Государственная премия СССР

0

Фото Википедия. Завод имени Масленникова (ЗИМ)как «ширпотреб» выпускал часы «Победа»

Воспоминания участника событий.

Семён Якубович.

Посвящается памяти флагмана отечественной оборонки — ГПО «ЗИМ», погибшего в мутном бурном потоке невежества, глупости и корысти лихих 90-х новой России.

***
Наглые лучи яркого январского солнца давили на глаза. Проснулся, не открывая глаз, почувствовав необыкновенную лёгкость в голове, во всём теле. Ничего не болело. Вспомнил – если у тебя ничего не болит, значит, ты умер. Пошевелил руками, ногами. Не умер, но ничего не болит! Открыл глаза. Не понимаю, где я. Оглядывая комнату, понимаю, что я не дома. Напрягаю память. Да, я в гостинице. Кажется, «Россия». Вторая кровать пуста. Вспоминаю. Я приехал в Москву в командировку. Вместе с Анютой. А где она? Вспоминаю, — Анюта поехала к родственникам и осталась там ночевать. Что было со мной вчера? Где и с кем был? Всё. Вспомнил!

Вчера мы уехали к Кириллу на дачу отмечать, вернее, обмывать Государственную премию. Мы – это я, Володя, Васильевич, Кирилл, Жора. Пятеро из двенадцати лауреатов одной премии.
Вспоминаю дорогу по подмосковному лесу. Уже стало темно. Свет фар освещает пустынную дорогу и деревья. Кроны в снегу появляются из темноты, как будто бегут навстречу из сказочной дали. Дом кажется единственным в лесу. На участке чистейший снег. Несколько больших сугробов. Очищена только площадка для машины и узкие дорожки к дому и к бане.
Москвичи постарались. Застолье было обильным и высокого качества. Большие объёмы выпитого быстро нейтрализовались в замечательной сауне. Был забавный эпизод. Жора Д. ,большой, под 190, решил прыгнуть из парной в сугроб. Прыгнул в ближайший и…заорал благим матом. Это была куча кирпича, засыпанная снегом.
Вспоминаю дальше. Позавчера утром мы были в Кремле. В Свердловском зале нам вручали дипломы и нагрудные знаки лауреатов Государственной премии СССР за 1981год. В зале только лауреаты, отмеченные закрытым Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР о присвоении званий в области науки и техники. Вручение проводил заместитель Министра обороны.
Дальше воспоминания ведут в Куйбышев, на улицу Ново-Садовая, 106. Это — родной ЗИМ, где несколько лет тяжёлой , но интересной работы привели нас в этот зал Кремля.

***
Самарский трубочный.

В первой половине 30-х годов прошлого столетия в Самаре (тогда Куйбышеве) была построена первая в городе фабрика-кухня (и номер у нее был первый). Это крупный комбинат питания, способный накормить обедами много тысяч человек. Как говорили ветераны – старожилы тех лет, через некоторое время после пуска фабрики-кухни был осужден и расстрелян автор проекта этого здания. Причина в том, что в плане (вид сверху) оно выглядело, как перекрещенные известные серп и молот. И могло быть отличным ориентиром для уничтожения с воздуха находящегося через дорогу самого крупного в городе предприятия – завода имени Масленникова (ЗИМ). Продукцию этого завода после Войны знали во всех уголках СССР и во многих странах: он выпускал знаменитые часы «Победа». О другой его продукции знали только те, кто делал и потреблял. Но знать хотели многие, в основном, за пределами страны. Сегодня этого завода уже нет. Авторы операции по уничтожению уникального предприятия заслуживают аплодисментов господина Бжезинского, так как блестяще реализовали его идею. *

