Семья из Санкт-Петербурга получила гражданство Израиля за неделю для спасения сына

0

Автор: Ноа Лави

Отец больного мальчика в отчаянии написал письмо в Сохнут, не особо надеясь на ответ. Но именно с этой минуты началось чудо спасения 7-летнего Максима. «Вести» выяснили все обстоятельства.

Родители 7-летнего Максима Железняка из Санкт-Петербурга до сих пор не верят, что находятся в Израиле. Семье удалось репатриироваться в разгар пандемии, в условиях полной отмены полетов, получив гражданство всего за одну неделю. «Впервые после полутора лет отчаянной борьбы за жизнь сына у нас появилась надежда на спасение», — рассказал «Вестям»  Борис Железняк.

О жесткости израильской бюрократии в вопросах предоставления гражданства наслышаны все. Но мало кто знает, что когда речь идет о жизни и здоровье еврея, а тем более ребенка, Сохнут делает невозможное.

«16 июня мы получили драматические результаты анализов об усилении рака у Максима, а через две недели, 30 июня, уже приземлились в аэропорту Бен-Гурион. Это настоящее чудо, ведь у нас даже не было заграничных паспортов. Ни в одной стране мира не предоставляют гражданство вот так, за считанные дни», — взволнованно говорит Борис.

►От страха к надежде

Беда пришла в семью Железняк полтора года назад, когда выяснилось, что у маленького Максима — рак.

«Сыну поставили диагноз острого лимфобластного лейкоза, но питерские врачи уверяли, что ничего страшного, есть 95% шансов на успех. Максим начал проходить лечение в Санкт-Петербурге в одной из лучших больниц», — рассказывает Борис.

Родители посвятили все силы лечению Максима, его мама даже оставила работу. «Многие сейчас жалуются, как трудно переносить карантин. А для нашей семьи он тянется уже полтора года. Чтобы не занести в дом инфекцию, мы отказались от общения с близкими и друзьями. Вся наша жизнь разделилась между домом и больницей», — говорит Борис.

Как у многих онкобольных, краткие улучшения в состоянии мальчика сменялись днями черного отчаяния. Во время эпидемии коронавируса анализы показали возвращение рака. Встал вопрос о пересадке костного мозга, о более агрессивном лечении. И сразу стало очевидно: в условиях пандемии мальчику в России не выжить.

«В России практикуется импортозамещение лекарств, и достать доростоящие зарубежные средства во время карантина невозможно. Еще одна проблема — российский подход к донорству, который значительно уменьшает шансы больного на выживание», — объясняет Борис.

Встревоженные родители стали искать варианты лечения за границей. Рассматривались разные страны. Борис даже думал открыть сбор денег в интернете, понимая, что потребуются огромные суммы. Но однажды знакомый рассказал им о еврейской семье, которая в такой же ситуации репатриировалась в Израиль и проходит лечение в Детской больнице «Шнайдер».

«Мы связались с этим репатриантом, и у нас забрезжила надежда. Раньше мы в Израиле никогда не бывали, и куда обращаться для переезда — не знали. Пугало и то, что сейчас все учреждения в России работают по карантинному графику, получения любого документа нужно ждать целый месяц», — рассказывает Борис.

В субботу, 20 июня, он сел у компьютера, нашел сайты израильского консульства и Еврейского агентства Сохнут и отправил туда письмо с отчаянной просьбой: помочь в спасении сына, разрешить въезд в Израиль.

Особых надежд Борис не питал. Но уже назавтра ему позвонили из Сохнута.

►Израиль своих не бросает

Отчаянное письмо отца попало в руки посланника Сохнута в Санкт-Петербурге Давида Мамиствалова. «Мы, израильтяне, никогда не оставляем детей без помощи», — сказал он изумленным родителям.

«Ситуация осложнялась карантином, — признался Давид в интервью «Вестям». —  Консульский прием ведется только в Москве. Но для семьи Железняк было сделано исключение. Борис даже не догадывается, сколько сотрудников израильских служб принимали участие в решении его вопроса. Сохнут, посольство Израиля в России, бюро по связям «Натив» сделали все, чтобы оформление документов этой семьи прошло в кратчайшие сроки в двух странах — Израиле и России. Надо сказать, что местные органы власти тоже пошли навстречу, услышав, что речь идет о жизни ребенка».

