Авраам Шейнкман. Эти странные 55.

0

Бирюков Владимир Афанасьевич — губернатор Камчатки в 1991-1995 гг.
kamchatka.media

Июнь 1992 — октябрь 1993
Интересной работы было очень много. За полтора года удалось купить американскую стоматологическую клинику с запасом расходных материалов на год вперед. Предстояло решать вопросы размещения и приглашения квалифицированных специалистов, которых в области просто не было. Арик нанес еще два визита в Израиль и в Италию; из Италии привез пиццерию-вагончик с полным циклом производства и продажи 6-ти сортов пиццы. Удачно прошла работа с городской администрацией, и вагончик был установлен на центральной базарной площади, находящейся в Петропавловске на пустыре между улицами Пограничной, Вулканной и Ленинградской, и начал приносить хорошие наличные средства. Арик присмотрелся к работам художников области и купил паи в мастерской прикладного творчества, производившей сувенирную одежду и аксессуары, а также в мастерской фотохудожников. Для этих мастерских он договорился провести первую в истории Камчатки выставку в Иерусалиме, о чем и состоялась договоренность во время поездки в Израиль. Выставка была намечена на октябрь 1993 года. Художники начали готовить выставочные коллекции.
259
Кроме того, там был подписан предварительный контракт на поставку в Камчатскую область нескольких мини-заводов по производству молочных йогуртов, детского питания с овощными добавками и по переработке овощей для выпуска консервов для нужд военных моряков камчатских флотилий АПЛ. Базой для размещения этих мини-заводов послужили совхозы Елизовского района, где у Арика сложились неплохие отношения с районной администрацией. Администация района еще заказала фирме Арика большую работу по реконструкции районной больницы, покупке, установке и запуску лечебно-диагностического центра из США, где у Арика был отличный контакт со своим бывшим рижским одноклассником, ставшим миллионером на продаже в СССР — Россию медицинских центров и диагностического медицинского оборудования в модулях. Но эту работу Арик отложил на конец 1993-го и 1994 год. Пока что, во второй половине 1992 года и в первом полугодии 1993-го, Арик реализовывал еще один свой крупный бизнес-проект по организации и открытию ресторана с названием «Петровский» на 60 посадочных мест на базе итальянского кухонного и ресторанного оборудования — с историческими атрибутами зала, дизайна и одежды обслуживающего персонала. Средства массовой информации: телевидение, радио, газеты и журналы вовсю трубили о «возрождении России», об уважении к истории и традициям российской империи, появились самозванцы графы, князья и герцоги. Начали функционировать псевдодворянские собрания и так далее, и тому подобное. Родилась новая мода на все российско-имперское. Арик решил использовать веяние моды и, в очередной раз слетав в город со старо-новым названием Санкт-Петербург Лениградской области (полный бред!), заказал в практически умирающем комбинате прикладных искусств роскошный громадный гобелен на 50 квадратных метров с панорамой города на Неве, люстры и канделябры «петровской» эпохи, такие же дверные ручки, форму для официантов, мебель, стилизованную под 17-й век, столовую, чайную и кофейную посуду, меню и настенный декор — все в едином стиле. В Петропавловск трижды прилетали архитектор и художник проекта — супружеская чета. Арик с ними подружился и впоследствии не раз бывал у них дома в Петербурге. С приглашенным для работы в новом ресторане поваром отрабатывались рецепты блюд русской кухни с широким использованием камчатских местных природных деликатесов: грибов, ягод, красной рыбы и икры. Кроме всего перечисленного, Арик организовал крестьянское хозяйство на территории, прилегающей к землям совхоза «Петропавловский», где начал массово выращивать редис, установил три модульные стеклянные теплицы, и в них занялся выращиванием зеленных выгонных культур: укропа, лука, щавеля, а также рассады на продажу на рынке. Дело пошло неплохо. Помимо тепличного растениеводства, там удалось организовать откорм бычков, и на открытом грунте — выращивание моркови и свеклы.
260
Всем этим хозяйством надо было ежедневно заниматься. К концу 1993 года в фирме Арика уже работало около 100 человек. Арику с трудом удавалось держать руку на пульсе. Многие работники оказались нечисты на руку — пришлось и увольнять, и привлекать к уголовной ответственности. Текучка кадров имела место. Очень-очень трудно было среди обленившихся советских людей найти добросовестных работников. Большинство норовили «получать» зарплату, а не «зарабатывать» ее. С лодырями и откровенными халтурщиками тоже приходилось расставаться. Был период, когда в фирме Арика одновременно трудились два бывших полковника-пограничника, три бывших майора МВД — сослуживцев Арика, два капитана второго ранга из морских подразделений флотилий АПЛ. Все «господа офицеры» работали на должностях отнюдь не рядовых менеджеров, но должной отдачи от них не было. Со всеми с ними раньше или позже пришлось распроститься как с не справившимися с порученными обязанностями. Да и многие гражданские сотрудники фирмы не блистали в труде. Из такого большого количества работавших в фирме людей Арик выделял около десятка добросовестных исполнителей. Но других просто взять было негде! Все советское общество было поражено нехваткой умения и, что самое главное, желания работать! Стремящегося изучить профессию человека можно всегда научить, а вот лодыря — никогда. Как-то в мае 1993 года у Арика в офисе раздался звонок секретаря губернатора области, чего никогда раньше не было, как раньше не было и титула «губернатор». Арик услышал в трубке голос Владимира Афанасьевича Бирюкова:

— Арон Михайлович, здравствуй! Ты мне нужен сегодня в 14 часов. Заезжай, пожалуйста.

Разумеется, Арик поехал в здание областной администрации на площадь имени Ленина, где стоял и до сих пор стоит памятник вождю мирового пролетариата. Секретарь провела Арика в огромный начальственный кабинет. Там никого, кроме самого областного начальника, сидевшего под картой Камчатского полуострова за большим письменным столом и что-то писавшего, небыло. Он поднял на Арика глаза, встал из-за стола и прошел к гостю навстречу, после чего посадил его напротив себя за приставной длинный стол и сказал:

— Сегодня рано утром мне неожиданно позвонили из Хабаровска. Завтра в 15 часов дня в нашем аэропорту приземлится самолет со 150 китайскими чиновниками и предпринимателями — генеральными директорами фирм из провинции Хейлунцзян, что на границе по Амуру с Хабаровским краем. Ты знаешь, меня как обухом по голове ударили. Я с утра сегодня совещание созвал, перебрал всех своих людей, вызывал бизнесменов — ну никто не хочет помочь их встретить, разместить, накормить, организовать залы и помещения для проведения торгово-промышленной ярмарки образцов товаров китайских фирм, а потом еще три дня китайцев
261
обслуживать и проводить. Им же надо организовать еще и культурную программу: экскурсии по городу и окрестностям, сводить их в музей в наш, вывезти вечерами в Паратунку, на горячие источники. И понимаешь, Губенко, у нас остались сутки. Только что от меня вышли наши «силовики»: начальники УВД, УКГБ со своим замами. Так вот они и предложили твою кандидатуру. Что думаешь? Справишься, а?

Арику, как говорится, «поплохело» от такого предложения губернатора. Но он тут же отчетливо понял, что, в случае успеха, ему будет открыта дорога в кабинет первого областного лица. Арик пару минут помолчал, размышляя о степени риска, а потом спросил:

— Это кто же меня так подставил?

— Да это два генерала, Шелудченко и Гаврилов. Они сказали, что только ты и справишься. Знаешь их?

Арик выматерился про себя, но виду не подал. Отступать было некуда. Теперь генералы издали будут наблюдать за «барахтаниями» Арика с его фирмой.

— Владимир Афанасьевич, это все стоит денег, и немалых. Я сейчас прикинул: эти 150 человек на три дня нам обойдутся не менее чем в один миллион рублей, а то и больше. А свободных денег у меня нет — все работает. Вы выделите деньги? Тогда я возьмусь. Губернатор откровенно ответил, что и он за оставшиеся полдня не найдет таких денег наличными. Тогда Арик сказал:

— Ну, давайте тогда составим быстренько договор с областной администрацией о том, что я сейчас возьму все расходы на себя, а потом, в течение месяца, область возместит мне затраты. Иначе я просто вылечу в трубу, Владимир Афанасьевич.

— Ну какой такой договор? — ответил губернатор.

— Ты сделай все, а мои люди потом будут решать твои проблемы!