Началась эта история более ста лет назад. Россия, фактически проигравшая в 1905 году войну с Японией, извлекала уроки поражения. Высочайшим повелением царя Николая II в 1906 году было определено выделение средств на строительство нескольких казённых заводов, в том числе и Самарского трубочного (так в самом начале назывался «ЗИМ»). Через пять лет он заработал и вышел на проектную мощность. И в первую Мировую и в Великую Отечественную он был крупнейшим поставщиком армии.
Расцвет предприятия пришелся на 60-е – 80-е годы. «ЗИМ», в течение 30 лет был абсолютным лидером и в оборонной отрасли и в Куйбышевской (ныне Самарской) области. По многообразию технических возможностей он был единственным в стране и лучше других заводов оборонной промышленности потенциально приспособленным для проведения конверсии производства.
В 1990-1991 годы на предприятии успешно начаты работы по созданию изделий на базе нано технологий. Ежегодно на техническое перевооружение, новую технику и технологию, на НИОКР завод тратил до 50 миллионов рублей. (По нынешнему курсу валют – 5 миллиардов !).
Предприятие состояло из нескольких специализированных производств, мощного научно-технического комплекса, развитой производственной и социальной инфраструктуры.
Предприятие выпускало более 500 наименований продукции, 120 тысяч наименований деталей собственного изготовления и 70 тысяч наименований покупных изделий и материалов. В 47 стран поставлялась продукция объединения. Среди изделий завода – видеомагнитофоны и полупроводниковые приборы, интеллектуальная и СВЧ медицинская техника; приборы точной механики; высокоточная, любой сложности, технологическая оснастка и инструмент; не имеющее аналогов технологическое оборудование; точное цветное и черное литье; продукция пластмассового и гальванического производства и многое другое.
Известный тульский Левша подковал аглицкую механическую блоху, но она перестала прыгать из – за немного тяжеловатых для нее подков. ЗИМ был в состоянии освоить серийный выпуск этих подков и гвоздей к ним, при этом блохи прыгали бы, так как с помощью разработанного учеными ЗИМа уникального лазерного оборудования с подков был бы убран лишний металл.
Кстати, почти до конца своего существования завод поставлял тульским «левшам» свои «подковы», но уже для отечественных «блох»
Наивысшие достижения предприятия в экономической, научно-технической, производственной и социальной сферах приходятся на период, когда предприятием руководил Курбатов Александр Васильевич, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, депутат Верховного Совета СССР, делегат съездов КПСС – высокопрофессиональный и порядочный человек (сейчас такое сочетание не часто встретишь). У него были прекрасные учителя. Его предшественник – Герой социалистического труда Евгений Иванович Бутузов и главный инженер — лауреат Государственной премии СССР Виктор Константинович Юдашкин, заместителем которого Курбатов проработал несколько лет. Выдающиеся профессионалы и замечательные люди.
И, конечно, самым главным достижением предприятия были высококвалифицированные кадры. Многие тысячи уверенных в себе и деле, которому служат, профессионалов, знающих важность и нужность их знаний и умений. Это многие тысячи потрясающе красивых в труде рабочих и инженеров и этот их труд всегда достойно оценивался как материально, так и морально.
Ученые, конструкторы, технологи, исследователи, испытатели, химики, физики, математики, программисты, электроники, экономисты, организаторы производства всех уровней составляли удивительный интеллектуальный комплекс предприятия. Один из лучших в стране. Существовавшая система непрерывной подготовки кадров обеспечивала постоянно высокий уровень профессионализма кадров.

Сначала было слово.

В СССР к 7 ноября во всех газетах печатали Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О присуждении Государственных премий СССР в области науки и техники» ( такое же и в области литературы и искусства).
Мне на глаза попалась из этого Постановления работа очень близкая мне по тематике. Госпремия присуждена за разработку и внедрение автоматизированной системы управления на каком-то металлургическом (или химическом ) предприятии.
Я подумал: «А чем мы хуже?». У нас к концу 70-х годов было много внедрённых разработок в области автоматизации управления и технологических процессов. Работы отмечены многими отечественными наградами , признаны лучшими в отрасли и области.
Я предложил своим коллегам и руководству предприятия выдвинуть этот комплекс на соискание Государственной премии СССР. Решили попытаться. Риска никакого. В крайнем случае — «не догоню, так согреюсь».
Представление должно было быть оформлено решением научно — технического совета предприятия. В НТС входят главные специалисты объединения, главные инженеры производств, некоторые начальники отделов и цехов.
Я доложил о содержании работ, об участниках от предприятия , об организациях- соисполнителях представленного комплекса. Вопросов было не много. Собравшийся народ понимал, что дело это почти дохлое. Вероятность положительного результата очень мала. А поскольку все члены НТС были занятые люди, быстро, почти единогласно приняли решение просить министерство представить работу на соискание Госпремии.
Против выступил только один человек. Это был мой близкий приятель – главный инженер одного из производств – Володя Можаров. Он считал — ещё рано представлять, надо ещё поработать.
Производство, где он был главным инженером , было передовым, осваивало электронные приборы и устройства для космической отрасли, и ему , наверное, было неприятно, что представляется не его работа, а результаты труда другого коллектива. ( Ограничений в количестве представляемых работ не было, но нужно было думать — что и как представлять).
Его выступление удивило генерального директора предприятия – Володя был его учеником и выдвиженцем. Ученик выступил против учителя, который был в составе соискателей.
Когда я в дальнейшем внимательно присмотрелся к своему приятелю, я понял, что он негативно относится к любым достижениям коллег. Это была элементарная зависть неспособного к самостоятельному творчеству человека, закамуфлированная принципиальностью.
Среди людей мне близких по духу, сразу меня поддержал главный конструктор проекта «АСУ-ЗИМ» центрального НИИ систем управления (так назывались кураторы предприятий от этого института) Шинкарюк Андрей Евлампиевич. Он много времени находился в командировках на ЗИМе, нам было очень комфортно и продуктивно с ним работать. Его главной задачей было координировать работу специалистов института и завода по созданию АСУ предприятия. Следует сказать, что наши специалисты были достаточно высокой квалификации и особо не очень нуждались в помощи институтских. Тем более, у нас были разные подходы к реализации проекта.
Но Андрей нам очень помогал. Это был замечательный человек, глубоко порядочный и располагающий к себе профессионал, формой существования которого был юмор. Мы с ним вместе наметили структуру представляемой работы, он много вложил в достойное оформление материалов. Он был включен в состав соискателей ГП , но, к нашему великому сожалению, был исключен из списка директором НИИ после того , как этого директора министр вычеркнул самого.

