Археологи докопались до винной индустрии в Негеве

0

Что приходит вам на ум, когда вы задумываетесь о хороших винах? Традиционные французские и итальянские вина или, возможно, вина Нового Света — из Чили и Австралии. Но уж точно не вина, произведенные в пустынях южного Леванта. Тем не менее, более 1500 лет назад в византийских городах в пустыне Негев бурно развивалась индустрия виноделия – там выращивали виноград и, по-видимому, экспортировали вино, бывшее популярным на рынках Европы и Ближнего Востока.

В своих новых исследованиях израильские археологи прослеживают стремительный взлет коммерческого виноградарства в этом засушливом регионе и его падение в середине VI века, в то самое время, когда Византийская империя и остальной мир пострадали от пандемии чумы и вулканической зимы. Исследование, недавно опубликованное в американском журнале Национальной академии наук Proceedings, проливает свет на причины таинственного исчезновения некогда процветающих христианских общин в Негеве.

В прошлом экономический и демографический упадок в этом регионе связывали с завоеванием Леванта мусульманами в VII веке, но, похоже, он произошел задолго до вторжения мусульманских армий.

Новое исследование также затрагивает более широкие дебаты о последствиях «Юстиниановой чумы», которая начиная с 541 года разоряла Византийскую империю. Названная в честь тогдашнего императора Восточной Римской империи, эта первая зарегистрированная в истории человечества пандемия бубонной чумы убила миллионы человек по всей Евразии и разрушила экономику и торговые сети, хотя в археологических данных трудно найти доказательства ее воздействия, в результате чего эксперты подвергают сомнению истинный размах этой пандемии.

Копаясь в мусоре

Более 1700 лет назад небольшие поселения в Негеве превратились в быстро развивающиеся города: благодаря тому, что местные жители создали сложную систему каналов, террас и водохранилищ, предназначенных для сбора воды из нечастых, но мощных ливневых паводков, в пустыне расцвели фермерские хозяйства. Но примерно через четыре столетия эти процветающие общины были заброшены.

С 2015 года группа исследователей во главе с археологом Хайфского университета профессором Гаем Бар-Озом пытается разобраться в социальных, экономических и экологических факторах, вызвавших взлет и падение византийского Негева. Проект «Кризис на окраинах Византийской империи» поддерживается Европейским исследовательским советом, и для анализа наиболее важного источника археологических находок – мусора – используются самые современные научные методики.

В сухом климате пустыни хорошо сохраняются органические остатки, поэтому многослойные свалки могут дать археологам более четкое представление о местной экономике, размере общины, рационе людей, культуре и окружающей среде.

«Ваш мусор говорит о вас многое. В древних мусорных курганах Негева хранятся свидетельства повседневной жизни местных жителей — в виде растительных остатков, останков животных, осколков керамики и многого другого», — объясняет Бар-Оз. В ходе работы над проектом было сделано множество находок, и в прошлом году ученые опубликовали исследование относительно хронологии свалок вокруг города Элуза (на иврите – Халуца), который некогда был столицей византийского Негева.

Радиоуглеродное датирование слоев в свалках доказало, что организованный сбор мусора в Элузе закончился в середине VI века — это позволяет предположить, что регион впал в состояние глубокого кризиса как раз во время «Юстиниановой чумы», примерно за 100 лет до мусульманского завоевания.

Недавно опубликованное исследование указывает, что взлет и падение Элуза и близлежащих деревень тесно связаны с бумом и спадом местного виноградарства.

«То, что византийские крестьяне умели выращивать в пустыне виноград и делать алкогольные напитки, было уже известно. В древних летописях описываются виноградники Негева, и археологи обнаружили в этом районе несколько винных прессов, — говорит аспирант из университета Бар-Илана Даниэль Фукс, который руководил исследованием. — Но теперь у нас впервые есть свидетельства того, что коммерческое виноградарство в Негеве достигло огромного размаха, и вино экспортировалось в далекие края».

Большая виноградная лихорадка

Фукс и его коллеги насчитали тысячи виноградных косточек, которые они нашли на мусорных свалках в трех византийских городах: Элуза, Шивта и Нессана. Затем они сравнили соотношение в процентах между виноградными косточками с зернами злаков, обнаруженных там же – чтобы отследить рост виноградарства.

«Поставьте себя на место древнего фермера, у которого есть земельный участок, с которого вы должны прокормить вашу семью. Как правило, вы будете выращивать зерновые — пшеницу и ячмень. Так вы получите хлеб, — говорит Фукс. — Но в один прекрансный день вы понимаете, что можете производить и продавать на экспорт прекрасное вино и зарабатывать достаточно денег, чтобы купить хлеб и еще еще кое-что. Вы расширяете свой виноградник и переходите от натурального хозяйства к коммерческому виноградарству. Именно это и произошло: подсчет косточек и зерен свидетельствует о подъеме виноградарства».

