Репатрианта Антона вылечили в Израиле от приступов эпилепсии за 111 секунд

0

Автор:
Ариэла Аялон

40-летний мужчина стал одним из первых эпилептиков в мире, к которому применили новый метод лечения.

40-летний Антон Гарбуз стал одним из первых больных в мире, кому удалось избавиться от приступов эпилепсии с помощью нового метода лечения, разработанного в Израиле. Антон сильно страдал, долго и безуспешно лечился в разных больницах, пока не обратился в больницу «Шиба». Во время процедуры к голове Антона прикрепили специальную каску, которая направила на патологический участок в мозге ультразвук из 1000 излучателей. Через 2 дня приступы прекратились, и больной выписался. Об этом случае рассказывает в среду, 11 августа, сайт Ynet.

Первые симптомы эпилепсии у Антона Гарбуза появились в 8 лет, но в последние годы приступы участились из-за доброкачественной опухоли мозга. Врачи приняли решение лечить пациента новым методом — точным прижиганием ультразвуком.
Антону, родившемуся в России, диагноз эпилепсии поставили далеко не сразу. «В детстве у меня была одышка, мне прописали лекарства от нее. Советские врачи не распознали эпилепсию, этот диагноз никогда не называли моим родителям», — говорит он.

Таким образом, после репатриации никто из израильских врачей не знал, что перед ними — мальчик с эпилепсией. «В Израиле меня призвали в армию, в Службу вооружений ЦАХАЛа, — вспоминает Антон. — Все было в порядке до тех пор, пока накануне увольнения в запас, когда мне был 21 год, я вдруг «застрял» на ходу. Я стоял и не мог пошевелить ногами».
Гарбуза обследовали и поставили диагноз эпилепсии. Это заболевание вызывается нарушением электрической активности мозга и обычно проявляется судорогами. Антон выучился на электронщика, начал работать, создал семью. Гарбуз скрывал болезнь от работодателей, опасаясь увольнения. Когда приходилось брать больничный из-за приступов, он не сообщал причину болезни. «К счастью, приступы случались только ночью, во сне, — говорит он. — Я просыпался утомленным и ничего не помнил, потому что приступ стирает кратковременную память. На мои приступы по ночам обратила внимание жена».
Антон добавляет, что просыпался после приступа в ужасном настроении. Ничего не помнил из того, что случилось накануне, ощущал выраженную слабость — было трудно даже разговаривать — и потерю аппетита. Такое состояние после каждого приступа длилось не менее 2 суток.
На грани падения
Гарбуз научился жить со своей болезнью, но полтора года назад она стала протекать тяжелее, несмотря на прием лекарств. «У меня вдруг возникла повышенная чувствительность к запахам, — говорит он. — Например, запах женских духов вызывал тошноту и головокружение, и если бы я немедленно не отдалялся от источника запаха, то упал бы».

Он сменил несколько клиник эпилепсии при разных больницах, пытаясь избавиться от этой симптоматики. «Мне предложили операцию на открытом мозге, но такая перспектива испугала меня, — вспоминает Гарбуз. — Потом я узнал, что в «Шибе» разработали передовой нехирургический метод, обратился туда и дал согласие на лечение».

Д-р Цион Зибли, заведующий отделением функциональной нейорохирургии и локальных ультразвуковых вмешательств на мозге, поясняет: «Больной поступил к нам после того, как в других больницах ему не смогли помочь. На сделанных ранее снимках черепа была выявлена доброкачественная опухоль, расположенная в районе мозговой миндалины в глубине мозга с левой стороны. Проблематичное расположение опухоли, вызвавшей обострение эпилепсии, делало ее неоперабельной. Хирургическое вмешательство могло привести к потере памяти и парезу конечностей».
Врачи больницы провели консилиум с участием д-ра Зибли и невролога-эпилептолога. «Мы решили применить этот новый метод, и это оказалось успешным», — считает доктор.

Как работает технология
Технология основана на воздействии ультразвука точно на патологический очаг и носит название фокусированного ультразвука (FUS). Она разработана израильской компанией Insightech, которая занимается производством хирургического оборудования, основанного на применении ультразвука и средств визуализации MRI. Использование сфокусированного ультразвука разогревает патологический участок и устраняет его без надобности в операции. Эта технология основана на использовании 2 синхронизированных систем: магнитного резонанса и сфокусированного ультразвука. По отдельности эти системы давно знакомы медикам, но их сочетание позволила лишь разработка компании.

До сих пор метод применяли для избавления больных паркинсонизмом от тремора и рассасывания миом матки. «Мы нашли новое применение этой системе», — говорит д-р Зибли. При участии инженеров компании-производителя технология была адаптирована к лечению эпилептиков, страдающих опухолями мозга.

8 августа в Израиле и в мире было впервые произведено такое вмешательство. «Без всякой анестезии, поскольку надо было контактировать с больным в ходе процедуры, больного поместили в установку MRI и надели ему каску с 1000 излучателями ультразвука, которую прикрепили к черепу 4 болтами. Вначале мы сделали снимок для точного определения местоположения опухоли и области мозга, вызывавшей судороги. После этого мы направили на патологический очаг ультразвук из всех излучателей. В ходе процедуры больной рассказывал о своих ощущениях. Мы провели 3 сеанса ультразвуковой обработки мозга, по 37 секунд каждый».

После вмешательства Гарбузу сделали еще один снимок и установили, что процедура прошла успешно — электрическая связь опухоли с мозгом была разорвана, что предотвращает рецидивы судорожных припадков. «Я получил доказательства революционного характера новой технологии, позволившей удалить патологический очаг без скальпеля, и его можно будет применять в лечении эпилепсии», — сказал д-р Зибли.
Через 2 дня, когда стало ясно, что судороги прекратились, Гарбуза выписали. «Я чувствовал себя очень хорошо и был уверен, что выздоровел до такой степени, что даже не стал вызывать такси, а поехал домой на автобусе», — весело говорит он.

Перевод: Даниэль Штайсслингер

Иллюстрация: Антон Гарбуз (Фото: Авигайль Узи )

https://www.vesty.co.il/main/article/hyclpowgt

Поделиться.

Об авторе

Alexander Zabuty

Ph.D, of Animal science, professor

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.