Дело после слова.
Что это такое было – представленная работа? За что мы хотели получить высшую государственную награду за творчество?
Это был «Комплекс работ по автоматизации различных уровней и назначений производства изделий отраслевого профиля».
Представление этого комплекса было под грифом «секретно». Прошло почти 40 лет и этот гриф уже не имеет значения, тем более, что всё то, что было создано, представлено и награждено, уничтожено ураганом невежества Ельцина, Гайдара и иже с ними.
В этом комплексе можно выделить три направления:
-1. Автоматизированные системы управления предприятием и отраслью.
-2. Автоматизированные системы управления технологическими процессами производства.
-3. Социальные и обеспечивающие системы.

Первое направление
имело несколько автоматизированных уровней планирования, учёта, контроля и регулирования производства:
— производственный участок,
— производственный цех,
— специализированное производство,
— производственное объединение (завод),
-отрасль,
На последнем уровне стоит остановиться поподробнее.
АСУ отрасли осуществлялось , в основном, на базе Главного вычислительного центра (ГВЦ) Министерства. ВЦ нашего предприятия являлся базовым в подотрасли, и в его составе было отраслевое подразделение, которое занималось сбором, обработкой и передачей информации от предприятий в ГВЦ Министерства.
Поэтому на Госпремию была представлена многоуровневая АСУ, от участка до Министерства.
Управление производством продукции в отрасли боеприпасов (как это принято и в других странах) отличалось от других отраслей.
Наша отрасль не поставляла профильную готовую продукцию в собранном виде, готовом к применению.
Не так, как трактор, велосипед, мясорубку или телефон.
Поставка осуществлялась потребителю комплектами: отдельно взрыватель, снаряд, гильза и т.д.
Сборка осуществлялась в условиях заказчика.
Такая система была безопаснее при хранении продукции у потребителя.
Поставку частей комплекта предприятия, их выпускающие, должны осуществлять синхронно.
В этом и была особенность АСУ отраслью.
Всю гигантскую работу по созданию эффективной АСУ отрасли провёл коллектив ГВЦ Министерства во главе с его руководителем, талантливым организатором и учёным Устиновым Владимиром Михайловичем.

Второе направление
самое зрелищное. Оно включает многономенклатурный перечень не имеющего аналогов в стране и за рубежом автоматизированного оборудования на базе электроники, вычислительной и лазерной техники.
Эти автоматизированные технологические комплексы были основой перспективного создания интеллектуальных гибких автоматизированных производств сложной продукции.
В третье направление входят:
Социальные системы.
— АСУ «Здоровье» включала медицинские информационные системы и лечебно – диагностические медицинские технические устройства, системы и приборы.
— Система непрерывной подготовки кадров для отрасли. Профориентация школьников подшефных школ и созданного медико-технического лицея, профессиональная подготовка в заводских ПТУ и техникуме, а также подготовка специалистов –инженеров на базовых кафедрах политеха и меда на предприятии, по единому плану, согласующему все уровни.
Обеспечивающие системы.
— программное, информационное и техническое обеспечение АСУ всех уровней.
— технический комплекс защиты информации от ИТР. Это была признанная лучшей в стране системой защиты ВЦ от несанкционированного доступа.

Отдельные элементы всех трёх направлений представлялись на ВДНХ СССР и (по допустимости) на Всемирном Салоне изобретений и инноваций в Брюсселе.
50 медалей ВДНХ СССР (золото, серебро, бронза), 6 дипломов и 26 медалей Салона в Брюсселе, 37 авторских свидетельств СССР и патентов на изобретения – оценка некоторой части достижений творчества коллектива.

Кто есть кто.

Участниками работы, в конечном итоге, были три организации:
— Куйбышевское производственное объединение «Завод имени Масленникова» (КПО «ЗИМ»).
— Главный вычислительный центр Министерства машиностроения СССР.
— Научно-исследовательский институт систем управления Министерства радиопромышленности СССР.