В дополнение к подсчету семян, исследователи изучили керамические осколки, обнаруженные на свалках, в первую очередь выяснив, насколько часто встречаются осколки продолговатых амфор, известных амфор из Газы, которые использовались в византийский период для экспорта левантийских товаров из средиземноморского порта Газы.

Амфоры из Газы были найдены на раскопках, которые велись в Германии, Франции, Англии и Йемене, и основным экспортным товаром, который они содержали, было vinum Gazentum (лат. «вино из Газы») — сладкий белый напиток, который пользовался большим спросом в Византийской империи и в Европе.

Конечно же, на свалках поселений Негева доля амфор из Газы среди керамических осколков увеличивается по мере роста выращивания винограда, что указывает на то, что рост местного виноградарства был связан с прибыльной международной торговлей, как пишут в своем исследовании Фукс и его коллеги.

Но в середине VI века что-то изменилось. Доля виноградных косточек на большинстве участков резко падает. Амфоры из Газы практически исчезают со свалок, и им на смену приходят сосуды, по форме напоминающие мешки, менее пригодные для транспортировки и экспорта товаров.

Период, когда произошел крах виноградной промышленности в Негеве, убедительно указывает на ошибочность старых теорий, которые связывали конец виноделия в этом районе с исламским завоеванием, происшедшим столетие спустя, и с запретом употребления алкоголя, действующего в мусульманском мире, отмечает Бар-Оз. В ранний исламский период доля виноградных косточек на свалках в Нессане вновь возрастает, что могло быть связано с тем, что в этом поселении продолжал действовать христианский монастырь — главный потребитель священного вина.

Самое плохое столетие во все времена

Так что же привело к упадку виноградарства в Негеве? Исследователи могут только строить предположения, но экономический спад, возможно, был связан со многими дестабилизирующими факторами, которые поразили в середине VI века Византийскую империю и прилегающие регионы.

Между 536 и 545 годами Евразия пережила самое холодное десятилетие за последние 2000 лет, которое, согласно древним летописцам, привело к неурожаю, голоду и общему экономическому упадку. Этот «поздний античный малый ледниковый период», вероятно, был вызван, по крайней мере, двумя колоссальными извержениями вулканов, которые выбросили в атмосферу газы и пыль, что вызвало глобальное похолодание.

Вспышка «Юстинианской чумы» также совпадает со снижением экономического благополучия Негева. Ученые расходятся в оценке масштабов смерти и разрушений, вызванных пандемией, однако даже по самым умеренным оценкам в некоторых местах, таких как столица Византии Константинополь и порт Александрия в Египте, во время первой вспышки пандемия привела к сокращению численности населения примерно на 20 процентов, говорит Фукс.

Эти явления могли оказать прямое влияние на города Негева: чума, возможно, вызвала нехватку рабочей силы, в то время как глобальное похолодание могло привести к увеличению осадков и сильным внезапным наводнениям, наносившим ущерб ирригационной системе района. Но археологических данных для серьезных заключений относительно того, что именно это и произошло, пока мало. Более вероятно, что винодельческая отрасль пострадала от падения мирового спроса на предметы роскоши вследствие общего кризиса, вызванного чумой, изменением климата, а также многочисленными разрушительными конфликтами, в которых участвовали византийцы и соседние державы.

Мы не знаем, насколько упадок виноторговли способствовал гибели городов Негева. Некоторые поселения уменьшились, но продолжали существовать в течение раннего исламского периода, вплоть до XI века. Но кризис VI века безусловно был серьезным ударом по региону, для которого, вероятно, производство винограда служило основой экономического процветания, отмечает Бар-Оз.

«Это похоже на происходящее в наши дни в странах, которые полагаются исключительно на добычу нефти и не готовятся к тому дню, когда нефть кончится или спрос на нее упадет», — говорит он. Экономика Негева «была слишком монокультурной: несмотря на засушливый климат, их методы ведения сельского хозяйства гарантировали устойчивость, чего не скажешь об их экономической модели».

Ариэль Давид, «ХаАрец». М.Р.
На фото: развалины древней Ницаны. Фото: Элиягу Гершкович.
На врезке: мозаика из Кисуфим, изображающая погонщика и его верблюда. Фото: Эли Познер, Музей Израиля,.
Амфора из Газы. Фото: Давида Айзенберг Деген, Управление

https://detaly.co.il/arheologi-dokopalis-c

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.