Сегодня День памяти жертв Холокоста

0

Фото: netzulim.org
Евреев убивали «обычные люди»

В 1992 году американский историк Кристофер Браунинг выпустил книгу «Обычные люди: резервный полицейский батальон 101», которая вызвала колоссальный резонанс. Основываясь на показаниях ста двадцати пяти немецких полицейских из 101 резервного батальона «полиции порядка», которых отправили убивать евреев, он пришел к выводу: убийство совершили обычные люди — не психопаты, не насильники, не ярые антисемиты.

По словам Браунинга, к теме исследования, связанного с Катастрофой европейского еврейства, он пришел случайно, когда к нему обратились с просьбой преподавать современную историю Германии. Подыскивая необходимую литературу, он наткнулся на книгу еврейского историка Рауля Хильберга «Уничтожение европейских евреев, 1939-1945 гг.» и был потрясен.

— Странно, но в те годы в США никто не упоминал о Холокосте, — говорит он. — Когда я обратился к своему руководителю, сказав, что хочу писать докторат по философии, то не использовал слово «Холокост», поскольку оно еще не вошло в академический контекст. Потому я пояснил, что хочу заняться исследованиями, касающимися преследования евреев.

Несмотря на то, что в то время уже проводились определенные психологические исследования с целью выяснить, каким образом обычный нормативный человек способен при определенных обстоятельствах превратиться в «хладнокровного убийцу», Браунинг считает, что эти исследования, скорее всего, диктовались научным любопытством, не более того. Никто не собирался увязывать их с определенным историческим периодом, в то время как сам Браунинг, познакомившись с книгой Хильберга, понял, что Холокост следует рассматривать с точки зрения формирующего события, без которого невозможно представить себе общее понимание истории и исторических процессов.

Как утверждает Браунинг, исходя из проведенных им многолетних исследований, «окончательное решение еврейского вопроса» не следует считать воплощением некоего плана, созревшего в голове конкретного человека, поставившего перед собой четкую цель, а, скорее, результатом непрерывного процесса, находящегося в постоянной «динамике» в соответствие с меняющимися обстоятельствами.

Подтверждением этого можно считать выставленное в музее виллы Ванзее (где и оформилось «окончательное решение») письмо с фронта, которое немецкий солдат послал жене. Он рассказал, как им велели отвести евреев в лес, приказать им вырыть яму и потом перестрелять. Он не мог поверить своим глазам: это сработало! Евреи пошли, вырыли и были убиты. Когда участники конференции в Ванзее стали читать подобные свидетельства с мест, они поняли — массовое уничтожение вполне возможно и решили, что так и будет.

Браунинг предостерегает от крайностей, в которые порой впадают те, кто пытается объяснить смысл и появление «окончательного решения»: по одну сторону баррикад находятся сторонники «намеренного подхода», утверждающие, что уничтожение евреев изначально было целью Гитлера, а по другую – сторонники «функционального подхода», считающие, что принцип «окончательного решения» лишь со временем обрел свою «законченность».

Другими словами, одни думают, что Гитлер уже в 1919 году задумал истребление еврейского народа, а другие, — и это другая крайность — полагают, что не только не было никакого предварительного решения, но масштаб истребления евреев оказался, на самом деле, комбинацией локальных, практически случайных процессов, которые только выглядели, как общее устремление и были связаны общей концепцией.

Как считает Браунинг, вряд ли сегодня какой-либо серьезный историк может придерживаться либо той, либо иной точки зрения, и, как всегда, истина находится посредине: «окончательное решение» стало продуктом эволюционного процесса, который эволюционировал постепенно, и нередко экспромтом. Этот процесс, говорит ученый, шел «снизу вверх», а не «сверху вниз»: «Процесс накопления мелких событий на местном уровне, которые можно рассматривать, как реакцию на «инициативы» на местах, что затем сформировалось в систему».

За основу своего исследования Браунинг взял показания 125 немецких полицейских из 101 резервного батальона, который отправили в Польшу летом 1942 года для участия в «окончательном решении еврейского вопроса». Ученый самым тщательным образом изучил историю этого подразделения, полностью проследив всю динамику тогдашних событий.

