботу поздним вечером, собрав деньги с арендаторов аппаратов. Почти каждый месяц московские гости менялись, что создавало впечатление неблагополучия в головной компании.

Но это не должно было Арика волновать. Второй задачей было найти склад и там же открыть свой офис. Арик нашел такое помещение в районе Загородного проспекта в старом деревянном строении. Аренда была невысокой, бытовые условия были не первоклассными, но работать можно было. Туда завезли из Москвы первую партию аппаратов и игрушек для них. Арик задумался о кадрах, об исполнителях. Это было очень не просто — найти людей, которым можно доверить материальные ценности на большие суммы, передать им их в аренду и эксплуатацию, обучить их основным приемам работы с этой техникой и условиями взаимодействия с владельцами и директорами мест дислокации самих аппаратов. Второй чрезвычайно серьезной задачей оказалось найти «проходные» и, в то же время, надежные места, где бы и поток играющих был, и где бы аппараты не разбили, не разграбили, не испортили. На подбор людей ушло два месяца интенсивной работы. Нужно было людей принимать, обучать и тут же пускать их в бизнес, требовавший быстрого соображения и оперативности.

Москва установила план поступления денежной выручки на каждый переданный аппарат и еженедельно требовала отчета. Если в течение трех недель человек не справлялся с планом, его безжалостно увольняли и требовали от Арика дать нового исполнителя. Зарплата Арика вместе с пенсией уже несколько превышала зарплату Юли и это, наконец-то, перестало его нервировать. Дело было не в соревновании зарплат, а в том, что мужчина должен зарабатывать больше, просто потому что он — мужчина. Полезно вспомнить, что в городе Санкт-Петербурге 20 районов. В первый год работы с этими аппаратами Арику удалось развить сеть в семи из них. К концу 2001 года их насчитывалось около 140 единиц, а к сентябрю 2002 года их было уже 250. В этом бизнесе под руководством и координацией Арика работало около 500 человек. Много было семейных пар, особенно молодых. Некоторые совсем побросали свою работу и переключились полностью на обслуживание игровых аппаратов мягкой игрушки. Вся эта сеть давала огромные наличные деньги каждую
386
неделю, и Арик начал подумывать о том, что такой отток наличности из города в Москву не останется незамеченным компетентными органами и что могут возникнуть серьезные осложнения для всех и для него самого. После того, что ему безвинно пришлось пережить, потеряв год жизни, не говоря уже обо всем остальном, он не мог себе позволить замараться чем-либо. В июле 2002 года Арик сообщил московским предпринимателям, что выходит из этого бизнеса. Те попросили порекомендовать замену. Арик дал им бывшего майора милиции, с которым познакомился в «Крестах» и который тоже был занят в этом деле уже больше года и все знал, а кроме того, хотел руководить в нем. Это никаких возражений не вызвало.

Арик сдал дела, и они с Юлей отправились в двухнедельное путешествие на теплоходе по каналам и рекам из Петербурга в Москву. Они хорошо отдохнули, набрались впечатлений и позитивных эмоций, а также окончательно решили уезжать на постоянное место жительства в Израиль. Это решение возникло не вдруг, не сразу, а выкристаллизовалось из всего комплекса событий, происходивших с их семьей. Немаловажную роль сыграло настроение Арика, который никак не мог реализоваться после несчастья, случившегося с ним. Места работы, которые у него были, никак, ни по одному параметру его не удовлетворяли. На последнем месте с работой менеджера сети игровых аппаратов он, несомненно, тоже справился, получал нормальную зарплату, но эта работа не приносила никакого удовлетворения и была просто опасной. Чем бы он занимался потом? При сложившихся в этом городе обстоятельствах, с его именем-фамилией никакой более-менее достойной работы он бы не нашел. Это был тупик. Можно было бы раскрутить свой бизнес, но где взять стартовый капитал? На работе у Юли не было особых проблем, но ей требовалось срочное и качественное медицинское обслуживание по ряду причин. Такого российская медицина предложить не могла. Как они тогда полагали, едут они не на пустое место — там живет вся семья Арика: родители, сестра с детьми и мужем — все-таки родные люди, есть где на первое время остановиться, есть от кого получить совет. Решили уезжать.