От КПО «ЗИМ» соискателями Государственной премии были семь человек:
— Якубович Семен Кузьмич –
начальник информационно-управляющего центра (ИУЦ) – руководитель работы , кандидат технических наук, доцент.
http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Якубович,_Семён_Кузьмич&oldid=63446419
.https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BA%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D1%91%D0%BD_%D0%9A%D1%83%D0%B7%D1%8C%D0%BC%D0%B8%D1%87

— Кулачковский Юрий Николаевич –
заместитель начальника ИУЦ, главный конструктор разработок оборудования и автоматизированных систем управления технологическими процессами. Кандидат технических наук, талантливый изобретатель и всесторонне талантливый человек. Замечательно играет на рояле и аккордеоне. Но руки у него не музыканта, а слесаря. Все может делать своими руками. У него даже дома, в подвале, оборудована механическая мастерская. Любил ходить на «день метлы» (еженедельный санитарный день по уборке территории – два-три часа), ему там думается хорошо.

— Государев Николай Тимофеевич –
зам. начальника ИУЦ по организационным автоматизированным системам управления. Экономист по образованию с достаточно большим опытом практической работы на заводе. Организатор информационной и программной базы АСУ и функциональных подсистем управления сложным заводским механизмом. Чрезвычайно пунктуальный, обязательный, исполнительный, осторожный, творческий человек. Руководствовался принципом «семь раз измерь, один раз… пусть отрежет начальник». Эта ситуация устраивала его начальника (то есть меня). Я очень не любил многократные монотонные измерения, мне и двух хватало. И я был уверен, если Николай Тимофеевич проверил, то можно спокойно отрезать, то есть подписывать документ. На нем лежало оформление комплекта документов для представления в Госкомитет по Ленинским и Государственным премиям. Это достаточно сложная работа, от нее мог зависеть результат. Представлялось три единицы:
— книга с техническими описаниями работы,
— книга с отзывами, в том числе в прессе, наградами, авторскими свидетельствами, и другими информационными материалами,
— «раскладушка», как детская книжка, с основными показателями, с фотографиями, схемами, для быстрого и наглядного ознакомления с сутью и результатами представленной работы.
Николай Тимофеевич с этой задачей справился успешно.

— Курбатов Александр Васильевич –
Генеральный директор предприятия. Инженерная интуиция, чув¬ство нового, забота о том, что¬бы объединение шло в ногу с техническим прогрессом заставляли А.В. Курбатова заниматься новейшими технологиями управления и производства, разработкой новой техники. Внедрить электронику в управление производством без твёрдой руки руководителя практически невозможно. Александр Васильевич это понимал, и уделял этим вопросам много внимания.
Один пример. В рамках проекта автоматизации технологических процессов, под руководством талантливого конструктора и учёного Кулачковского Юрия Николаевича был разработан ряд автоматизированного оборудования, не имеющего аналогов в стране и за рубежом. Среди этого ряда — система уравновешивания часовых балансов с помощью лазерного луча (в обычной мировой практике часового производства это делается фрезерованием). Было много противников этого новшества – «есть прекрасное оборудование, выпускаемое в Швейцарии, можно купить и, оно уж наверняка будет работать, а здесь неизвестно, что получится»- говорили оппоненты . А. В. Курбатов дал зелёную улицу этим разработкам и получилось оборудование не только лучше швейцарского, но и с большими чем у него возможностями. Завод в дальнейшем получил заказы на оборудование для уравновешивания многих тел вращения, не только таких мелких как часовой баланс, но и тонвалов магнитофонов, других крупных деталей различного применения. А.В. Курбатов, по праву, был включён в состав соискателей Государственной премии СССР.
— Дмитриев Георгий Степанович –
заместитель главного инженера предприятия по подготовке производства. У него была очень важная роль – он отвечал за изготовление необходимого оборудования для автоматизированных технологических систем и за практическое внедрение этого оборудования в существующие производственные процессы. Учитывая сочетание разумного консерватизма производства с субъективным консерватизмом и боязнью нового у персонала этого производства, у Георгия Степановича была непростая задача по реализации разработок, их внедрению. Пробивной, настырный человек с опытом общественной и производственной деятельности, он много успешных усилий предпринял в продвижение работы к конечной цели. Практически, чтобы работу не забраковали по формальным признакам, даже после положительной оценки побывавшей на предприятии группы ученых- экспертов, необходимо было с соответствующей службой министерства отслеживать движение работы по лабиринтам ее рассмотрения. У Георгия Степановича это получилось успешно.

— Геращенко Георгий Иванович –
полковник Советской Армии, руководитель представительства заказчика на предприятии. Непосредственного участия в представленной работе не принимал. Но относился к нашим разработкам с одобрением и поддержкой во внедрении. Это было очень важно для конечного результата. Потому, что на других наших предприятиях некоторые военпреды, перестраховываясь, ставили палки в колеса новой технике, боясь снижения качества продукции, и, как результат, проблем по службе. Георгий Иванович чувствовал себя уверенно на своем месте и ничего не боялся. А в нашем проекте у него была задача получить отзыв от соответствующего управления Министерства обороны СССР. У него все получилось.
— Юрьева Любовь Петровна –
сборщица цеха спец. изделий. Передовик производства, имеет правительственные награды. Очень уважаемая в коллективе, скромная, располагающая к себе молодая женщина. К нашей работе имеет очень опосредованное отношение. Работает на оборудовании, созданном нашими специалистами. Достойный представитель рабочего (в основном женского) коллектива предприятия.

