19 невероятно смелых еврейских женщин в истории еврейского народа

0

Фото: великие еврейские женщины: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD_%D0%91%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%B8

Автор Фрейди Познер

1. Мирьям

Мирьям родилась в Египте, когда евреи уже истомились в рабстве – были изнурены непосильным трудом, деморализованы и у них не оставалось надежды, что когда-нибудь жизнь войдет в иную колею. В довершение всего фараон приказал акушеркам, принимая роды, убивать всех еврейских мальчиков. Если кто-то вдруг выживал, его хватали и бросали в Нил. Отец Мирьям Амрам, который был главой поколения, чувствовал такую опустошенность в сложившейся ситуацией, что развелся со своей женой Йохевед, сказав, что «Израиль рождает напрасно». И в этой ситуации очень многие последовали примеру Амрама. Маленькая Мирьям, увидев это, смело сказала: «Отец, ты хуже фараона! Фараон приказал убивать только маленьких мальчиков, но ты решил, чтобы не было и девочек!» 1 Амрам прислушался к словам дочери и снова заключил брак с женой. Когда фараон постановил, чтобы убивали еврейских мальчиков, маленькая Мирьям, уже помогавшая матери в ее акушерском деле, наотрез отказалась выполнять приказ могущественного властелина, помогая детям родиться, а не убивая их, как это делала и ее мать. А когда на свет появился Моше, младший брат Мирьям, которому суждено было стать величайшим и самым известным еврейским лидером, чтобы сохранить ему жизнь, сначала было необходимо его спрятать. Но долго это делать было невозможно. Взывая о милости к Небесам, однажды его положили в просмоленную корзину и пустили по водам Нила. А Мирьям с верой и упованием следила издали, что будет дальше. Когда Батья, дочь фараона, вышла на берег реки, она увидела корзину, плывущую по воде, и чудом сумела ее поймать, а там оказался прекрасный младенец. Безуспешно Батья пыталась его накормить, когда он расплакался, но Мирьям, с ее изобретательностью и отвагой, оказалась тут как тут и предложила найти ему поскорей кормилицу среди евреек. А когда Батья согласилась, она привела к ней свою мать.

2. Рахав

Через 40 лет после Исхода из Египта еврейский народ был готов войти в Землю Израиля. А в городе Йерихо (Йерихон), занимавшем ключевое положение на пути к Святой Земле, жила женщина по имени Рахав, у нее был свой трактир прямо в городской стене. Она хорошо разбиралась в людях и была невероятно красива. Когда два еврейских разведчика прибыли в город, чтобы высмотреть его, и пришли к Рахав, ей сразу стало ясно, что это за люди. Она понимала, что их наверняка уже разыскивают солдаты царя Йерихо, и спрятала их на крыше,2 укрыв соломой, а преследователей направила по ложному следу. Разведчики смогли получить необходимые сведения и уйти невредимыми. В благодарность они пообещали Рахав, что, когда придет время покорить Йерихо, она с семьей не пострадает. Только для этого она должна была обязательно привязать к окну красный шнурок – это был знак, что дому и его жителям не следует причинять вреда. После завоевания Йерихо она приняла иудаизм и стала женой Йеошуа, лидера еврейского народа, которого благословил на исполнение этой миссии сам Моше Рабейну. (Мегила, 14б).

