«Мы рождены» часть 7. «ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК»

0

Название сказки А. Толстого.

 

Не в деньгах счастье…, а в их количестве.

Современная народная поговорка.

 

Почему в известной и всеми любимой сказке ключик от счастливой
жизни сделан из золота, а не, например, из крепчайшего булата? Детский вопрос. Любой школьник знает, что символ богатства и благополучия — это золото. Несмотря на прошедшие тысячелетия, золото все еще остается эквивалентом давно вошедших в обращение “бумажных” денег, и время от времени наше правительство успокаивает население, что имеющиеся в обращении купюры обеспечены золотым запасом.
Наверное, нет смысла подробно рассказывать о том, как появилось денежное обращение и почему именно золото стало первым наиболее распространенным эквивалентом обмена. Все знают, что золото — достаточно редкий и дорогой металл, обладающий к тому же высокими технологическими свойствами. Есть у него и еще одно немаловажное качество — нам вдолбили, что оно красиво. Возможно, что этот аспект появился у золота благодаря схожести его цвета с цветом Солнца, которому как Богу поклонялись древние.
Все это теперь неважно. Важно то, что сегодня золотой запас играет роль
своеобразной потенциальной (запасенной) энергии, которая может быть освобождена (подобно упору пружины), чтобы выполнить необходимую работу.
Поэтому действительной (обусловленной Природой) связи между золотом и его бумажным заместителем нет. Тогда как же оценивать товар при обмене? И вообще, можно ли его оценивать по весу золота, каждому грамму которого присвоено значение денежного знака? Можно ли считать богатой
страну, в недрах которой оказалось много золота, и бедной ту, где его вовсе
нет? Можно себе представить, через какие сложности прошло мировое сообщество, прежде чем научилось регулировать денежные потоки, не имеющие реальной, природной связи с сутью обмена материальными и духовными благами!!!
Предположим, что 1 кг репчатого лука стоит сегодня на омском рынке
3 рубля, а 1 кг картофеля — 6 рублей. Что это означает? А это означает, что человек, вырастивший сколько-то тонн лука, продав его, получит в свое распоряжение денежные средства, которые, по его мнению, обеспечат его потребности в существовании и возможности на следующий год вырастить, по крайней мере, столько же лука. Аналогичным образом считает и продавец картофеля. Отсюда и цены, иначе и выращивать незачем.
Однако, как мы выяснили ранее (пример с «худым» и «толстым»), уровень этого существования может быть совершенно различным — продавец лука, несмотря на “низкую” цену будет “купаться в шампанском”, а продавец картофеля — “грызть морковку”. Так распорядился “господин рынок”. А почему так на самом деле может произойти? А потому, что энергозатраты при производстве, допустим, лука (включая и энергию, необходимую для поддержания жизнедеятельности выращивающего его человека) меньше, чем энерго-затраты при выращивании картофеля — урожайность лука выше, температура на Территории его выращивания — тоже.Тогда, может быть, махнуть рукой на все эти доллары, фунты, марки, рубли и начать все оценивать в джоулях? Приходим, скажем, в магазин за галстуком и видим, что он стоит 15 кДж. Если это нас устраивает, достаем “десятку” и “пятак”, расплачиваемся и уходим с покупкой. А что? Процесс хуже, чем с рублями или с У.Е.? Может быть он непривычен, но зато мы точно знаем, что нас не обманули. Мы даже можем прикинуть, сколько энергии реально может быть потрачено на изготовление галстука (его себестоимость), определить “наценку”, обусловленную накладными расходами, прибылью, расходами и прибылью торговли. Мы можем объективно просчитать, за сколько мы можем купить товар за рубежом, например, в стране с более теплым климатом — там товар должен быть дешевле. И обменять сырье на товар можем более обоснованно. Мы можем заявить торговому “партнеру”, что на его территории наша тонна нефти эквивалентна его двум видеомагнитофонам даже с учетом нормальной прибыли, и на меньшее мы не согласны. А что на это скажет зарубежный “партнер”? А он скажет, что если мы не хотим за тонну нефти брать у него только один “видик” (столько, сколько мы смогли бы сами сделать из этой тонны нефти), то пусть сами и попробуем сделать два! И будет по-своему прав! Но в этом случае хотя бы может состояться как-то обоснованный диалог…

А как мы торгуем сейчас (я имею в виду не уголовную, а нормальную часть этого процесса)? Продаем нефть по откуда-то взявшимся “мировым” ценам, потом на какие-то доллары приобретаем товар по каким-то “рыночным” ценам. То “удерживаем” доллар, то “расширяем” коридор… Не напоминает ли это сцену из “Кавказской пленницы”: “…Так, в какой палате у нас прокурор?…” ?
Существующие финансовые взаимоотношения возникли очень давно, когда человечество еще и не подозревало об экологических и социальных последствиях своего неуемного стремления к росту потребления, приводящего к появлению экологических и социальных проблем, и мало изменились за по-следние несколько столетий, становясь все изощреннее в попытках одних заработать за счет других. Часто эти взаимоотношения называют “экономическими законами”, хотя на самом деле они являются сводом правил обмена материальными и духовными ценностями, выработанных на определенных Территориях во времена, когда предполагалось всевозможное обеспечение энергией любых проектов жизнедеятельности, и не имеют никакого отношения к Законам Природы. Соответственно можно поставить вопрос о применимости этих правил на других Территориях, кардинально отличающихся по географическому и демографическому положениям.

