Не приняли Израиль — не нашли работу

0

Отчего многие репатрианты 90-х были вынуждены работать охранниками и мыть лестницы, почему части из них приходится делать это по сей день.

Я хорошо знаю это поколение, поколение родителей моих ровесников. Уроженцы тридцатых-сороковых, они в конце 80-х, а по большей части — в начале 90-х, приехали в Израиль вслед за детьми. Да, дети устроились лучше. Они, наши родители, — хуже. Да, на них уже не хватило социального жилья, которое государство распределяло репатриантам 70-х годов. Да, многие из них до сих пор живут в съемных квартирах или еще выплачивают остатки ипотечной ссуды. И пенсий многие из них не заработали — в те годы только на госслужбе и в крупных фирмах сотрудникам отчислялись ежемесячно суммы в пенсионные фонды. И подрабатывали многие до 70-и с лишним лет, на жизнь, откладывая шекели, достававшиеся тяжелым трудом, на поездки в гости к оставшимся в постсоветском пространстве родным, ну и самое главное, как без этого, на подарки внукам.

Не нужно заниматься социологическими исследованиями, чтобы понять несколько азбучных истин.

1. Есть большая принципиальная разница между абсорбцией около двухсот тысяч репатриантов из страны Икс и абсорбцией почти миллиона — из нее же.

2. Есть большая принципиальная разница на рынке труда между двумя возрастными группами — 25-30 и 45-55.

Только вот… эти азбучные истины не укладываются в пропагандистскую концепцию. А концепция вот она: репатрианты, приехавшие в Израиль в самом, что ни на есть, перспективном и продуктивном возрасте (45-55), морду воротили от новой родины. Иврит учить не хотели, работу по специальности не искали ( потому что ведь всякий знает, что любой репатриант, вот как дядя Баруха Подольского, может устроиться в возрасте 50 плюс преподавателем в колледже. Это только среди уроженцев страны , помоложе пятидесяти, жесточайшая конкуренция за ставки и часы в колледжах . И теперь мы знаем, почему: деканы колледжей предпочитают пятидесятилетних новых репатриантов. Очень-очень их ждали на работу. А те из-за недостаточной мотивации и лености души предпочли работать охранниками или квартиры убирать. Сами виноваты.) .

А все почему? А потому, что «не готовы принять Израиль как еврейское государство». Что означает — не готовы принять ультраортодоксальную версию иудаизма как ультимативную и единственно верную. В отличие от алии 70-х — у тех, как известно, голоса делятся между «Яадут ха-Тора» и ШАС. А вот эти, по лености души отказывающиеся устроиться на высокооплачиваемую работу, голосуют за неправильные партии.

И все бы хорошо. Если бы…

У газеты «Новости Недели» нет сайта. А вы ведь понимаете, что за аудитория у еженедельной «русской» газеты в Израиле, не имеющей сайта. Обитатели хостелей. Те самые, которым в 90-е было 45-55. И не заработавшие себе на высокооплачиваемой работе на собственную квартиру. А именно в вышеуказанной газете неизменно и самозабвенно трудится чуть ли не с самого своего приезда в Израиль Петр Люкимсон.

А все почему? Потому что приехал в страну в начале 90-х (то есть когда рухнул СССР) в неперспективном возрасте. Что-то 25-30. А вот если бы он репатриировался в возрасте перспективном, 45-55, то, без сомнения, устроился бы на престижную, высокооплачиваемую работу. И, возможно, даже научился бы писать на языке страны, в которой живет.

Кто знает? Все может быть.

Иллюстрация:
cleaner.net.ua

https://mnenia.zahav.ru/Articles/3468453/%D0%BD%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D0%BB%D0%B8_%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8C_%E2%80%93_%D0%BD%D0%B5_%D0%BD%D0%B0%D1%88%D0%BB%D0%B8_%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%82%D1%83

Реплика редактора: всё предельно просто: знаешь язык — есть работа, а если нет , то и работы по специальности тоже нет.

Мой пример: я приехал в возрасте 54 лет; начал с уборки мусора — бегал за машиной, выезжал в 3 часа ночи и до 15 часов бегал с «языком на плече» и непрерывно учил язык.

Потом работал в отеле » Исратель» на ул. Бен-Иуда , № 25, убирал и чистил всё от бассейна на крыше до женских туалетов и непрерывно учил язык.

Одновременно проходил конкурс на замещение вакантной должности старшего научного сотрудника в одной из биомедицинских старт-ап компаний, куда меня направило Минабсорбции для получения стипендии им. Шапиро и работы по специальности. В конкурсе участвовали  9 человек. И учил язык. Конкурс выиграл с помощью английского и учил иврит. От перенапряжения получил нервный срыв и попал на неделю в больницу «Каплан».  Потом Минздрав отправил меня на курс и сдачи экзамена в Иерусалимский университет для получения специальной лицензии (ришайона). В конурсе участвовали 102 человека со всей страны. В финале остались 27. У меня был 2-й результат — 94 балла из 100. Победитель получил 98 баллов.

С 2003 года работаю в Израиле по специальности.

Всё просто — нужно «пахать» всё равно где и всё равно кем, чтобы выжить и занять «свое место под солнцем» и учить язык. 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.