3. Рут

В период, когда судьи управляли Израилем (эпоха Судей), моавитянская принцесса Рут вышла замуж за сына выдающегося и очень богатого еврея, переехавшего в Моав из-за того, что у него на родине разразился голод (к тому моменту ее свекра уже не было в живых). Однако через некоторое время умер и муж Рут. Тогда ее свекровь Наоми, потерявшая мужа и обоих сыновей, посоветовала невестке вернуться в родительский дом, чтобы она смогла устроить свою жизнь, ведь у нее с мужем не было детей, да и обеднела семья. А Наоми, узнав, что в Израиле закончился голод, собиралась вернуться на родину. Но Рут отказалась расставаться с Наоми. При этом она сказала слова, которые потом узнали многие, и они навеки вошли в Танах: «Не проси меня покинуть тебя и уйти… обратно, потому что куда ты пойдешь – пойду и я, и где ты заночуешь, там заночую и я. Твой народ (это) мой народ и твой Бог – мой Бог. Где ты умрешь, там и я умру, и там похоронена буду. Пусть воздаст мне Господь и еще усугубит, если не разлучит меня с тобою (лишь) смерть!»3 Чуткая к духовному совершенству, очень верная, с большим благородным сердцем, она последовала за своей свекровью в Землю Израиля, где никого не знала и не было надежды, что она хоть что-то там будет иметь. В Израиле Рут с Наоми кормились тем, что моавитянская принцесса по своей воле ходила подбирать на чужих полях – это были остатки урожая, которые оставляли для нищих. Однажды в поисках пшеницы она зашла на поле Боаза, богатого, знатного родственника ее покойного мужа, главу поколения того времени, и, как всегда, стала подбирать колосья, даже не зная, чье это поле. Боаз сразу обратил внимание на ее скромность и благородное поведение. Он догадался, кто это, а до того уже слышал от людей, насколько невестка Наоми предана своей свекрови. Сказав слугам не обижать ее, а наоборот, связывая снопы, подбрасывать больше колосков, он присматривался к молодой женщине. Закончилось тем, что Боаз женился на Рут – и Всевышний щедро вознаградил ее за скромность, преданность и смелость. Благодаря союзу с Боазом она родила сына и удостоилась стать прабабушкой царя Давида (по линии его отца).

4. Яэль

Как сказано в Шофтим (Книга Судей), храбрая пророчица Двора привела еврейскую армию к победе над армией Кнаана. Но Сисре, военачальнику побежденных, все же удалось скрыться, пешком он добрался до шатра Хевера, кейнея, у которого был заключен мир с его страной. В то время в шатре была только жена Хевера, Яэль. Она пригласила Сисру, он попросил воды – она напоила его молоком. Сытное молоко усыпило усталого беглеца, который был на пределе сил, и он уснул богатырским сном. Тогда Яэль взяла молот и колышком от шатра пробила ему висок, пригвоздив к земле. Когда еврейский военачальник Барак, гнавшийся за Сисрой, прискакал к шатру кейнея, Яэль вышла ему навстречу и позвала: «Поди, покажу я тебе человека, которого ты ищешь» 4, – и показала мертвое тело. «И подчинил Господь в этот день Явина, царя Кнаанского, сынам Израиля», – сказано в книге Шофтим.

5. Эстер

В период изгнания между Первым и Вторым Храмами, когда многие евреи были сосланы в Персидскую империю, Эстер, оставшись без родителей, была принята в дом своего дяди Мордехая – в Персии он был главой еврейской общины. Вскоре случилось так, что могущественный властелин Персидской империи Ахашверош объявил, что ищет себе невесту, достойную стать царицей. Всех самых красивых и знатных девушек – кого по доброй воле, кого насильно – привезли во дворец, и среди них оказалась праведная Эстер. Никто не знал, что она еврейка. И Ахашверош выбрал именно ее. Он был заворожен ее величием и невиданной красотой. Самым влиятельным из всех министров Ахашвероша в ту пору был Аман. Он люто ненавидел Мордехая за то, что когда-то задолжал ему огромную сумму и даже стал его рабом. Теперь все трепетали перед Аманом, а Мордехай ему не кланялся, и это очень отравляло жизнь успешного карьериста. Тогда он задумал решить эту проблему с размахом – уничтожить евреев по всей Персии, и даже получил уже согласие царя, внеся в казну значительную сумму. Эстер в этой ситуации была вынуждена сыграть роль мужественного спасителя своего народа. Действуя самоотверженно, дерзко и в то же время очень мудро, рискуя жизнью так, словно идя по лезвию, она сначала спровоцировала ревность царя, оказывая честь антисемиту наравне с ним, а потом сказала Ахашверошу, что Аман хочет погубить ее саму и ее народ. Так его злодейский план был сорван, а Аман и все 10 его сыновей повешены. Каждый год в память о чудесном спасении мы празднуем Пурим, с благодарностью восхваляя Всевышнего и веру в Него смелой и мудрой Эстер.