Работники Сохнута позаботились и о том, чтобы обязательный 14-дневный карантин в Израиле семья провела в домашних условиях. На это было получено специальное разрешение Службы тыла.

►Дорога в Израиль

24 июня семья Железняк получила загранпаспорта, 25 июня прошла в виде исключения консульскую проверку, а через четыре дня — выехала с маленьким Максимом в Москву, в аэропорт «Домодедово».

30 июня, всего через неделю после обращения в Сохнут, семья Железняк приземлилась в Израиле. В аэропорту их встретили сотрудники Сохнута. Родителей и мальчика провели через «зеленый коридор», вручили документы новых репатриантов и медицинскую страховку. «А когда она начнет действовать?» — дрожащим голосом поинтересовались родители. «Как и у всех репатриантов: с этой минуты», — ответили им.

Ближайшие две недели Максим и его родители проведут в домашнем карантине, на съемной квартире в Иерусалиме неподалеку от больницы «Хадасса Эйн-Керем». А сразу по завершению карантина мальчик начнет лечение.

— Как Максим принял такое изменение в своей жизни?

— Сын очень обрадовался полету. До его болезни мы часто летали, и он скучал по самолетам. Все вокруг его живо интересует. Кроме того, после результатов анализов мы прекратили химиотерапию, и к Максиму вернулась энергия, а на его лицо — улыбка.

В Израиле проживают наши дядя и тетя. Они помогли нам найти жилье, привезли продукты. Так что у сына есть привычная еда, развлечения в интернете. И главное — надежда на выздоровление.

— Что он знает о своей болезни?

— Мы рассказали ему, что ведем войну с микробами, что они сейчас вернулись и придется использовать более серьезное оружие, но мы, конечно, победим. Когда начались наши скитания по больницам, мы объяснили сыну, что любое место, где мы все вместе, — это сейчас наш дом, поэтому переезд он воспринимает спокойно.

►»О нас тут заботятся, это так удивительно»

Борис признается, что его удивила в Израиле… погода: «Здесь не так жарко, как мы опасались».

Еще удивляет забота чужих людей. «Нам уже позвонили раза три — спросить, как мы себя чувствуем и всего ли нам хватает. Правда, я не слишком понял, откуда звонили — но радует, что заботятся.

Еще удивляет и радует, что судьба нашего сына оказалась небезразлична стольким людям. Мы уже почувствовали внимание израильских врачей, с которыми консультировались. Да и само государство Израиль, сделавшее все для нашего быстрого приезда… Это дарит надежду, что удастся вылечить сына».

►»Прежде всего помогаем оказавшимся в безвыходной ситуации»

История семьи Железняк — не первый случай помощи Сохнута и израильских представительств людям еврейского происхождения, оказавшимся между жизнью и смертью.

Израильский консул спас репатрианта и прочитал молитву на его свадьбе

Однако, по признанию Давида Мамиствалова, оформление репатриации за 7 дней — это случай исключительный, вызванный состоянием малыша и реальной возможностью спасти его в Израиле.

По словам Мамиствалова, с началом эпидемии коронавируса число обращений в консульства Израиля в России существенно увеличилось. У людей, имеющих право на репатриацию, возникает немало проблем.

«Есть репатрианты, которые уже получили разрешение на выезд, но не могут вылететь, потому что отменились рейсы. На гуманитарные, так называемые «спасательные рейсы» («тисот хилуц») у нас есть определенная квота, поэтому мы не можем помочь всем желающим. Каждую ситуацию рассматриваем отдельно и помогаем прежде всего тем, кто находится в безвыходной ситуации, — объясняет Давид. — Есть люди, которые уволились с работы, продали квартиры и оказались буквально на улице из-за закрытия воздушных границ — в такой ситуации, конечно, пытаемся сделать максимум».

В заключение Давид Мамиствалов заверил, что сотрудники Сохнута продолжат помогать семье Железняк на новой родине, и пожелал мальчику здоровья.

Иллюстрация:

В Домодедово перед вылетом в Израиль
(Семья Железняк в аэропорту. Фото: Сохнут)

https://www.vesty.co.il/article/B1Zw1Qi0L?utm_source=Taboola_internal&utm_medium=organic

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.