Covid-19

0

Лейб Лев Полин

Умер знакомый и ещё молодой доктор. «Ковид»…

Ситуация с заболевшими «covid-19», увы, во всём мире не улучшается. Растёт % тяжёлых случаев. И, люди, не смотря на карантины «привыкли» и стали, увы, меньше бояться. Нонсенс,- но, люди в масках — редкость на улицах Израиля, даже в густонаселённых районах Иерусалима. Людей в масках почти не встретишь на улицах и в России, а ведь и там, и там количество больных растёт, а сама «улица», т.е. «воздух» — всё ж не спасают. Да, на открытом воздухе риск заразиться меньше, но он очень велик! В некоторых странах, например, в Канаде — масочная дисциплина лучше, но рост идёт и там. Всюду. И, как я уже написал — растёт количество тяжёлых больных, число мучающихся и умирающих и число умерших… Врачи и мед. сёстры работают в мучениях, не справляясь с нагрузкой. Многие люди, кого это ещё не коснулось — не хотят замечать и осознать то, что и к ним и к нам — ко всем эта зараза всё ближе и ближе. . . И это значит, что будут и смерти, которых бы вне «ковида» не было бы. Не говоря про мучения всех, и особенно тяжёлых больных, процент которых, увы, начал вновь расти. . .

По моему мнению этот процесс сейчас не остановить. Мы, вот, надеемся, что весной 2021 года будет лучше, но — я не уверен в этом. Я думаю, что в ближайшие месяцы начнётся экспоненциальный рост больных, когда сегодняшние цифры в 5000 заболевших в Израиле в день покажутся нам малыми! И, да, весной м.б. и будет лучше, но, это «лучше» может быть хуже, чем то, что мы наблюдаем сейчас…

На мой взгляд — всё идёт к тому, что переболеют большая часть (60%-70%) людской популляции во всём мире. И, если я ещё летом этого года писал, что, вот, больных будет ещё немало в 2021 году, а в 2022 году эпидемия практически прекратится, — то теперь у меня иное мнение: И 2021-й и 2022-й и 2023-й годы будут годами, когда количество заболевающих будет больше, чем сейчас, даже, не смотря на вакцинацию (вакцинирование населения даже небольшой страны занимает немало времени). В общем, впереди, как я вижу и НЕ ДАЙ Б-Г — не очень хорошие, мягко говоря, перспективы.

Что мы можем сделать? Со многими вещами уже весь мир опаздал. Но и сейчас есть шанс сделать так, чтобы наши близкие не умерли.

Во первых — это изменение восприятия и отношения к болезни. Это задача минздравов, правительств и лидеров народа, в т.ч. и религиозных — объяснять «чтобы дошло». Во-вторых это ношение масок всюду, вне дома. В третьих это, всё ж, вакцинация. Это тот минимум, который хоть как то даст выжить тем, кто может умереть. Ведь этот миллион умерших от «короны» до сего дня, хоть эти люди были и в возрасте, и нередко страдали онко заболеваниями и т.п. — всё ж ещё были бы живы, если б не «корона».

А сколько умерло и молодых людей, кто и не думал о проблемах со здоровьем? Их — тысячи. Сегодня я узнал, что умерла очень хорошая врач, ей было всего 49 лет. . .

И вот я размещу тут сегодняшний откровенный пост профессора Шарон Эйнав, руководителя реанимационного отделения в больнице «Шаарей-Цедек», который за день стал «виральным». Менее чем за 24 часа его перепостили 1700 израильтян, более 3000 человек отреагировали. Вот полный перевод этого важного текста, написанного человеком, который ежедневно занимается спасением людей от коронавируса и его последствий. Материал взят в телеграм канале «Вести». Почитайте.

«Сегодня, в начале нового еврейского года, я решила, что не могу больше молчать. В синагогах читают в эти дни историю о жертвоприношении Ицхака. Я светский человек и всегда останусь такой. Поэтому несколько ироничен факт, что именно я вижу очевидную связь между этой главой и тем, что происходит в Израиле сейчас. Потому что в Израиле вдруг возникли две группы, которых все остальные решили принести в жертву.

Давайте поговорим сначала о стариках и больных. Вы почему-то решили, что принести их в жертву – это нормально. Да, я слышала про дарвинизм. Более того, я читала все труды Дарвина. Он писал о том, что выживает сильнейший, но описывал при этом продолжительный процесс, обусловленный генетическими факторами и происходящий пассивно, а вовсе не сознательное уничтожение.

И не случайно человечество на протяжении веков воздерживалось от уничтожения стариков, хотя теоретически это позволило бы молодому поколению «жить лучше». Старики всегда выступали в племенной жизни в качестве символа мудрости и сдерживающего фактора. Но наши старики сидят по домам и боятся заговорить. Они боятся вас, молодых. Если старик вызвался умереть самостоятельно, по доброй воле, как у эскимосов, – это одно. Это его выбор. Но с какой стати вы позволяете себе решить за него, умереть ему или нет, а если да, то когда именно?

Господа, поверьте, врачу очень тяжело сидеть напротив семьи, которая сначала вела себя безответственно, а теперь вопрошает, почему любимая мама или бабушка умерла. Такое может произойти и с вашими мамами, папами, дедушками или бабушками. Так спросите себя, что для вас важнее — их жизнь или посиделки в кафе?

В Израиле уже немало семей, которые скорбят о смерти близких от коронавируса. И поверьте мне, причина смерти — именно коронавирус. Мы не получаем бонусы за то, что пишем название вируса в рубрике «причина смерти». Патологическая картина смерти от коронавируса ясна, ее невозможно спутать ни с чем другим. Только тот, кто никогда не сталкивался с этим, может полагать иначе.