6. Йеудит

По некоторым данным эта история произошла в период борьбы Маккавеев. Жестокий греко-сирийский военачальник Олоферн осадил город, оставив жителей без пищи и воды, чтобы они покорились ему и тогда его армии открылась бы дорога к Иерусалиму. Осада длилась почти месяц. Народ одолевали жажда и голод, и мудрецы уже думали пойти на переговоры с врагом. В этот момент перед ними предстала праведная дочь Первосвященника Йеудит, молодая и очень красивая вдова. Вдохновленная примером Яэли, убившей Сисру, с одобрения мудрецов она отправилась к самому Олоферну, взяв с собой служанку, корзину с соленым сыром и вином. Добившись встречи с ним, она пообещала завоевателю, что поможет ему получить контроль над городом, и так сумела его убедить в том, что она его верный союзник, что он стал ей полностью доверять. Даже захотел жениться на прекрасной еврейке. Три дня она ходила к Олоферну. На третью встречу, отослав всех слуг из своего шатра, он остался с ней вдвоем за трапезой. И в этот момент она подала угощения из своей корзины. Йеудит накормила Олоферна соленым сыром, а когда это вызвало у него жажду, допьяна напоила вином. Когда полководец впал в пьяный сон, Йеудит с молитвой на устах взяла его меч и отрубила голову. Эту голову они со служанкой спрятали в корзине и беспрепятственно вынесли из стана врага, чтобы, показав евреям, поднять их дух. А когда солдаты Олоферна обнаружили обезглавленный труп своего могущественного военачальника, страшная паника охватила армию – и все огромное войско разбежалось, в сущности, прокладывая евреям путь к победе над врагом. Эту историю обычно рассказывают в Хануку. В традиции ашкеназских евреев в память о подвиге Йеудит в этот праздник издавна принято, кроме картофельных оладий и пончиков, готовить молочные блюда и есть сыр.

7. Рахель (жена рабби Акивы)

У самого известного богача Калбы Савуа, который в последние годы Второго Храма был покровителем Иерусалима, выросла прекрасная, красивая и умная, дочь Рахель. Счастливый отец мечтал о зяте, любящем и знающем Тору. Но, когда его любимая дочь решила выйти замуж за Акиву – простого пастуха, потомка геров, он был страшно огорчен. Тот был неотесан и не любил мудрецов Торы, и все же Рахель его любила и видела в нем незаурядный потенциал. Вопреки желанию отца она вышла за него замуж, а Калба Савуа за это лишил дочь наследства, отказавшись даже видиться с ней. Живя в полуразрушенной лачуге, в ужасной бедности, укладываясь спать в лучшем случае на солому, Рахель твердо верила, что ее муж, посвятит свою жизнь Торе. И, чтобы наконец отправить его учиться, даже отрезала свои прекрасные косы, только бы выручить деньги. А Акиве было уже 40 лет. И вот Рахель осталась дома одна. Как бы ни старались лишить ее радости жизни нищета и насмешки соседей, это не влияло на ее дух – она была уверена, что ее любимый муж обязательно добьется успехов в Торе, и радовалась своей доле. Акива вернулся спустя 24 года – это был уже очень известный раввин, и перед тысячами своих учеников, которые следовали за ним по пятам, он объявил, указав на Рахель: «Вся Тора, которую вы приобрели, принадлежит ей». Рассказывают, в знак благодарности и любви Рабби Акива подарил своей Рахели лучшее из украшений – диадему «Золотой Иерусалим».

8. Шломцион (Саломея Александра)

Царица Шломцион из династии Хашмонаев жила в 139-67 гг. до н.э. Ее муж, царь Александр Янай своими делами посеял среди евреев Израиля хаос. А когда он скончался, согласно завещанию, престол был передан не одному из сыновей, а его вдове. Она стала одной из 2 женщин, когда-либо правивших в Иудее. Шломцион сделала Иерусалим главным местом своего пребывания и восстановила добрые отношения с учеными Торы – и это после того, как многих мудрецов ее покойный муж хладнокровно убил. Царица освободила из заключения и тех раввинов, которых ее муж заключил в тюрьму. Во время своего правления Шломцион укрепила города в Иудее и расширила армию, умело лавировала в политике, избегая вторжений врагов, в то время как их жертвами стали остальные жители этого региона. Шломцион правила Иудеей 9 благословенных лет, и в страну наконец вернулось, казалось, навсегда утраченное благополучие. К сожалению, после ее смерти ее сыновья Гиркан и Аристобул не смогли мирно договориться о том, кто займет престол, и в конечном итоге это привело Иудею к тому, что она потеряла независимость. Братом царицы был великий мудрец Шимон бен Шетах.