Кстати говоря, один из столпов современных финансовых отношений -кредит — вообще не имеет в Природе аналога. Очевидно, что невозможно представить себе ситуацию, в которой, например, волк, утолив голод частью заячьей тушки, бегает по лесу в поисках дебитора, чтобы отдать оставшуюся часть тушки под проценты!
Можно в качестве иллюстрации несоответствия товарно-денежных отношений реально происходящим процессам привести еще одно рассуждение.
Предположим, что некоторый субъект имеет в собственности предмет труда, изготовленный в прошлом (i-том) веке, доставшийся ему по наследству и стоивший в сопоставимых ценах У долларов. Предположим также, что на изготовление этого предмета было израсходовано (с учетом всех состав-ляющих) Х джоулей энергии. Если использовать физический смысл уравнения (3), то можно сказать, что сегодня за счет этих Х джоулей можно было бы изготовить в (ak /ai)=A раз больше этих же предметов, или — на изготовление этого предмета сегодня было бы потрачено Х/А джоулей (сегодняшняя “энергетическая себестоимость” предмета). Если этот объект труда — обыкно-венная и ничем не примечательная, но так же как и 100 лет назад нужная для раскатки текста скалка, то она сегодня снова будет стоить примерно У долла-ров в сопоставимых ценах (потребительская стоимость осталась прежняя).
Если же этот объект труда — пришедшая в полную негодность (как будто бы и не имеющая потребительской стоимости) перьевая ручка, доподлинно принадлежащая в свое время Наполеону Бонапарту, то трудно даже представить себе цену, за которую она может быть продана. Продав ее, владелец получит
в свое распоряжение денежные средства, за которые сможет купить, например, другой объект, энергетически эквивалентный миллионам перьевых ручек. Таким образом, из “ниоткуда” появились денежные средства, вызвавшие к жизни возможность дополнительных энергетических затрат (т.е. и энергетических потерь — с экологической точки зрения), и соответствующий этим затратам объект. Таких парадоксов (особенно с недвижимостью, ценой земельных участков и т.д.) можно приводить сколь угодно много.
В принципе, основная веха в понимании сути происходящего сегодня общего роста энергозатрат была поставлена еще в прошлом веке, когда экономисты впервые выделили в финансовых потоках так называемую “прибавочную” продукцию, т.е. отделяемые от всего человеческого сообщества денежные средства, идущие на удовлетворение потребностей владельцев средств производства (будь то государство или частные лица и их сообщества) и контролируемые только ими. Таким образом, можно говорить о том, что из всей добытой и расходуемой энергии некоторая часть (назовем ее “прибыльной”) используется исключительно в интересах определенных лиц и кругов. 

Однако, не это главное. Гораздо важнее тот факт, что владелец средств
производства в силу культивирующихся ценностей и желания повысить собственное качество жизни заинтересован, по крайней мере, в постоянном получении этой “прибыльной” энергии. А поскольку получать ее он может только при эксплуатации наемного труда, постольку он должен любым образом заставить человека работать, т.е. что-то изготавливать, даже если это “что-то” на самом деле никому не нужно. Поэтому владелец средств прои з-водства должен сделать так, чтобы у изготавливаемого на его предприятиях продукта была потребительская стоимость. Как правило, в рекламе такой продукт называют “новым”. Любой товар по вышеописанной причине время от времени становится “новым”, даже если его качество и не изменилось (оно может даже в плановом порядке сознательно ухудшаться). Принимаются са-мые разные меры к тому, чтобы искусственно вынудить человека приобрести реально ненужные ему продукцию и услуги: дороговизна запасных частей и ремонта, низкий престиж “устаревших” моделей и интерьера и т.д. Пресловутая “прибавочная” продукция требует от хозяина умения заставлять человека
много работать, а значит — использовать, и во многом — бесполезно, энергию.
В этом плане вспоминается пример, приведенный в одной из книг об изобретениях. Некоторая фирма кроме всего прочего производила прекрасные ножи для чистки картофеля. Ножи совершенно не тупились и были сравнительно дешевы. В конце концов, население почти перестало их покупать, поскольку они не портились. Руководство фирмы объявило среди своих работников конкурс с премией в 10 тысяч долларов, — каким образом, не ухудшая качество ножа, сделать так, чтобы его снова начали покупать? Конкурс выиграл один из служащих, предложивший окрашивать ручку ножа в цвет карто-фельной шелухи. Теперь хозяйки, почистив картофель, зачастую вместе с очистками в помойку стали выбрасывать и ножи. Так искусственно на них
снова появился спрос. Это очень показательный пример, и не столько об изобретениях, сколько о том, как по существу насильно и в то же время не навязчиво можно заставить человека (потребителя) приобретать вещи, принося прибыль владельцу средств производства.
Так что навязанное олигархами-капиталистами населению Запада “общество потребителей” с его правилами является для владельцев средств производства воистину Золотым ключиком, безошибочно открывающим кошельки трудящихся сограждан.
В связи с этим встает законный вопрос — стоит ли нам так активно соваться в эту дряхлую и по своей сути тупиковую систему, постоянно дающую сбои в виде “обвалов” на биржах, “экономических” кризисов, “внезапных” девальвациях национальной валюты и т.д.? Что же там на самом деле регулярно
обваливается? Предприятия как работали, так и работают — одни производят энергию, другие ее тратят… И “вдруг” часть из них, а то и все сразу “обваливаются”.Просто в последнее время все чаще рушится искусственно построенная “экономическая” система, не выдерживающая обостряющихся противоречий  между  постоянно  действующими  Законами  Природы  и  противоречащими им правилами.  

 

Поделиться.

Об авторе

Александр Болштянский

Профессор, доктор технических наук; член редколлегии журнала; член-корр. МАХ( международная академия холода)

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.