Давайте поговорим про цифры. У нас уже более 1000 семей, потерявших родных и близких. Во время Первой Ливанской войны погибло 660 человек. Во время Второй Ливанской – около 200. В Войне Судного дня погибло около 2700 человек. На каждого убитого приходилось 3-5 раненых. Таким образом, сейчас в Израиле есть больше скорбящих семей, чем во времена Первой и Второй Ливанской, вместе взятых! И мы уже ступили на путь, который приведет нас к тому же числу жертв, что во время Войны Судного дня. И число заболевших отнюдь не меньше числа раненных в боях. У нас имеются более 4000 симптоматических больных. Есть молодые люди, младше меня, подключенные к аппаратам ИВЛ. Есть среди них и более здоровые, чем я. А я сама надеюсь только на одно: что не заражусь сама и еще смогу приносить пользу обществу и больным.

И пожалуйста, не рассчитывайте на то, что если заболеет, скажем, ваш отец, то вы распахнете кошелек, заплатите частным врачам, и он не умрет. Те, кто занимается лечением больных коронавирусом, – это врачи приемных покоев, отделений реанимации и терапии. Этим врачам не платят за лечение в частном порядке. Эти люди — врачи, медсестры и техники по обслуживанию аппаратов ИВЛ — работают не для того, чтобы быстренько закончить смену и побежать зарабатывать в частные клиники. Это люди, которые получают зарплату 80-100 шекелей в час брутто.

Это люди, которым вы никогда не платили частным образом. И никогда не понимали, насколько они действительно важны в борьбе за спасение человеческих жизней. Они никогда и не попросят никакой платы, потому что пошли учиться на медицинские факультеты не для этого. После двухчасовой операции, за которую вы заплатили 40.000 шекелей хирургу и анестезиологу, именно они будут месяцами заботиться о ваших близких, не получая ни шекеля от частной медицины. Все больше и больше из них сами заражаются и уходят в карантин. И да, в Израиле есть аппараты ИВЛ. Только вот беда — нет людей, которые умеют их устанавливать и настраивать. Закончились.

Вы скажете: тебе заплатили за этот пост. Ерунда! Я не получила ни шекеля за то, что рассказываю вам о наболевшем. Все, что я и другие врачи коронавирусных отделений получаем от вас, – это презрение. Каждый час, каждый день. Презрение к ценности человеческой жизни и даже к своим близким. И более всего – презрение к врачам, которые работают денно и нощно и тихо плачут в темных углах, чтобы никто не видел. Это люди, которые умоляют, чтобы вы прислушались. Это люди, которые ведут войну, и это не преувеличение, поверьте.

У нас нет пресс-секретарей, потому что мы не разговариваем, а работаем. У нас нет денег на спикеров, потому что мы не работаем в частной медицине и не трудоустроены по «специальным договорам». У нас нет времени бегать по телевизионным студиям и давать интервью, как некоторые наши коллеги. Наша страна превратилась в жертву безответственных говорунов, которые отрицают очевидное. Очевидное для нас, потому что мы работаем, а не болтаем языком.

Представьте себе ситуацию, когда вы рискуете жизнью в бою, а в это время доморощенные специалисты бегают по телевизионным студиям, утверждая, что «войны нет». Представьте себе, что вы спасаете пострадавшего в теракте, а по радио вам сообщают – «да это, мол, косметическая операция». Именно так выглядят некоторые наши коллеги, которые выступают в прессе. В том числе те «специалисты», которые дают интервью, не имея представления об эпидемиологии, и заканчивая нобелевскими лауреатами, которые в жизни не сталкивались с больным.

Все те специалисты, которые в жизни не заходили в отделение больных коронавирусом и никогда не обнимали людей, плачущих по ушедшим близким. Генерал, который жмет в коридоре руку врачу, лечащему больных коронавирусом, – это смех. Запачкайте руки, господин генерал, тогда поговорим. Прислушайтесь к тем, кто действительно ведет эту борьбу. Потому что они знают, о чем говорят.

Так что же я думаю про тотальный карантин? Если честно – все это слишком мало и слишком поздно. И не правительство виновато в этом. Нынешняя ситуация — вина каждого из нас. Каждого, кто еще не понял, что мы ведем войну за выживание. Что у нас общая цель – не превратиться в страну позора за принесенных в жертву стариков. Не стать страной с тысячами молодых инвалидов, которые еще долго будут страдать от легочных заболеваний – и их лечение будут оплачивать все остальные. Не стать страной асимптоматичных больных – потому что последствия этого «незаметного» заболевания мы еще не можем оценить.

У многих вирусных заболеваний имеются тяжелые осложнения, которые проявляются много позже. Рак печени может возникнуть через 20 лет после гепатита, лимфома – через многие годы после вирусного заболевания HTLV-1, бесплодие у мужчин — через много лет после перенесенной в детстве свинки. Давайте жить не сегодняшним днем, а завтрашним. Мы с вами на войне не менее опасной, чем Война Судного дня. Возможно, на ней умирает меньше молодых людей. Но нет «оправданных» смертей. Смерть — это всегда смерть. Как и инвалидность — и неважно, где она получена, в бою или во время эпидемии.

Сегодня, когда в синагогах читают главу о жертвоприношении, прошу вас – уберите нож от нашего горла. Проявите ответственность. Религиозные, светские, самозанятые, люди искусства, антибибисты и те, кто всей душой за.

Давайте помнить, что мы — израильтяне и ответственны друг за друга».

Иллюстрация:
ixbt.com

Поделиться.

Об авторе

Давид Лемперт

Академик, доктор физико-математических наук. Действительный член Международной Академии Информатизации, член редколлегии журнала.

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.