9 . Минна из Шпейера

Нескольким поколениям евреев долины Рейна Крестовые походы принесли неимоверные страдания. Первым городом, где они погибли от рук крестоносцев, стал Шпейер – это случилось в 1096 году. Поколение спустя, во время Второго крестового похода, евреям Шпейера снова был предоставлен выбор принять христианство или умереть мучительной смертью – и все равно они остались верны своей иудейской вере. Среди мучеников, погибших в те ужасные дни, была женщина по имени Минна. Из-за того, что она отказалась принять крещение, крестоносцы, провозглашавшие, что якобы «несут истину о Боге», отрезали этой маленькой женщине уши и язык.

10. Белла (Байла) Кац из Львова

Раввины того времени упоминают Беллу как «Бат Тора» – «Дочь Торы», ее блюстительницу, известную необычайно глубокими знаниями и благочестием. Ее называют «женщиной талмудической учености» – некоторые из ее постановлений сохранились до наших дней. Белла Кац жила в 16-17 веках и была дочерью раввина Исраэля бен Йосефа Эдельса, богатого человека, одного из руководителей львовского еврейства и евреев предместья. Современники знали ее отца как «благодетеля и жертвователя, почитателя раввинов, блюстителя заветов Торы». Через всю жизнь муж Беллы, великий раввин Йеошуа Фальк Кац, пронес благодарность тестю за возможность посвятить себя высокому служению и Торе. Сам Йеошуа Фальк – раввин из плеяды великих мыслителей золотого периода первых «ахроним»,6 выдающийся талмудист, алахист, крупнейший авторитет в области ритуала и права, кодификатор, глава большой львовской ешивы, в которой было множество студентов. Он стал учителем многих выдающихся ашкеназских раввинов, известен как «один из столпов образования в Польше и за ее пределами». Неудивительно, что столь выдающийся человек был главой своего поколения и даже одним из руководителей Ваада Четырех Областей. На его могильном памятнике благодарными учениками и общиной написано: «Гаон, праведник, увенчанный четырьмя коронами: венцом Торы, [священным] служением, [понятиями] возвышенного, обладанием доброго имени». Брак Беллы был очень счастливым, но в 1614 году муж Беллы скончался. Предельно скромно, но поистине подвижнически она прожила отпущенные ей еще четверть века. 17 лет продолжая оставаться во Львове, она занялась Торой, комментариями и стала признанным авторитетом в законах «нида» (законы семейной чистоты для женщин). Ребецн Белла представила 2 новых закона: относительно зажигания свечей на праздники и алаху, касающуюся ритуальной чистоты. Комментарии Беллы вошли в раввинскую литературу как «Руководства супруги СеМА». Один из их с равом Йеошуа Фальком сыновей (известно о троих), рав Йосеф-Йозпа, с большим почтением писал о своей овдовевшей матери так: она приняла на себя бремя каждодневных молитв — «первая на утренней молитве и последняя покидающая синагогу», стала вегетарианкой, не позволяла себе ни малейших удовольствий, ела, только чтобы поддержать жизнь, бескорыстно помогала бедным, больным, постоянно раздавала цдаку (пожертвования). Все самое лучшее, что можно сказать о женщине, любящей и знающей Тору, все это сказано о Белле ее детьми, внуками, правнуками, раввинами ее времени и другими современниками. За 8 лет до того, как подняться к Небесному Престолу, Белла предприняла трудное путешествие в Святую Землю, где в конце концов и закончила отпущенные ей дни, будучи 76-ти лет. Она удостоилась быть погребенной в 4 футах (примерно 1,2 м) от могилы пророка Зхарии7.