Другая группа нашей компании состояла из москвичей:
— Устинов Владимир Михайлович –
начальник Главного вычислительного центра Министерства Машиностроения СССР, кандидат технических наук, автор и организатор АСУ верхнего уровня комплексной системы, представленной на соискании Госпремии. Человек с удивительным чувством юмора, с ним всегда, в любых условиях, интересно общаться. Он был старше меня на восемь лет, у нас совершенно по-разному складывались биографии, но мы понимали друг друга с полуслова, как будто знакомы и дружим всю жизнь. У него довольно сложная судьба – выпускник пограничного училища, служил начальников заставы, получил травму позвоночника. После демобилизации по инвалидности, окончил институт управления имени Орджоникидзе, блестяще освоил новую профессию, защитил кандидатскую диссертацию, вырос до руководителя ГВЦ отрасли, признанного лучшим среди ГВЦ «девятки» министерств.
Отступление не по теме: в министерстве, и тем более на ВЦ, было очень мало мест для курения. Подчиненные Владимира Михайловича часто приходили к нему в кабинет с разными вопросами, начинали разговор и закуривали, так как он курил в кабинете. Их могло быть несколько человек. В кабинете все было в сизом дыму. Некурящему человеку было там трудно находиться. Устинов, не очень здоровый человек, все понимал, но отказать коллегам не мог. Мне его было жалко – сидит в клубах дыма, очень сутулый (из-за травмы), бледный человек. Казалось, вот-вот ему станет плохо. И я считаю одним из самых своих серьезных достижений – я уговорил его бросить курить. Я сам курильщик с двадцатипятилетним стажем недавно бросил. Главным аргументом было здоровье его малолетнего сына. У нас младшие дети были ровесниками. Курение отца при ребенке для ребенка пагубно. Я поэтому бросил курить и его убеждал. Убедил. Он бросил курить, посвежел, появился нормальный цвет лица и… животик, как будто проглотил мячик. За этот мячик он меня укорял все последующие годы.
— Утробин Евгений Николаевич –
начальник Главного планово-производственного управления Министерства Машиностроения СССР, кандидат экономических наук. Ему подчинялся ГВЦ, и он был самым заинтересованным руководителем отрасли в его работе. До министерства он работал директором завода в Перми, прекрасно знал производство и планирование, отчетливо понимал, что без ВТ руководить производством изделий в отрасли невозможно. Евгений Николаевич, умница и эрудит, был активным соавтором Устинова в разработке и внедрении совершенной АСУ отрасли.
— Шихаев Кирилл Николаевич –
директор центрального научно-исследовательского института автоматизированных систем управления Министерства радиопромышленности СССР, доктор технических наук, профессор, председатель комиссии ВАК (в единственном числе) по диссертациям его профиля с грифом «ОВ». Институт этот являлся головной организацией по созданию АСУ в оборонных отраслях. Кирилл Николаевич – большая умница, необыкновенно хитрющий и предприимчивый человек. Активный участник работ по АСУ отрасли вместе со специалистами ГВЦ Министерства Машиностроения .
Он ухитрился попасть сразу в два списка: на соискание Госпремии с нами, и, на соискание премии Совмина СССР в другой команде. Это запрещено, должна быть одна награда. Он думал, что если не одна, то другая обязательно получится. Получил обе (они рассматриваются разными комиссиями и не пересекаются).
— Лысый Валерий Акимович –
заведующий кафедрой института повышения квалификации специалистов Министерства радиопромышленности СССР, кандидат технических наук, доцент. С этим участником у нас самая любопытная история. Однажды раздается телефонный звонок. Привожу наш диалог:
— Здравствуйте, Семен Кузьмич. Я Валерий Акимович Лысый.
— Здравствуйте Валерий Акимович, я тоже лысый.
— Нет, это моя фамилия Лысый. Я прочитал о ваших работах в статье в газете «Правда», вы занимаетесь селективной сборкой, я этой проблемой несколько лет назад занимался на одном из московских часовых заводов. Мы можем с вами встретиться в Москве. Возможно, вам будет интересно.
— Хорошо, буду в Москве – свяжусь с вами, и, с удовольствием, встречусь.
( Сущность селективной сборки состоит в том, что детали соедине¬ния изготавливают с технологически выполнимыми и экономически целесообразными допусками. Изготовленные детали измеряют и сор¬тируют на группы по действительным размерам. Сборку соединений производят по одноименным группам .Преимущества селективной сборки заключаются в высокой точности соединений, большей производительности труда при обработке деталей с увеличенным допуском, меньших потерях от брака и снижении себестоимости изделий.  Без автоматизации она малоэффективна.)
Через несколько дней мы с ним встретились в Москве. . Оказался интересным мужиком. Он рассказал о своей работе. И предложил… включить его в состав соискателей. Уверял, что будет полезен в команде .
После пары рюмок, достал и разложил пакет фотографий. Это были фото Галины Брежневой и Юрия Чурбанова в неформальной обстановке с друзьями. Сообщил мне, что это и его друзья.
(Для тех, кто не знает: Галина Брежнева — дочь Леонида Ильича Брежнева –Генерального Секретаря ЦК КПСС, руководителя Советского Союза, Юрий Чурбанов, муж Галины – первый зам. Министра внутренних дел СССР.)
Я не очень поверил в эту дружбу, но мы с коллегами решили включить его в команду.
Пользы от него могло не быть, а вред — мог.
Система рассмотрения работ была построена таким образом, что если поступает заявление о конфликте интересов, работа снимается с дальнейшего рассмотрения.
И мы не ошиблись. И научная его деятельность совпадала с нашей тематикой, и он сыграл положительную роль в неожиданной ситуации, когда наша работа была уже включена в проект Постановления ЦК и Совмина.