Арик прописался у Юли, получил два новых паспорта: внутренний и заграничный. При их получении он подвергся унижениям со стороны работников паспортного стола, но сдерживался и вынес все спокойно. У Юли с документами проблем не было. Поставили железную входную дверь, законсервировали остающиеся вещи. Записались в «Сохнуте» (Еврейское агентство) на курсы языка иврит. Но с учительницей не повезло: она оказалась абсолютно непрофессиональной, и они прекратили посещения, поскольку это была пустая трата времени.
387
Собрали все необходимые медицинские документы, документы об образовании, заполнили в консульстве Израиля на ул. Инженерной, 6, все необходимые анкеты. Правда, не обошлось тут без курьеза. Пригласившая их на собеседование заместитель консула, рассматривая документы, высказалась, что фамилия не еврейская какая-то — Губенко. Арик рассмеялся и спросил:

— А у вас, госпожа консул, фамилия еврейская?

Ее фамилия была Полищук. С той же самой Украины. На этом инцидент был исчерпан. Но вылезло другое «шило». К моменту отъезда, в браке Юля и Арик были всего два с небольшим года. Оказалось, что такой стаж вызывает сомнения у работников МВД Израиля. Они довели инструкцию всем консульствам и посольствам о том, что такие браки нужно притормаживать. Предложили Арику и Юле или жить в России, или выезжать Арику одному, а Юле потом. Этот вариант совершенно их не устраивал. Пришлось прибегнуть к помощи друга, у которого был контакт с депутатом израильского Кнессета, который очень быстро оформил депутатский запрос по поводу того, что важнее и главнее: закон о возвращении или ведомственная инструкция. Этот документ сыграл свою положительную роль, и бумаги оформили быстро.

Потом возникли сложности с ОВИРОМ, где Арику пытались напомнить, что он носитель государственных секретов, хотя все сроки вышли. Пришлось снова звонить Котельникову, он подключил свои каналы, и от Арика отстали, оформили на выезд. Все эти события портили настроение, нервировали, но Арик шел к цели. В конце концов, на начало ноября 2002 года были взяты билеты на рейс авиакомпании «Эл-Аль». Самолет вылетал около часа ночи. Юлю и Арика провожали только ее сестра с мужем. С собой в самолет взяли несколько сумок с вещами, а в салон — клетку с котом, и все. Выпили в буфете коньяка, попричитали, попрощались. Самолет был полупустым. В 2002 году уже не очень многие выезжали в Израиль на ПМЖ. Все, кто стремился туда, уже давно уехали. Арик не спал, потягивал прекрасный португальский портвейн и думал о своей прошлой жизни.

Ему шел 55-й год. Всю свою жизнь в СССР, а потом в РФ, он был патриотом страны. Получил прекрасное высшее образование и два диплома. Окончил аспирантуру и защитил диссертацию. Добросовестно и много работал. Получал неплохие результаты. Сделал некоторую карьеру. Воевал за ту страну. И чем все это для него закончилось? Какую благодарность он получил от государства российского? Страна и ее система растоптали его жизнь, его достижения, подпортили ему здоровье, отняли год жизни, гноили в тюрьме, лишили последних денег и заставили влезть в огромные долги. ЗА ЧТО? За его патриотизм? За его преданность? За старательность и добросовестность? За то, что он НИЧЕГО плохого в своей жизни не сделал? Только за хорошее?
388
Разве можно после всего этого продолжать положительно относиться к России? Он отдавал себе отчет в том, что в Израиле ему и его семье придется преодолеть массу сложностей, связанных с изучением нового языка, с трудоустройством, с бытовыми трудностями. Но отступать было некуда, да уже и незачем. Сидя в самолетном кресле, Арик дал себе слово больше никогда, ни при каких обстоятельствах, ни по какому поводу не пересекать границу этой страны.

Он вспоминал многочисленные и разнообразные события своей насыщенной и непростой жизни, которая пролетела как ветер, как ураган. Казалось, что только начинаешь жить, а уже скоро исполнится 55…
Как странно, что ему скоро будет 55!
Эти странные 55…

Публикация закончена.

При желании присылать отзывы, просим их направлять на адрес: parkhamada@inbox.ru

Иллюстрация: zagranportal.ru

 

Поделиться.

Об авторе

Александр Забутый

Академик , профессор, доктор сельскохозяйственных наук( Ph.D.Animal science); главный редактор и издатель журнала

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.