11. Донна Грация Мендес Наси

В девичестве ее звали Беатрис де Луна Грация Наси (еврейское имя Хана). Она родилась в португальском городе Лиссабон в 1510 году в зажиточной семье евреев, бежавших из Испании и скрывавших свою принадлежность к иудейской вере. Таких насильно крещеных уничижительно прозвали «марраны», то есть «заблудшие» (исп. marrar – «заблуждаться»). У Беатрис была светлая голова, она была доброй и деятельной, а кроме того, никогда не имела двух мнений относительно своего еврейства. В 18 лет она вышла замуж за 60-летнего дядю по материнской линии Франческо Мендеса Бенвенисте (сефардская еврейская фамилия), сказочно богатого торговца драгоценностями, специями, и благодаря мужу за годы брака приобрела бесценный опыт благотворителя и общественного деятеля. Овдовев, она унаследовала половину огромной торговой империи и с маленькой дочкой, сестрой и двумя юными дальними родственниками перебралась в Антверпен (сейчас Бельгия) – поближе к компаньону мужа, его младшему брату. Тот всегда помогал в бизнесе и теперь получил другую часть этой империи. Здесь полем деятельности донны Грации, как теперь называли Беатрис, в первую очередь стала помощь другим марранам – необходимо было спасать людей из лап инквизиции, и она использовала все возможности, чтобы переправлять семьи, а также их накопления в Европу. Португальский еврейский историк и поэт Самуил Ускве написал в ее честь стихотворение «Утешение Израиля», назвав ее «милостивой госпожой». Некоторые утверждают, что в Европе в то время не было женщины недворянского сословия настолько же богатой и влиятельной, как Грация Мендес. Благодаря своему капиталу и редкому умению договариваться она успешно выстраивала дружбу с миром благородных особ. Так что, когда инквизиция явила себя уже в Португалии, добравшись и до семьи Мендесов, пришлось задействовать самые серьёзные связи — португальского короля Жуана III и императора Римской империи Карла V. Донна Грация и ее близкие были вынуждены спешно покинуть Антверпен, бежав в Италию. Они добирались туда через Лондон, и мэр Антверпена даже отправил письмо Томасу Кромвелю с просьбой позаботиться о безопасности вдовы Мендеса и тех, кто с ней, так что все прошло благополучно. В Италии она помогала марранам спасаться от костров инквизиции, а еврейским торговцам – освобождаться из плена у пиратов Средиземного моря. И все же в конце концов ей и там было предъявлено обвинение в лицемерии с Церковью и тайном соблюдении иудейского закона. Как выяснилось, на Грацию донесла ее собственная сестра, предположительно, из-за денег, причем в тюрьме оказались обе. Но к счастью, и на этот раз Грации удалось бежать. Правда, освобождения она добивалась два года, и были задействованы самые высокие связи. Теперь дорога лежала в Ферраре, а позже в Стамбул. Отныне она больше не желала скрывать свое еврейство и звалась Хана Наси, но имя Донна Грация – «милостивая госпожа», летело впереди нее, передаваясь из уст в уста множеством людей то с благодарностью, то с надеждой, и даже вошло во всемирную историю. На свои средства она поддерживала книгопечатание, развитие религиозной жизни, помогала строить еврейские больницы и дома престарелых. В 1553 году благодаря ей был издан Танах на ладино («идиш» сефардов), который до сих пор известен как «Феррарская Библия». До наших времен дошли 2 экземпляра этой святой книги – один хранится в музее иудаизма в Нью-Йорке, а другой, факсимильная версия, в Иерусалиме. К выходу Танаха в Ферраре была выпущена золотая медаль с профилем благотворительницы. Понимая, что еврейская община в Израиле должна усиливаться, Донна Грация Мендес Наси практически арендовала у османского султана город Тверию, взяв на себя ответственность за возрождение там еврейской жизни. Начиная с 1560 года на ее средства были построены новые городские стены, а в окрестностях посажены плантации тутовника – началось развитие шелководства. Донна Грация старалась создать здесь крупный центр культуры, науки, торговли. Благодаря ей Тверия стала безопасным местом для жизни евреев на протяжении многих лет. Кроме того, что спасала людей, она построила в Османской империи и Земле Израиля множество больниц, приютов для больных и сирот, синагог. В Стамбуле до сих пор существует синагога, названная в ее честь «Ла сеньора». А в Тверии есть отель «Дом Донны Грации» с одноимённым музеем. Ежегодно осенью в Тверии проходят музыкальные фестивали памяти Донны Грации, в её честь названы улицы в Тверии, Хайфе и Нетании. Она покинула этот мир в возрасте 59 лет, а сколько доброго успела сделать!