Арик начал раздражаться. Он понял позицию начальства: он должен сработать «на халяву», то есть за счет своих средств без каких-либо гарантий со стороны областной администрации. Это сразу напомнило ему тягостные взаимоотношения с главой «Камчатпищепрома», который вел себя в делах точно так же.

А что было удивляться? Нынешний губернатор был в прошлой жизни сначала секретарем обкома КПСС, а потом — председателем облисполкома. Тот же стиль, те же приемчики! Но терять расположение областного шефа очень не хотелось, и Арик решил схитрить:

— Хорошо, Владимир Афанасьевич, я все для вас сделаю, но, пожалуйста, отдайте команду своим сотрудникам оказывать мне содействие и свяжитесь со СМИ, чтобы они освещали визит делегации. Вас они послушают.
262

Губернатор нажал на кнопки здоровенного селектора, занимавшего целый стол:

— Пригласите ко мне начальника финуправления, начальника отдела внешних связей и начальника административно-хозяйственного отдела.

Через минут 10 все вызванные лица собрались. Губернатор пригласил их сесть и высказался:

— Товарищи, все вы сегодня утром были на совещании и знаете, какую пилюлю нам подсунули хабаровские коллеги. Никто не взялся встретить и организовать китайских товарищей. Вот только директор фирмы «Профит» согласился это сделать. Прошу оказывать ему всяческое содействие в этом важном деле. Международных осложнений допустить нельзя. Идите, все свободны.

Арик попросил присутствовавших чиновников дать ему несколько писем на бланках областной администрации в телецентр, в областные газеты, во все лучшие гостиницы, в автобусный парк, в экскурсионное бюро и так далее. Чиновникам не хотелось заниматься ничем. Они согласились выдать Арику пустые бланки с регистрационными номерами канцелярии администрации со своими подписями и печатью, лишь бы ничего не делать самим. Этого Арику и было надо. Из здания администрации Арик позвонил в свою фирму и приказал секретарю немедленно собрать старших менеджеров фирмы на срочное совещание. Пока люди собирались, Арик связался с банкиром Лившицем и договорился о выделении краткосрочного кредита под гарантийное письмо администрации, которое его секретарь напечатала на готовом бланке и отвезла в «Агропромбанк». Теперь получение денег уже было гарантировано, и можно было тратить свои наличные, поступающие от работы аппаратов фаст-фуд и пиццерии. Было уже около 16 часов дня, когда Арик очень быстро закончил «летучку», поставив каждому совершенно конкретную задачу и пригрозив карами за волокиту или невыполнение. Сложность состояла в отсутствии времени. Был настоящий цейтнот. Сотрудники фирмы работали до поздней ночи. Рано утром Арик подвел первые итоги: гостиницы, автобусы, торговый зал для ярмарки, ресторан для питания на 150 человек были заказаны и оплачены частично — внесены авансы наличными. Оставалось еще полдня на остальные мероприятия. К 13 часам было готово все: экскурсии, вечерние выезды на базы отдыха в Паратунку, пресс-конференции на открытие и закрытие, даны объявления о работе ярмарки, закуплены сувениры, значки, флажки, организован бизнес-центр для переговоров и подписания контрактов с камчатскими организациями, установлены ксероксы, телефаксы, подготовлены к работе 50 волонтеров-студентов из пединститута, с китайцами должны были работать 15 переводчиков с китайского языка, найденных в самых различных областных организациях сотрудниками Арика, открыт филиал почты и так далее, и тому подобное.
263
Ровно в 15 часов руководство области, среди которого находился и Арик как руководитель принимающей фирмы, встречало самолет в аэропорту. Четыре автобуса ждали гостей прямо на летном поле и сразу увезли китайцев в не очень комфортабельные отели Петропавловска. Китайские руководители делегации были размещены в той же гостинице бывшего обкома КПСС, где Арик принимал синьора Мартинелли. Первую пресс-конференцию Арик организовал прямо в ресторане гостиницы «Авача» в 20 часов вечера. Телевидение вело прямой репортаж. Арика потом люди останавливали на улице и говорили, что видели его выступление на прессконференции. Остальные три дня прошли как в тумане, с диким напряжением сил и нервов. Но фирма «Профит» сработала хорошо. Были заключены многочисленные контракты с различными компаниями. Фирма Арика получила персональное приглашение на 10 ярмарок в Харбине от правительства провинции Хейлунцзян. После того как китайцы улетели, Арик по почте получил благодарственное письмо губернатора и сообщение о том, что тот распорядился включить фирму Арика в свой личный рекламный буклет, который предназначен для дарения отечественным и зарубежным гостям полуострова. Этот буклет хранится у Арика до сих пор. Но самым главным результатом было то, что и фирма и сам Арик как руководитель получили положительную рекламу в области.