«Я думаю, — поясняет Браунинг, — что в качестве детонатора сработал тот факт, что у людей из этого батальона убийц всегда был выбор. Нередко командир батальона разрешал своим подчиненным не участвовать в расстрелах, но мало кто воспользовался этой возможностью. Широко распространенное убеждение, что, дескать, у палачей не было выбора, и они следовали приказам из страха быть наказанными, не выдерживает испытания реальностью. Немецкий следователь Гербер Йегер и немецкие прокуроры, расследовавшие это дело в пятидесятых-шестидесятых годах прошлого века, считают, что нет ни одного случая, когда отказ солдата или полицейского совершить убийство сурово наказывался».

Кроме того, Браунингу пришлось столкнуться с резким неприятием его тезиса, что евреев уничтожали «обычные люди». Как правило, расхожее убеждение строилось на том, что речь шла об индвидуумах с нарушенной психикой – психопатах, либо агрессивных, экстремистски настроенных антисемитах, ярых и убежденных нацистах.

«Это были нормативные личности», — ученый по-прежнему стоит на своем. Он добавляет, что вообще «полиция порядка» формировалась из трех категорий: первая включла немцев, завербованных еще в 30-х годах, они прошли серьезную спецподготовку и обработку по промывке мозгов, и к тому времени, когда их отправили на оккупированные территории на востоке, они уже были профессиональными убийцами. Вторую категорию мобилизованных в полицию составляли, в основном, молодые люди из числа тех, кто добровольно пошел на службу в СС и тоже были нацистами по убеждениям; и, наконец, третья категория призывников сформировала 101 батальон. В 1941-42 годах именно в это подразделение, состоявшее в основном из людей взрослых, набрали резервистов, лишь самая незначительная часть которых входила в НСДАП.

Это были, что называется, остатки рабочей силы, люди, взятые буквально с улицы, отправленные в Польшу без какой-либо подготовки и без всякой идеологической обработки. Иными словами, это действительно были обычные люди. Так как их призвали довольно поздно, — война уже шла полным ходом, — они действовали в течение относительного короткого временного периода, но в итоге оказались не менее «кровожадными», чем другие военнослужащие из батальона, открыто объявлявшие себя нацистами.

В общей сложность батальон принял участие в убийстве свыше 83 тысяч евреев – иногда вместе с другими подразделениями, иногда самостоятельно.

По мнению Браунинга, «обычность» этих убийц заключалось и в том, что в начале, когда им приходилось убивать евреев, они реагировали на это весьма болезненно: их бил озноб, одолевала рвота, мучали кошмары. Однако позже они адаптировались, и через полтора года стали спокойными, равнодушными исполнителями. Ими не двигала ненависть и антисемитизм, и они не отдавались убийствам других людей со страстью и чувством собственного превосходства над жертвами, но они не были и роботами, действовавшими по нажатию кнопки, автоматически. «Шокирует то, — говорит Браунинг, — насколько быстро они оправились от травмы, полученной вначале, и стали добросовестными исполнителями».

На вопрос, в чем причина, что Холокост был выпестован в недрах немецкого народа, а не где-либо еще, Браунинг заметил, «что этническое разнообразие убийц потрясает: за немцами следовали поляки, французы, украинцы, латыши, литовцы, венгры и хорваты. Невозможно объяснить Холокост, опираясь только на психологию немцев. В то же время не все жертвы массового уничтожения были евреями – цыгане, инвалиды, психически больные, а также гомосексуалисты также подлежали уничтожению, и, как видите, антисемитизм не был единственным мотивом.

Безусловно, организующей нацией стала Германия, ядро убийц составляли немцы, и большинство жертв – евреи, это верно, но Катастрофа, вызванная Второй мировой, многолика, поэтому можно сделать вывод: то, что произошло, не характеризует одну-единственную культуру».

Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец»

Иллюстрация: yadvashem.org

https://detaly.co.il/nemetskaya-voennaya-pol

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.