12. Ребецн Двора Лея

В 1792 году известный цадик и Учитель рабби Шнеур Залман из Ляд, основатель движения Хабад, узнал, что в высших сферах возникла духовная оппозиция его деятельности, всерьез угрожающая его жизни. Этой угрозой была тяжелая болезнь. Тогда его дочь Двора Лея, очень смелая и решительная молодая женщина, собрала 3 хасидов, чтобы сформировать Бейт Дин (еврейский суд), и заявила, что отказывается от оставшихся ей лет жизни ради того, чтобы мог жить ее отец. В тот же Рош а-Шана, когда отец попытался благословить ее, как обычно, на хороший год, она произнесла свое благословение и стала умолять отца больше ничего ей не говорить. На следующий день после Рош а-Шана, когда отец взял на себя заботу о ее маленьком сыне Менахеме Мендле (ему впоследствии предстояло стать 3-м Ребе Хабада), Двора Лея слегла в болезни и вернула свою душу Создателю. В заслугу самоотверженности ребецн Дворы Леи с того момента на протяжении 5 поколений главными лидерами Хабада становились ее прямые потомки.

13. Глюкель фон Гамельн (Гликль бат Йеуда Лейб)

Энциклопедия Брокгауза-Ефрона уделила ей значительное место, а между тем назвала «типичной еврейской женщиной», правда «особенно интересной ввиду ее высоких душевных качеств». При этом сообщается, что «дети ее породнились с лучшими семьями» евреев Германии, а сама она «стояла впереди тогдашней еврейской жизни». Парадокс? Гликель бат Йеуда Лейб родилась в 1645 году в Гамбурге, в семье старосты общины Лёба Пинкерле. Ее отец был человеком самоотверженным и очень деятельным. Например, он принимал горячее участие в судьбе жертв Богдана Хмельницкого, даже устроил в своем доме больницу для тех, кому удалось спастись от сабель и огня – все эти люди вернулись, как из ада. При всей приверженности традиционной жизни он отличался широким мировоззрением, так что его дети изучали общие науки, языки. Но все же главным было то, что Гликель посещала хедер для девочек, изучала Тору – иерархии ценностей предков в этой семье ничего не грозило. В 14 лет ее уже выдали замуж. Муж Хаим жил в местечке Гамельн, но потом они переселилась в Гамбург. Он продавал драгоценности и успешно – стал крупным торговцем, нажил значительный капитал. В семье было 12 детей. Но внезапно на 44-м году жизни Гликель овдовела. К тому моменту в брак вступили только 4 старших детей, на ее плечах оставалось еще 8! Тогда в дни и ночи полные отчаяния у нее возникла мысль написать для своих детей семь маленьких книжек, рассказать младшим об их отце, о благородных предках, а кроме того, излить свое сердце, поделиться материнской мудростью. В 1791 году наконец она взялась за перо, и это как-то помогало немного скрасить ее ночи. Только ради того, чтобы поднять младших детей, сначала робко, потом все смелее она стала вести торговые дела мужа и неожиданно они пошли в гору – да как! Всю жизнь она была любящей и заботливой, преданной и самоотверженной, скромной и невзыскательной до аскетичности. А теперь еще с новой стороны раскрылась ее добрая наследственность – и ее общественная и деловая активность распространилась не только на Германию, но и Австрию, Францию, Польшу, Данию и Голландию. И это совершенно не мешало ей оставаться преданной еврейкой – преданной традициям и интересам своего народа и, конечно же, не в ущерб семье. Она написала свои мемуары, без пафоса, даже иронично называла их «книжкой». Замысел не удалось реализовать в полном объеме, но и в таком он представлял собой нечто совершенное и неповторимое. Глубина и теплота души, ум, благочестие, уникальное обаяние – все это как драгоценный нектар переливается читателю в душу, поднимая ее выше к Небесам. И как ни высоко было ее положение в обществе, на страницах ее труда мы действительно находим скромную женщину, которую можно было бы, как энциклопедисты Брокгауз и Ефрон, назвать «типичной еврейской», если, конечно, не знать о ее подвижническом труде такого диапазона. Между прочим, те же знаменитые энциклопедисты называют мемуары Глюкели фон Гамельн «крупным историческим памятником», «единственной художественной летописью еврейского быта». Сама же автор их истинной ценности даже не представляла. Сын Глюкели фон Гамельн, байерсдорфский раввин Мойше Гамельн, заказал копию с рукописи матери, а сама рукопись переходила из рода в род в качестве наследства. Потомки хранили ее как сокровище. В 1896 году писатель Кауфман, в основном известный своими трудами о Генрихе Гейне, издал мемуары Глюкели фон Гамельн. С тех пор они переводились на разные языки, в том числе на русский – под названием «Глюкель фон Гамельн: рассказ от первого лица» (Издательство «Лехаим»).

