Отряд 9900: зачем израильская армия берет на службу людей с аутизмом и как эта практика применяется в мирной жизни

0

Фото: Отряд 9900: Зачем израильская армия берет на службу людей с аутизмом и как эта практика применяется в мирной жизни | Журнал Esquire.ru
esquire.ru

Шесть лет назад три бывших агента МОССАД запустили в израильской армии экспериментальную программу привлечения на военную службу молодых людей с расстройствами аутистического спектра, опираясь на их уникальные способности — «суперспособности», по выражению одного из солдат. Как называется этот грандиозный военный проект? Roim Rachok, в переводе с иврита — «Взгляд в будущее». И это будущее внесет нейроразнообразие не только в военные, но и в мирные трудовые кадры.

Израиль, начало июня. Ревут сирены, взрывы озаряют небо. Протесты начались здесь задолго до того, как президент США Дональд Трамп перенес американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим, признав город столицей Израильского государства, несмотря на возмущение палестинской стороны. Однако именно этот шаг стал причиной наиболее яростных столкновений в секторе Газа. Тысячи протестующих швыряют через «стену безопасности» (барьер длиной 703 километра и высотой до 8 метров, отделяющий Израиль от западного берега реки Иордан) камни и коктейли Молотова в израильских солдат. Через стену перелетают подожженные воздушные змеи, падают и поджигают высохшие поля вдоль южной границы Израиля.

В это же время в 70 километрах севернее, в центре Тель-Авива, на территории военной базы «Кирия» кипит жизнь. Со времен основания государства, в 1948 году, это главная военная база армии обороны Израиля, или ЦАХАЛ. Здесь же размещается Генеральный штаб. На последнем этаже хорошо охраняемого здания, в кабинете, расположенном в конце узкого коридора, шестеро молодых офицеров разведки внимательно смотрят на мониторах на кадры аэросъемки границ страны. Они анализируют поступающую информацию, всматриваясь в тысячи сменяющих друг друга спутниковых снимков, выискивая малейшие признаки активности неприятеля: ищут запасы взрывчатки, оставленные у подножия холма, или горку песка, означающую, что поблизости роют тоннель. Одна пропущенная деталь может стоить жизни многим.

По девять часов в день (а в случае обострения конфликта и того больше) эти шесть человек сохраняют сосредоточенность и способность анализировать сложную информацию, без отдыха и перерывов.

Именно поэтому, как утверждает командир Эйтан (имена героев изменены), «они лучшие солдаты в подразделении». Это участники инновационной военной программы Roim Rachok, что в переводе с иврита означает «Взгляд в будущее». Группа состоит из молодых людей с расстройствами аутистического спектра (РАС).

Запущенная в 2012 году тремя бывшими агентами израильской разведки МОССАД, эта программа преследует две цели: подготовить для армии высококвалифицированных аналитиков и предоставить молодым людям с РАС возможность пройти военную службу. Roim Rachok ищет по всей стране способных юношей и девушек с РАС, у которых в других обстоятельствах нет возможности служить в армии, три месяца обучает их социальным и профессиональным навыкам. Затем интегрирует в подразделение, известное как 9900, в которое также входят обычные военнослужащие.

Молодые люди остаются востребованными и после военной службы, которая дает им знания и бесценный опыт работы: их охотно берут на работу такие технологические гиганты, как, например, Intel.

Число детей с аутизмом увеличивается год от года. По данным последнего исследования, проведенного в 2014 году, один из 59 детей в Америке страдает расстройством аутистического спектра. Это на 15% больше, чем в 2012-м, и на 150% больше, чем в 2000 году.

Согласно исследованиям Дрексельского университета, среди молодых людей с нефизическими расстройствами у аутистов самый высокий процент безработицы. Почти половина людей с аутизмом в возрасте от 20 до 30 лет никогда не занимались оплачиваемой деятельностью. Для молодых израильтян с аутизмом проблема усугубляется невозможностью проходить военную службу. Притом что уже не одно поколение граждан страны воспринимает армию как своего рода обряд посвящения во взрослую жизнь.

Лиора Сали, физик по образованию, служила в МОССАДе, где руководила группой специалистов по информационным технологиям. Когда ее сыну исполнилось три года, она заметила у ребенка проблемы с коммуникацией. Вскоре мальчику поставили диагноз «аутизм».

Сали не была готова отказываться от мечты — она хотела, чтобы ее ребенок однажды мог пойти в армию, как и его сверстники. Она знала, что сын обладает экстраординарной способностью фокусировать внимание и что такая способность могла пригодиться на военной службе. В 2011 году она убедила своих коллег собрать исследовательскую команду, чтобы изучить особые качества аутистов, потенциально способные привлечь военных, и открыть молодым людям с РАС дорогу в ЦАХАЛ.