Правда, Арику пришлось пережить несколько неприятных минут, когда спустя три месяца «Агропромбанк» востребовал у областной администрации миллион рублей с процентами: ему позвонил начальник финуправления и высказал кучу неприятных слов. На что Арик прикинулся дурачком и ответил, что, во-первых, губернатор приказал содействовать во всех вопросах, и Арик решил, что это и к деньгам относится; во-вторых, он напомнил финансисту, что тот сам выдал ему гарантийное письмо на заем в банке. Бухгалтер администрации ничего не мог этому противопоставить, а Арик очень был доволен тем, что не нанес финансового ущерба своей фирме.

Октябрь 1993 года
Большое фойе здания «Театрон Иерушалаим» поражало своей красотой и комфортом. Выставочная экспозиция была размещена на двух противоположных стенах и в стеклянных витринах вдоль них. Выставлены были 25 больших, 50х50 см, фотопейзажей Камчатки фотографа Игоря Вайнштейна и довольно большая коллекция авторских работ прикладного мастера Галины Песковецкой.
264
Приезду на выставку предшествовала тяжелая, нервная, занудная и дороговатая процедура получения разрешений экспертов Министерства культуры России, оформление таможенных документов на право вывоза коллекции за границу. Это все длилось около полугода. Израильский агент Арика за год до выставки забронировал самое большое фойе театра, используемое под выставки и вернисажи. Сложность состояла в том, что, по действующим правилам, Арик должен был оплатить аренду помещения заранее и полностью. На такую поездку, как выяснилось, художники должны были получить разрешение областной администрации. Когда Арик с художниками пришли вместе с начальником управления культуры к вице-губернатору, курирующему искусство, за таким разрешением, тот так обрадовался возможности лично возглавить эту делегацию в поездке в Иерусалим, что щедрой барской рукой пообещал взять аренду оплаты зала на себя, то есть за счет администрации области. Когда же Арик зафиксировал это в обоюдном договоре и почти за год заранее пришел за поручением на перевод денег, то товарищ Лельчук, вице-губернатор, сразу отказался от своих слов и подписи и заявил, что денег на такое мероприятие не предусмотрено в бюджете, и он ничего платить за аренду помещения под выставку не будет. Арику ничего не оставалось, как в течение 10-ти дней пробиться на прием к губернатору и положить ему на стол договор с администрацией, подписанный его заместителем. Бирюков долго думать не стал, а вызвал к себе своего вице- и, сделав ему в присутствии Арика страшные глаза и начальственную «клизму», подписал перевод денег в адрес «Театрона Иерушалаим». Правда, при этом, ехидно прищурившись, сказал Лельчуку:

— Что, Михайлыч, ты, небось, на родину предков прокатиться за государственный счет решил? А? Так вот, не выйдет. Во главе делегации поедет Миронович Алла Георгиевна, заместитель начальника управления культуры, а ты дома посидишь. Успеешь еще на пенсии пожить там!

Лельчук стал пунцовым от слов шефа, но смолчал и, молча, вместе с Ариком вышел из кабинета «самого». В коридоре он повернулся к Арику и, подавая на прощанье руку, сумрачно сказал:

— Ну что вы, Арон Михайлович, сразу к Бирюкову пошли? Неужели бы мы сами не решили вопрос?

— Так ведь уже не решили, — ответил Арик, — а время-то уходит, за зал платить надо, товарищ дорогой!

Всю обратную дорогу в свой офис Арик размышлял над открывшимся ему еврейским происхождением вице-губернатора. Ему стало неудобно за свои решительные действия и за то, что Лельчуку нагорело из-за него, но ведь как-то надо было продвигать процесс. Ведь без предварительной стопроцент
265
ной оплаты зала выставка просто бы не состоялась. В конце концов, Арик за язык не тащил вице-губернатора, когда тот обещал оплату за счет областной администрации. А то, что ему поехать не придется, так на то воля губернатора, и тут никто ничего возразить не мог бы.