14. Темерль (Тамарель) Бергсон

Темерль, крупная польская предпринимательница еврейского происхождения, была смелой покровительницей варшавских евреев и всего польского хасидского движения, она заботливо поддерживала цадиков. Современники говорили, что она «раздавала деньги, как будто это был пепел». Когда в 1824 году польские власти затеяли расследование, спровоцированное лидерами движения Аскалы (еврейское просвещение) в связи с распространением хасидизма, который собирались запретить, она сыграла важную роль в том, чтобы лидеры были оправданы и даже получили законный статус. Лично обратившись к губернатору Варшавы, она добилась отмены официального распоряжения, запрещающего хасидам посещать своих цадиков. Ее называют «Донной Грацией хасидизма» и отмечают ее большой вклад в развитие хасидского движения в Польше в начале 19 века. Темерль и ее второй муж Дов (Берек) Зоненнберг, которого называли «Ротшильдом польского еврейства», не ограничивались пожертвованиями, которые, от них получали не только хасиды, но и литовские. Супруги принимали к себе на работу как можно больше образованных благочестивых людей и таким образом обеспечивали им достойный и надежный источник дохода. В таком подходе нет ничего удивительного: сама Темерль была дочерью образованного и очень богатого человека, известного как Авраам из Опочно, он охотно поддерживал благочестивую образованную молодежь. После смерти второго супруга Темерль основала банк, став одной из немногих польских евреев, кому было разрешено заниматься недвижимостью. Кроме того, ей было дарована свобода от соблюдения закона, обязывающего евреев проживать в гетто. В 1827 году она получила разрешение от императора Николая I на приобретение поместья Ежи Гессен-Дармштадского, став третьим человеком иудейского вероисповедания в Польше, которому в то время было разрешено владеть недвижимостью за пределами гетто. Благодаря ей расширились границы, в которых евреям разрешалось жить и вести бизнес. Помогала она не только евреям – ее и капитала хватало на всех. Достоверно известно, что в своём завещании она оставила 300 000 злотых местной благотворительной организации, покровительствующей беднякам.

15. Леди Юдит Монтефиоре

В 18 веке леди Юдит вместе со своим мужем сэром Мозесом Монтефиоре, одним из известнейших евреев своего времени, много странствовала и не ради простого любопытства, а чтобы облегчить страдания евреев по всему миру. Ни одно путешествие не было для нее слишком трудным, ни одна проблема не казалась слишком большой. Для этой бездетной пары, которая заботилась о тысячах нуждающихся людей, никакая причина не могла показаться слишком маленькой. Известно, что они внесли огромный вклад и в развитие жилых кварталов Иерусалима. Монтефиоре были верны еврейскому Закону и даже путешествовали со своим шойхетом, чтобы они и их свита всегда имели свежее кошерное мясо. Кстати, считают, что первую англоязычную книгу о кошерной кулинарии выпустила образованная и трудолюбивая леди Монтефиоре.

16. Сулика Хаджоэль

Сулика Хаджоэль, известная так же как Сулика Цадика – героиня легенды, которую с большой теплотой и нежностью пересказывают евреи североафриканского происхождения. Она была набожной и необычайно красивой девушкой, жила в марокканском городе Танжер в начале 1800-х годов. Точные детали ее жизни неясны, но исследователи согласны с основной историей. Мусульманин, сосед Сулики, хотел, чтобы она стала его женой и категорически не желал слышать об отказе. Когда распространилась лживая история о том, будто Сулика приняла ислам, а затем вернулась к своей «так и не забытой вере», увы, ее судьба была решена. Сулику силой привели к царю города Фес, и когда она заявила, что скорее умрет еврейкой, чем будет жить не еврейкой, он приказал ее обезглавить строптивую девушку. Глубоко приверженная законам цниюта (скромности), даже в последние моменты своей жизни Сулика позаботилась о том, чтобы оставаться покрытой, когда ее тело упадет замертво на песок – она специальным образом связала края платья. По приказу царя ее отрубленную голову выставили на стене для всеобщего обозрения в назидание тем, кто посмеет не признать ислам лучшей из религий.