Как оказалось, не только Лиора Сали добивалась такой цели. Таль Варди — ветеран МОССАДа, среди прочего принимавший участие в войне Судного дня (четвертая арабо-израильская война. — Esquire) и операции «Энтеббе» (также известной как операция «Шаровая молния», рейд особых подразделений ЦАХАЛ для освобождения захваченного террористами самолета Air France 4 июля 1976 года. — Esquire). Выйдя на пенсию, он преподавал йогу и организовывал экскурсионные туры по стране. В январе 2011 года он собрался с бывшими сослуживцами помянуть сына одного из них, убитого в Газе. Тогда один из его друзей, глава крупной технологической компании, рассказал, что у обоих его сыновей диагностировали РАС, но, несмотря на это, они хотели бы служить в израильской армии. Варди пообещал помочь.

С помощью своего приятеля Тамира Пардо, главы МОССАДа, Верди организовал встречу исследователей, включая специалистов ЦАХАЛ, чтобы определить, какую пользу аутисты могут принести на военной службе. Тогда же он узнал, что и Лиора Сали занимается этой проблемой. В 2012 году после одобрения командования ЦАХАЛ они запустили программу Roim Rachok. Речь шла не только о том, чтобы изменить правила призыва. Основной целью программы было доказать миру, что юноши и девушки с РАС могут добиваться высоких результатов в армии.

Roim Rachok — это модель того, как аутисты могут быть интегрированы не только в израильскую армию, но и в общественную жизнь после службы.

Отобранные для программы кандидаты должны самостоятельно справляться с ежедневными потребностями и на базовом уровне уметь распоряжаться своим временем. Ежегодно в Roim Rachok подают заявления около ста человек, из них поступают примерно 80.

У многих из них не было возможности для саморазвития — ни в школе, ни дома. Обычно проблема детей с РАС заключается в том, что от них заведомо ничего не хотят и не ждут. Гиль, один из тех, кто подал заявление на участие в программе, вспоминает, как после постановки диагноза в начальной школе его перевели в специальный класс, отчего он впал в депрессию. «Мне казалось, что меня поместили в клетку, — говорит он. — А я хотел быть таким же, как все». Но он был не просто таким же, как все. Гиль — из тех 10% аутистов, которые обладают сверхспособностями. У молодого человека фотографическая память, он без труда выучил учебник по истории Японии, у него талант к джиу-джитсу. Он показывает видео на своем телефоне: Гиль мастерски играет третью часть «Лунной сонаты» Бетховена. Чтобы научиться этому, юноше хватило двух месяцев: он просто наблюдал, как играет учитель, и запоминал движения его пальцев.

Страсть познать новое отличает многих студентов Roim Rachok.

«Наши ребята интересуются криптовалютой, топливом для космических кораблей», — говорит Ефрат Селаникио, физиотерапевт, один из руководителей Roim Rachok. Во время экскурсии по историческим местам один юноша, только что окончивший школу, потряс гида-археолога, когда заговорил с ним на древнеарамейском языке. Другой студент поразил своего отца, когда на каникулах в Китае самостоятельно освоил мандаринское наречие.

Сали стремится к тому, чтобы участники Roim Rachok научились воспринимать себя более позитивно. «Я могу сказать как родитель: аутизм — это стигма. Слово «аутичный» — тяжелое, — говорит она. — А мы считаем, что эти юноши и девушки должны знать: РАС — это не только проблемы, но и уникальные способности».

Кроме визуального анализа рекрутов обучают и информационному, цель которого — сбор разведданных онлайн. В условиях информационной войны незаменимы аналитики, которые будут мониторить любые виды информации в сети, от фейковых новостей на Facebook до пропагандистских видео на YouTube. Это идеальное задание для участников программы, способных провести за компьютером много часов, обрабатывая огромные объемы информации и не теряя концентрации. Это качество как нельзя лучше подходит и для работы в отделе контроля качества крупных IT-корпораций, и для тестирования программного обеспечения.

Иллюстрация: Израильские аутисты на службе ЦАХАЛа
isralove.org

https://esquire.ru/articles/99312-otryad-9900-zachem-izrailskaya-armiya-beret-na-sluzhbu-lyudey-s-autizmom-i-kak-eta-praktika-primenyaetsya-v-mirnoy-zhizni/#part2

Мы публиковали на эту тему: http://nizinew.co.il/nauka/obshchestvennye-nauki/izrail-autisty-okazalis-nezamenimymi-dlya-caxala.html

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.