Все эти люди, одиннадцать человек, составили удивительную команду. Каждый старался на конечный результат, делал все, что в его силах, для достижения этого результата. Все возникающие проблемы в процессе движения работы решались. Кто что мог, делал с максимальным старанием и с творческим подходом. Каждый (кроме представителя рабочего класса). Есть анекдот: «Чем хорош групповой секс? Можно сачкануть». У нас никто не «сачковал». Здесь никто не надеялся на других, каждый старался на совесть делать то, что мог. Задания руководителя выполнялись всеми, без различия рангов, четко. Никогда до и после мне не приходилось работать в такой дружной сплочённой команде.

Пути системы исповедимы.
Система отсеивания работ на соискании премии включала несколько этапов:
— Рассмотрение по формальным признакам (неправильное оформление документов, представление «вечного двигателя» и т.п.).
— Рассмотрение по существу. Для этого создавались специальные комиссии по тематике работ.
— Конкурсное рассмотрение одобренных комиссиями работ и отбор к награждению.
— Заключительное рассмотрение в отраслевом отделе ЦК КПСС. В нашем случае в оборонном отделе.

В соответствии с принятым порядком, к нам прибыла комиссия Госкомитета по Ленинским и Государственным премиям СССР в области науки и техники. Она должна была на месте убедиться в достоверности представленных работ. Состояла комиссия из ведущих ученых в предлагаемой области и работников аппарата Госкомитета.
Комиссия очень тщательно, в течение нескольких дней знакомилась с документацией и реальным состоянием внедрения комплекса работ на предприятии. Наша работа получила полное одобрение этой комиссии.
Я всегда помнил слова члена комиссии, пожилого ответственного сотрудника аппарата этого комитета после завершения работы комиссии на предприятии. Довольный увиденным, и, расслабившись после работы, во время прогулки по Волге, он сказал примерно следующее: «Вы слишком щепетильные провинциалы. Москвичи вашу работу представили бы на три Госпремии СССР». В дальнейшем я воспользовался его мыслью, и мы выдвинули часть из комплекса работ, представленного на Госпремию, на премию Совета Министров СССР.
Наша работа в конце концов успешно прошла все стадии рассмотрения и была отобрана для включения ее в проект постановления ЦК КППС и Совмина СССР. Перед подписанием постановления работу рассматривали в оборонном отделе ЦК. Меня вызвал на беседу ответственный работник ЦК, куратор нашего министерства. Долго и обстоятельно со мной беседовал. И о работе, и об участниках, и о предприятии, где основная работа проводилась. Остался доволен нашей беседой и пригласил меня сходить пообедать в цековскую столовую. Я его поблагодарил и быстро ушел. Устал от беседы. От нервного стресса пропал аппетит.
Через несколько дней узнаем, что работа прошла в ЦК, но в отделе исключили из состава двух участников: генерального директора ЗИМа Курбатова А.В. и начальника ГППУ министерства Утробина Е.Н. Не потому, что недостойны или их вклад недостаточный, а за то, что за полгода до того, они были награждены орденами.
В СССР существовал такой порядок, что правительственные награды, как правило, человек получал не чаще, чем раз в пять лет.
А эти наши мужики получили по ордену за успешное завершение прошедшего года и им не положена так быстро еще одна государственная награда. Ордена и медали раздавали ежегодно по результатам года. А Государственная премия, как правило,- один раз в жизни.
Сложилась нелепая ситуация. Мало того, что заслужившие люди не могут получить за свои заслуги, а другие из команды получат, эти люди были нашими руководителями. Как нам смотреть им в глаза, как они будут относиться к нам?
Мы решили, если их вычеркивают, то мы отказываемся от наград. Об этой ситуации я рассказал Лысому. Сказал о нашем решении, и, если он хочет стать лауреатом, и, если Галина и Юрий, действительно, его друзья, пусть обращается к своим друзьям исправить ситуацию.
Лысый меня не обманул в первую нашу встречу – это были его друзья. Он пришел к Галине и сказал, что если заслуживающих мужиков вычеркнут, то он тоже лишается звания. Галя оказалась надежным другом, пошла к старому другу отца — Суслову М.А.
(Для тех, кто не знает: Суслов Михаил Андреевич –член Политбюро, Секретарь ЦК КПСС по идеологии – второй человек в Партии.)
Сказала , что ее друзья прошли на Госпремию, а их начальников незаслуженно вычеркнули, и у ее друзей возникают серьезные проблемы. Михаил Андреевич позвонил Ивану Сербину – зав. оборонным отделом ЦК, и попросил оставить список в полном составе, поскольку двое руководителей не виноваты в том, что хорошо работали и получили награды, а напротив, заслуживают всяческого одобрения.
В результате все сложилось нормально. А эти два начальника косо смотревшие на включение Лысого в состав команды, когда узнали всю ситуацию, были ему благодарны. После завершения нашей Одиссеи, мы с Валерием Акимовичем остались добрыми друзьями.