17. Сара Шенирер

Вряд ли в межвоенный период Польша была тем подходящим местом, где разведенная женщина пожелала бы начать своего рода религиозную революцию, но Сару Шенирер невозможно было удержать. Будучи воспитанной в хасидской семье, она видела, насколько необходимо качественное еврейское образование для девочек, которые слишком отставали в традиционных знаниях от свои братьев, учившихся в ешивах. Благодаря усердной работе, убежденности и вере она основала сеть школ Торы для девочек Бейт Яаков («Дом Яакова»). А в 1935 году, когда 51-летняя Сара умирала от рака, в ее быстро растущей империи школ обучалось уже почти 40 000 девушек. Ее смелость, видение мира и вдохновение навсегда изменили курс еврейского образования. Будущим мамам предстоит воспитывать своих детей, бывает, далеко не в самых благоприятных условиях, при этом надо, чтобы из них вырастали добрые, грамотные, верные Богу евреи.

18. Мумме Сара

Сара Каценеленбоген, известная всем как Мумме («тетя») Сара, была поваром в ешиве Любавича. Она и ее муж были глубоко верны родной традиции и идее распространения иудаизма даже во времена жесточайшего сталинского режима. Двери дома этой семьи постоянно были открыты, у них нашли поддержку и помощь многие евреи, спасающиеся от советской тайной полиции. Каценеленбогены отказались подчиниться требованиям властей прекратить поощрять еврейское образование. По правде говоря, они даже держали небольшую ешиву в своем доме в Старой России, чтобы их дети могли расти в атмосфере, пропитанной изучением Торы и соблюдением заповедей. В 1937 году ее мужа Сары забрала тайная полиция и с тех пор его уже никто никогда не видел. После Второй мировой войны Мумме Сара без устали трудилась над тем, чтобы вывезти евреев через временно приоткрывшийся железный занавес, добывая для них паспорта, принадлежащие умершим или пропавшим без вести гражданам Польши, которые она раздавала и русским евреям. КГБ пристально за ней следил, но она упорно продолжала свою деятельность. Один из поддельных паспортов Сара сохранила для себя, но отдала его, отрывая от сердца, ребецн Хане – матери рабби Менахема Мендла Шнеерсона, и осталась в России. Вскоре власти арестовали и заключили в тюрьму ее и сына Моше, а потом их отправили в лагерь. Там Мумме Сара вернула Богу свою святую душу, умерев от сердечного приступа.

19. Доктор Гизелла Перл

Ее прозвали «Ангелом Освенцима», а пациенты с любовью называли «Доктор Гизи». Во время Второй мировой войны гинеколог Гизелла Перл была депортирована из Венгрии вместе со всей своей большой семьей в печально известный лагерь смерти Освенцим. Поскольку она была врачом, ее назначили на работу в лагерную больницу и было приказано сообщать о любой беременности доктору Йозефу Менгеле, чьи жестокие «эксперименты» над заключенными известны особо изощренным кощунством. Не покладая рук, она трудилась, стараясь, насколько возможно, подарить женщинам концлагеря человеческую теплоту и должную заботу, зачастую с риском для жизни спасла тысячи еврейских матерей, в том числе делая в грязных казармах тайные аборты. Поистине чудом Доктор Гизи все же пережила зверства Освенцима. Она переехала в Соединенные Штаты, в Нью-Йорк, и там стала экспертом по бесплодию, получив работу в еврейской больнице Маунт Синай.

Сноски Шмот, Раши, 1:1. Йеошуа, 2:6. Рут, 1:16-18. Невиим (Пророки), Шофтим, 4:22. Шофтим, 4:23. «Ришоним» – «первые» (или «ранние») и «ахроним» – «последние» (или «поздние») см. Электронная еврейская энциклопедия. Раввинистическая эпоха. Упоминается в Седер адорот («Хроника поколений»). Эта книга была написана р. Йехиэлем бар Шломо Гальпериным (1660—1746 г.г.), главным раввином г. Минска, и посвящена мировой истории, а также истории еврейского народа: событиям, биографиям великих людей прошлого и т.д.

Иллюстрация: Еврейские женщины – какие они?

ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ИЗМЕНИЛА МИР | Еврейский Обозреватель
jew-observer.com

Читайте больше на: https://imrey.org/19-%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%b5%d1%80%d0%be%d1%8f%d1%82%d0%bd%d0%be-%d1%81%d0%bc%d0%b5%d0%bb%d1%8b%d1%85-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d1%85-%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%89%d0%b8%d0%bd/ | Имрей Ноам

Прислал академик Давид Лемперт

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.