В Израиле объяснили, почему так сильна скорбь по умершим домашним животным

0

Только сейчас психологи стали понимать, что между животным и хозяином существует особая связь, поэтому так сильна скорбь при утрате. Но когда это признают работодатели? Размышления и факты.

Автор Нехама-Ширли Фаркаш и Куки. Фото: Одед Карни

Автор: Нехама-Ширли Фаркаш

Несколько лет назад, когда вышла в свет книга поэта Натана Заха «Соловей здесь больше не живет», я позвонила ее автору. Вначале он категорически отказывался давать интервью, но когда узнал, что строчка из его стихотворения «Я видел прекрасную птицу» вытатуирована у меня на руке, согласился. Татуировку я сделала в тот день, когда мой любимый попугай Куки вылетел в окно и не вернулся.

Куки был красивым. 13 лет подряд ровно в 21:00 он садился мне на плечо, и я понимала: пора идти спать. Мы засыпали одновременно и одновременно начинали день. Когда он улетел, на моей коже осталось пятнышко в том месте, где птица любила посидеть. Мысль о том, что мой Куки дрожит от страха на незнакомой улице и не может найти дорогу домой, преследует меня до сих пор.

Зах выслушал мою историю с пониманием. Он и сам тосковал о маленьком соловье, появившемся как-то у его окна.

Через год после исчезновения Куки я взяла в дом 8-месячную дворняжку Шошу.

С Шошей повсюду. Фото: частный альбом

Если бы мне кто-нибудь сказал, что каждое утро я буду вставать, чтобы убирать за собакой, я бы рассмеялась. Через две недели я внезапно поскользнулась дома, упала и потеряла сознание. Собака облизывала меня несколько часов, пока я не пришла в себя. Через год она отогнала мужчину, который пытался меня изнасиловать. Шоша была мне как дочь, разве что с хвостом.

Я не приду на работу, у меня умерла кошка
Многие люди делают для своих животных невозможное: освобождают для них целую комнату, отказываются от брака, тратят огромные деньги на лечение и не едут в отпуск, если их не на кого оставить.

Инструктор вождения Айзик Давидович из Раананы всполошил весь Израиль, когда любимый пес сбежал из пансиона во время его отпуска за границей. Собаку разыскивали тысячи волонтеров, а когда нашли, Айзик написал книгу, посвященную ее побегу и возвращению.

Связь между животными и владельцами лишь недавно стала освещаться в профессиональной литературе. Результаты эмпирических исследований еще не опубликованы официально, но психологи, ветеринары и владельцы животных постоянно публикуют истории, моментально разлетающиеся по миру. Многие психологи воспринимают это явление со всей серьезностью.

Но войдет ли работодатель в положение сотрудника, который не вышел на службу из-за траура по кошке? А ведь эта скорбь бывает очень сильной. Моя соседка по сей день скорбит по давно умершему ежику Артуру, который был большим любителем бамбы.

«Считается, что скорбеть можно только по кошкам и собакам, — говорит невролог д-р Мейрав Барак, — но глубокая привязанность может выработаться и к другим животным». Сама она держит дома кроликов, при этом они свободно перемещаются по дому, а не сидят в клетке.

По мнению немецкого детского писателя Эриха Кестнера, нельзя утешать ребенка, у которого умер хомяк, обещанием купить нового. Это первая встреча ребенка со смертью, пишет Кестнер, и если не позволить ему пережить скорбь, это затруднит потом переживание смерти близких людей.

Психологи утверждают, что смерть человека не означает разрыва эмоциональной связи с ним. То же относится к привязанности к животным.

Я до сих пор помню ощущения от легкого прикосновения коготков Куки к моему плечу.»Продолжающаяся связь» — это психологический термин, обозначающий сохраняющиеся паттерны поведения после смерти значимого человека или домашнего животного. Татуировки, фотоальбомы, сохранение реликвий (например, птичьего пера) — все это относится к данному явлению. Умершие животные даже снятся владельцам, причем через много лет после своей смерти.