Продолжение следовало.

Благодаря этой нашей работе, впервые в истории завода появилась новая система наград. Инициатив в присвоении почетных званий не существовало, после получения Госпремии стали оформлять достойных работников на звания «заслуженный экономист РСФСР», «заслуженный энергетик РСФСР» и другие.
Раньше была простая система: ежегодно предприятию выделялось некоторое количество государственных наград (ордена, медали) для представления достойных работников. Вне этой квоты нельзя было представить кого-нибудь за какие-либо достижения. На ЗИМе, до нас, за всю его многолетнюю историю, лауреатами Госпремии были два человека – главный конструктор и главный инженер, но они были включены в состав соисполнителей работ, представленных другими организациями.
В нашем случае, в состав соискателей был включен помогающий мне во всем, чем только мог, начальник труда и зарплаты. Но его из списка через какое-то время вычеркнули в Москве. В качестве моральной компенсации мы инициировали оформление его на звание «заслуженный экономист РСФСР».
После положительного решения по этому специалисту, на предприятии стали представлять и других достойных специалистов на почетные звания РСФСР. Если на Госпремию был конкурс до тысячи на одно место (всего двадцать пять премий на весь СССР в год), то на почетные звания РСФСР конкурса не было. Давали достойным по представлению министерства и согласия областных властей.
После получения Госпремии мы оформили представления на премию Совета министров СССР работу по созданию системы генераторов для защиты информации, как важнейшего элемента противодействия иностранным техническим разведкам.
Система, разработанная и освоенная в производстве, была лучше, чем разработка специализированных НИИ. Внедрена более чем на трехстах предприятиях одиннадцати отраслей, в том числе на всех загранобъектах СССР (авторы Г.С. Дмитриев, Б.М. Черновой, С.К. Якубович).
Работа успешно прошла все стадии, и все представленные специалисты получили звание «Лауреат премии Совета министров СССР». В составе соискателей были не только наши специалисты, но и из ряда НИИ.
Из моей команды лауреатами стали главный конструктор разработки Черновой Борис Михайлович и мой зам по технике Перфилов Геннадий Васильевич.
Черновой Б.М. сумел найти технические решения, лишенные недостатков других предшествующих разработок, которые нам директивно предлагалось внедрять на ВЦ. Предлагаемые к внедрению приборы не полностью защищали всю нужную полосу частот, имелись провалы на некоторых диапазонах, что не обеспечивало стопроцентную защиту.
Наша разработка, лишенная этого недостатка, первоначально предназначалась для собственных нужд. Но, пройдя все высшие разрешительные инстанции, получив разрешение на использование в работе ВЦ предприятия, мы решили освоить производство этих изделий для предприятий отрасли. А затем последовали заявки и из других оборонных отраслей.
Б.М. Черновой был очень высокообразованным специалистом. И в области радиоэлектроники и связи, и в области вычислительной техники. Решение проблемы защиты лежало на стыке этих двух областей.
В числе награжденных был и наш большой друг и коллега генерал Беззаботнов Юрий Иванович, заместитель начальника ГВЦ Госплана СССР по технике.

Такова история нашей Государственной премии СССР.
Но, к сожалению, то, за что её дали, было преступно уничтожено вместе с предприятием, для которого всё это делалось.

