Жизни стариков важны

0

Боже упаси меня навредить справедливой борьбе чернокожих. Девиз «Жизни черных важны» благороден и позитивен, и дай Бог, чтобы все новые и новые люди, чьи жизни обесценились властью, выбрали себе похожие девизы: «Жизни женщин важны», «Жизни уйгуров важны», «Жизни беженцев важны» и даже «Жизни преступников важны». Кто знает, может, из-за обилия девизов и протеста мы увидим весь мир, объединенный одним девизом «Жизни людей важны». Даже важнее чести флага, святости Бога, баланса концерна или стоимости акции.

Но до тех пор, пока мы до этого доживем, и исходя из соображений, в которых есть немалая доля эгоизма, я прошу присоединить к списку еще один девиз – «Жизни стариков тоже важны».

Сразу признаюсь: я состою почетным членов в двух «группах риска»: из-за избытка наглости я посмел дожить до пенсионного (плюс) возраста, и к тому же у меня есть кое-какое сопутствующее заболевание, как принято у нас в группе. Тем не менее, я настаиваю на том, чтобы продолжать жить. Среди прочего из-за того, что я тоже, как и все старики, человек привычек. И привык жить. Я это делаю уже много лет, так что привык. Умереть сейчас было бы для меня чересчур большой переменой, которая может полностью изменить мою привычную жизнь. Не хочу.

Тем не менее, у меня нет сомнений, что если, не дай Бог, сейчас обнаружатся новые тяжелобольные, подключенные к аппаратам ИВЛ, снова раздадутся голоса, намекающие на то, что хорошо бы отправить стариков в мир иной для спасения экономики.

Уважаемые профессора объяснят игривым тоном, что умершие – по большей части старики лет 70 и старше, поэтому смерть этих хитрых сукиных детей только послужит укреплению народного хозяйства. Как и в прошлом, в один ряд с этими профессорами встанут несколько разгневанных публицистов: они начнут жаловаться на страдания, причиненные массам из-за нескольких тысяч доходяг, которые цепляются за жизнь как пиявки.

А за ними прибудут «прагматисты». Они посоветуют посадить нас под домашний арест. Для нашего же блага. Они также предложат нам «зеленый сертификат» (или оранжевый, или голубой, или серебряный), подтверждающий, что мы уже переболели, или только что выздоровели, или не так давно сыграли в ящик, а посему нам позволено болтаться два часа в день «в общественном пространстве». Они даже пришлют спецназ генштаба, чтобы менять нам памперсы.

Есть нечто совершенно извращенное в этой логике: ведь мы же потенциальные жертвы, а не разносчики вируса. Почему же именно нас хотят посадить под замок, а не тех самых разносчиков? Ведь по этой дикой логике надо было держать под домашним арестом всех чернокожих, чтобы полицейские их не передушили, и запереть дома всех женщин, чтобы положить конец сексуальному насилию, и изолировать всех пешеходов, чтобы они не попали в автокатастрофы, и закрыть все банки, чтобы покончить с банковскими грабежами.

Прямая логика должна привести к выводу, что как раз нам, старикам, надо позволить вести привычную жизнь, а тех, кто ставит ее под угрозу, посадить под замок. Не можете их обнаружить? Но это же совсем просто: если их рты и носы открыты на публике и они не воняют алкогелем – это они! Их надо сажать. Потому что опасна не седина, а открытые ноздри.

Есть другой вариант: купить пистолет для самозащиты и, как только человек с открытым носом приблизится к нам на расстояние чиха, застрелить его. В полиции мы заявим то, что считается железной медицинской истиной: «Я почувствовал, что мне угрожают». И, как у нас принято, каждому, кто скажет «Я почувствовал, что мне угрожают», немедленно закроют дело из-за отсутствия общественного интереса.

Так мы спасем свои легкие и свою свободу.

Б. Михаэль, «ХаАрец», Р.Р.

Иллюстрация: in-bulgaria.online

https://detaly.co.il/zhizn

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.