Рами Орпаз, работник сферы высоких технологий, не может отойти от внезапной смерти любимой лошади Шейд. Она скончалась от мыта — инфекционной болезни, которая известна в Израиле под английским названием Strangles. Скорбь не помешала ему начать кампанию повышения осведомленности владельцев лошадей об этой болезни.


Рами Орпаз с лошадью Шейд. Фото: частный альбом

Мэр Гиватаима Ран Куник скорбит о смерти своей собаки Шокит, которую он взял из приюта 12 лет назад. Пес перенес операцию на почках, и от него отказались две семьи. Если бы Куник не забрал его к себе, животное пришлось бы усыпить. Но собака заболела аутоиммунным расстройством, и все усилия ветеринаров, щедро оплаченные ее хозяином, оказались тщетными.

Собака — не прихоть

Шарон Регев. Фото: частный альбом

«Скорбь по умершему человеку понятна и сопровождается традиционными церемониями — похоронами, недельным трауром, годовщинами, — говорит Наора Барак, занимающаяся разведением и реабилитацией собак и кошек. — С животными иначе. Скорбь по ним — это нечто очень личное, что порой стараются скрыть, потому что люди не допускают сравнения себя с животными. Так что человек, у которого умерла собака, может получить минутное сочувствие, но многие будут удивляться тому, что он убивается и не может примириться с потерей. Но у меня гибель каждого питомца оставляет рубец на сердце. Меня связывала с ними огромная любовь. С их смертью исчез целый мир. Остался лишь их образ в памяти».

— Вы хоронили своих животных?

— Когда у меня умер лабрадор, я похоронила его на кладбище домашних животных в мошаве Битан Аарон и посадила яблоню на могиле. А потом узнала, что земельный участок продан, и кладбище ликвидировано. После этого я купила деревенский дом с большим садом, где можно будет найти место последнего упокоения моим питомцам.

— Где можно похоронить животное в Израиле?

— Есть кладбище «Ган махмад», а также «Дерех ха-хадарим» в мошаве Бейт-Херут. В мошаве Кфар-Хесс есть кладбище «Шалват-оламим». Оттуда приезжает человек по имени Орен, забирает труп, сжигает его и возвращает хозяину урну с пеплом. Я хочу, чтобы люди начали понимать, что собака — это не прихоть, а потребность души.

Д-р Шарон Регев управляет ветеринарной больницей в Рамат-Гане уже 30 лет. Он видел множество смертей животных. «Но это не сделало меня равнодушным, и эти животные остаются в моей памяти, — говорит он. — Я восхищаюсь привязанностью хозяев к их любимцам. Это явление называется PetParent — владельцы животного испытывают к ним те же чувства, что родители к детям. Только сегодня в моем кабинете рыдала клиентка — ее собаке предстоит операция по удалению опухоли».

— Вам приходится сталкиваться с тяжелыми ситуациями.

— Да, особенно когда не остается иного выхода, кроме как усыпить животное. Приходится готовить к этому хозяев. Они получают возможность уединиться со своим питомцем в отдельной комнате и попрощаться с ним. Траур по животному очень похож на траур по человеку. Особенно у детей. Я даже консультировался с детским психологом о том, как сообщать семьям с детьми о смерти животного. Дети скорбят так, как если бы умер кто-то из родни. Если животное росло вместе с ребенком, то он его воспринимает почти как брата.

— На какие крайности идут люди, чтобы спасти жизнь своих питомцев?

— Несколько лет назад я поехал в Румынию, чтобы помочь открыть там ветеринарную больницу. Там я познакомился с пожилым бездетным вдовцом, жившим в маленькой квартире с 8-летним ротвейлером. У собаки была болезнь почек. Я рассказал ему в шутку, что в Калифорнии делают трансплантацию почек кошкам за 40.000 долларов. В свой следующий приезд в Румынию я узнал, что он продал квартиру и машину, чтобы отвезти собаку на лечение в Калифорнию. Но собака умерла раньше, чем они выехали.

Иллюстрация: versiya.info

https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5686443,00.html

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.