* Вместо послесловия.
Преступление без наказания.
Торможение предприятия началось в 1991 году, когда под давлением деструктивных элементов (тогда их называли «неформалы») новое руководство отрасли (от страха быть обвиненными в консерватизме) вышибло с предприятия тогдашнего генерального директора Курбатова А. В.
Вслед за руководителем предприятия обстановка на предприятии вышибла и «мозги», вернее, они сами утекли за не востребованностью.
Очень характерный и страшный пример (типичный для многих предприятий ВПК). Ушел с ЗИМа талантливый конструктор и ученый, автор многих разработок, не имеющих аналогов в мире, и устроился на работу бригадиром слесарей-сантехников на стройку. Основа его бригады – его коллеги-конструктора. Так в России исчезло целое направление разработки специализированного технологического оборудования на базе электроники и лазерной техники.
Руководители, сменившие А. Курбатова, перескочив свой уровень некомпетентности, ошалев от масштабов, попавших в их руки активов и задач, не смогли разработать ни тактику, ни стратегию дальнейшего движения предприятия. Ждали указаний Москвы. А ей было не до них.
Произошёл классический, хрестоматийный рейдерский захват самого крупного в одной из оборонных отраслей предприятия – федерального государственного унитарного предприятия «Завод имени Масленникова»(«ЗИМ») в г. Самаре. Многопрофильное уникальное предприятие с высокоразвитой научно-технологической базой к 2006 году было ликвидировано на основе безразличия и коррупции по ветвям власти разных уровней.
Все участники этого «подвига», которые должны были препятствовать развалу предприятия, прекрасно себя чувствуют (если их Б-г не наказал). И арбитражные судьи разных инстанций, и бывший областной прокурор, и бывший глава Роспрома (Б. Алёшин), и бывший губернатор, и бывший глава областной налоговой инспекции (!!!), и чиновники Госсобственности (!!!), и другие.
Кто прямо, а кто преступным безразличием, разрушил то, что создавалось и совершенствовалось в течение 100 лет! Почему? Не повезло ЗИМу: он занимал в центре города, на берегу Волги 55 га очень дорогой (по рыночным ценам) земли и владел привлекательным загородным имуществом и землёй. Рыночная цена ликвидных активов (земля, инфраструктура, часть производственных зданий), пригодных для создания офисно-развлекательно-жилого комплекса близка к половине миллиарда долларов США. При этом, уничтоженные технологические и интеллектуальные комплексы стоят значительно дороже.
Жемчужину отечественной оборонки продали дешевле, чем за 30 серебряников. $10 млн.– таков был долг государственного предприятия. Основная часть долга — государству ( налоги, сборы, штрафы). А владельцами стали частные лица, которые выкупили долг и уничтожили предприятие.
Уничтожено предприятие, которое могло бы стать (КАК И БЫЛО ВСЕГДА) флагманом модернизации в отрасли, что опасно снизило потенциал развития производства изделий традиционного профиля. Особенно, если учесть, что другие предприятия профиля «ЗИМа» находятся в плачевном состоянии.
Чтобы его восстановить, нужно не меньше $10 млрд. и 10 лет!!..
Трудно отличить бескорыстное бездействие, безразличие от коррупции. У них один и тот же результат: разрушение созданного или его захват.
Безразличие к судьбе государства, его базиса, есть предательство. А у предательства нет срока давности.
Почему это произошло:
— Безграмотная и глупая (если не сказать преступная) политика Ельцина и Гайдара относительно ВПК – «Россия не будет торговать смертью», то есть военной техникой и боеприпасами; или, навязанная Западом, конверсия оборонного производства (кастрюли вместо ракет)!?;
как известно, все беды от невежества (и правителей, и народа); только невежество не позволило им определить действительные стратегические и тактические приоритеты;
— бездарность, безграмотность и бездеятельность руководителей завода, назначенных после развала СССР такими же руководителями отрасли;
— несовершенство законодательства Российской Федерации;
— агрессивность, организованность, профессионализм и волчья хватка бизнеса, поддержанного коррумпированными чиновниками.

Эти непривлекательные действия и смели гордость дореволюционной и послереволюционной России.
В известной притче говориться: «Не бойся врагов: самое худшее, что они могут с тобой сделать – убить; не бойся друзей: самое худшее, что они могут с тобой сделать – предать; бойся равнодушных: это с их молчаливого согласия происходят убийства и предательство».
Из-за равнодушия (очень хочется надеяться, — не из корысти) чиновников и других лиц, которым по долгу службы было положено беспокоиться о существовании самого крупного предприятия отрасли, перестало существовать уникальное предприятие.

Апрель 2019. Ашдод.

Иллюстрация: pinterest.ru

Поделиться.

Об авторе

Семён Якубович

Академик, профессор, доктор технических наук; научный редактор журнала

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.