В аэропорту «Шереметьево» в Москве ящики с выставочной коллекцией пришлось тащить и грузить в таможню на досмотр Арику с Вайнштейном вдвоем. Несмотря на то, что груз уже был досмотрен, оформлен и опечатан в таможне Петропавловска-Камчатского, московские деятели начали все с самого начала. Эта пытка таможней длилась больше двух часов. Женщины, члены делегации — художница Песковецкая и чиновница Миронович томились все это время в зале ожидания. Наконец, процесс завершился, и делегация вылетела в Израиль самолетом «славного» «Аэрофлота». Израильский агент Арика по имени Барух Гуттман очень квалифицированно и оперативно организовал разгрузку и получение багажа в аэропорту имени первого премьер-министра страны Бен-Гуриона (Беньямина Гуревича в его российской юности). Груз вместе с делегацией поехал на двух микроавтобусах, арендованных Гуттманом, прямо в здание театра, где и был оставлен на одни сутки под ответственность заведующей хозяйством театра. А гостей сопроводили в иерусалимский отель «Интерконтиненталь» с уровнем сервиса 4 звезды, в самом центре города, неподалеку от центральной автобусной станции — «таханы мерказит» на иврите. Барух Гуттман очень хорошо организовал весь десятидневный визит камчатских гостей. Он смог договориться с радио «РЕКА» на русском языке, и Арик выступил там в студии в прямом эфире. Репортажи о выставке и интервью с обоими художниками были помещены в четырех русскоязычных газетах Израиля. Открытие выставки снимало ивритское телевидение, а потом короткий репортаж прошел по 10-му каналу. Одновременно с телесъемкой был снят короткий видеофильм об этом событии, который был роздан в 6 адресов: губернатору Камчатки, Арику, другу Грише, почтившему выставку своим вниманием, самому Гуттману и художникам. Гуттман заказал буклеты выставки на английском и иврите, провел фотографирование экспонатов перед продажей, нанял иврито-русскую переводчицу на все 10 дней. Организовал три неплохих экскурсии для впервые посетивших Святую Землю камчадалов. Он много и полезно поработал, за что Арик заплатил ему столько, сколько тот сам сказал. Кстати говоря, фотографии экспонатов и буклеты выставки до сих пор хранятся у Арика как память. Самым ценным для художников, впервые в истории полуострова Камчатки, да и в их творческой биографии, было то что выставка проводилась на Святой Земле и была приурочена к трехтысячелетию Иерусалима, о чем им и был выданы специальные сертификаты.
266
Эти сертификаты впоследствии демонстрировались на пресс-конференции в Петропавловске-Камчатском по возвращении делегации домой. В тот свой приезд в Израиль Арик был уверен в том, что его работа по организации выставки будет по достоинству оценена его родственниками, и они получат от нее удовольствие.

Но вышло все иначе. Несмотря на то что выставка длилась 10 дней, и ее посетили все одноклассники, деловые партнеры и друзья Арика, жившие в Израиле, его семья не нашла времени или не имела желания увидеть плоды его труда. Выставка начала свою работу 10 октября, а 12-го числа Арик заказал такси-лимузин на 7 человек, чтобы отвезти родителей и семью сестры на выставку в Иерусалим из города Холона, где они тогда все жили. Но поехала на выставку только мама. Пришлось отказаться от лимузина и взять простой «Мерседес». Маме выставка понравилась, и она долго не могла поверить, что это все организовано ее сыном. С тех пор уже минуло 15 лет, а боль и обида на отца и сестру у Арика еще не прошли. Что же касается финансового эффекта от продажи экспонатов, то Арик не получил прибыли, но и не остался в убытке. Доход от проданных сувениров, фотокартин, изделий ручной работы северной тематики покрыл расходы ровно на сумму затрат. Но не это главное. Главным было для Арика то, что он попробовал себя в новом виде бизнеса, и все получилось. Кроме того, имя его фирмы вновь положительно прозвучало на Камчатке.

Продолжение следует.

Иллюстрация: Иерусалим :: Театр
jerusalemshots.com

Поделиться.

Об авторе

Александр Забутый

Академик , профессор, доктор сельскохозяйственных наук( Ph.D.Animal science); главный редактор и издатель журнала

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.