Журнал издаётся при содействии Ассоциации русскоязычных журналистов Израиля ( IARJ )

Франческа Манн: варшавская Юдифь против нацистских Олофернов

0

Фото: Манн, Франческа — Википедия
ru.wikipedia.org

23 Октября 1943. В лагерь смерти Аушвиц прибыл очередной состав. Ничего особенного в прибытии состава не было: эшелоны с обречённым шли ежедневно. Сам поезд был странный — обычный, пассажирский, с купе, а не «товарняк». И прибывшие выглядели необычно. Не были испуганы или измучены. Наоборот, лица светились ожиданием и надеждой на какую-то близкую радость.

Вещи у них не отобрали. Не было многочисленной охраны. Поезд доставил около двух тысяч евреев.

К ним с приятной улыбкой обратился начальник лагерной охраны Франц Хесслер, видимо, по рассеянности представившийся «сотрудником Министерства иностранных дел Третьего рейха».

«Дамы и господа, это пересылочный пункт рядом с Дрезденом. Отсюда вас переправят в Швейцарию для обмена на пленных».

Дрезден, обмен, Швейцария! Всё — ложь! Все, включая поезд — часть спецоперации гестапо «Польский Отель».

Путешественники же вздыхают с облегчением и, забрав багаж, торопятся в указанном направлении — на дезинфекцию.

Жизнь наконец-то налаживается! Это вам не гетто! Это не прятки с гитлеровцами в Варшаве! Вот только беспокоит какой-то странный, сладковатый запах…

Среди этих обманутых с милой улыбкой, шагает ослепительно красивая женщина с волнистыми, тёмными волосами. Громко цокают по платформе лакированные туфли на высоких каблуках. Это идёт надежда польской сцены, балерина Франческа Манн, урождённая Розенберг! Впрочем, и Польши уже нет, и театры закрыты… А ведь недавно, совсем недавно…

Она родилась 4 февраля 1917 года. С детства Франческе нравилось танцевать. Лёгкая, пластичная еврейская девочка прилежно занималась в одной из лучших танцевальных школ Варшавы — частном заведении Ирэн Пруссии!

Антре, мадемуазель! Раз, два, три! В третью позицию! И ещё раз все сначала!

Ритм, девочки, ритм!

У Франчески получалось всё — классика и модерн!

В год, когда на Польшу обрушились нацистские орды, юное дарование завоевало четвертое место на международном конкурсе в Брюсселе. Она подошла к подножию призового пьедестала, опередив больше сотни других претенденток! Казалось, будущее её сверкает небесной радугой: несомненный талант ждут большие и малые сцены, букеты и овации, влиятельные знакомства и, кто знает, может даже своя школа.

Школа балета Франчески Манн — это внушает уважение!

Залпы Второй мировой войны уничтожили не только защитников Польши. Они развеяли в прах жизни миллионов людей. В огне пылающих зданий столицы сгорели грёзы восторженной, легконогой балерины.

Франческа оказалась в гетто. Вместо кулис, рампы, па-де-де и криков «бис!» — голод, страх и безнадёжность. Вместо «Сильфиды» и «Иоланты» — грязные подмостки кабаре с громким названием «Дворец мелодий»!

Так прошло больше года. Вдруг — потрясающая новость! Её передают шепотом, с придыханием, волнуясь, глотая звуки: «Нужен паспорт нейтральной страны! Гансы пообещали свободный выезд из Германии! Как зачем? Для обмена на немецких военнопленных»…

Информацию гестапо запустило в народ через еврейских коллаборационистов, отрабатывавших статус «неприкосновенных» (или все же неприкасаемых?).

Через подполье новость дошла до еврейских организаций Швейцарии, которые моментально наладили выпуск таких документов — в основном паспортов южноамериканских государств. Вот только наивные швейцарцы не подозревали, что в Варшаве этими паспортами будут успешно торговать — по 20 тысяч долларов в пересчёте на наши реалии за «корочку»! И приобрести такой «аусвайс» могли лишь очень состоятельные граждане. В гетто таких было мало. В основном покупали сумевшие укрыться в «арийской» части Варшавы.

Таким манером гестапо решало сразу несколько задач: выявить связи подпольщиков, приманить избежавших отлова евреев с деньгами и пополнить казну Рейха (а заодно и личные портмоне) из полученных и конфискованных средств.

Нашедших деньги на «пропуск в жизнь» селили в отеле «Польша». Отсюда и название операции! Но всё выглядело солидно: в том же отеле открыли офис организации, готовящей «переброску евреев в Южную Африку».

Неизвестно, как в число «счастливчиков» попала Франческа — может, были сбережения, а может, кто-то из бывшей жизни, с деньгами и связями, решил помочь, но только балерину поселили в один из номеров.

Когда пришли на дезинфекцию — «панове, подождите здесь, а дам, конечно же, просят вперёд!», — странности усилились.

Предбанником служит какой-то деревянный барак с бетонным голым полом. Охрана с автоматами и винтовками. Куда-то пропали услужливые, милые улыбки. Взгляды хищных зверей. И грубый голос командует: «Раздевайтесь! Догола»! А медливших женщин торопят прикладами…

Головоломка сложилась в картину. В единый миг Франческа всё поняла — по гетто ходили ужасные слухи, которым не хотелось верить.

Что произошло с ней в тот момент? Ожил в нежной девушке дух Юдифи, бестрепетно шедшей к Олоферну? Или бесстрашные защитники Масады были её дальними родичами?

Когда офицер-эсэсовец, поигрывая хлыстом, направился к ней, она отступила на шаг и уронила на пол плащ. А потом стала танцевать, раздеваясь. Вот рука расстёгивает пуговицы блузки, ноги переступают под слышную лишь балерине музыку. Обнажилось плечо…

В предбаннике смерти наступила вязкая тишина. На Франческу смотрели все — палачи и жертвы. Затылки у охранников взмокли, шеи наливаются кровью. Упала на пол блузка, скинута туфелька… «Ножку вверх, девочки! Носок! Тянем носок»! Вторая туфелька снята и осталась в руках. Эсэсовец с хлыстом, источая волны похоти и шнапса, подходит почти вплотную…

Хрясь — острым каблучком прямо под козырёк, в потный лоб! Дикий вопль — «Шайзе»! Кровь заливает фашисту глаза. Рука лапает кобуру — где, где парабеллум? «Шайзе! У девки»!

Выстрелы трижды успевают разорвать тишину. Два офицера валяться на пол. Дальше начинается ад — полуголые и успевшие раздеться обречённые женщины с дикими воплями кидаются на охрану. Те в ужасе несутся прочь, к дверям, забыв про оружие…

Один остался без носа, несколько лишились кусков скальпа!

Звучат отчаянные команды на немецком: «Лос! Лос! Фойер»!

И глухой рокот MG 42 — «швейных машинок Гитлера». Входить не решились —взбунтовавшихся расстреляли сквозь деревянные стены.

Франческа и её подруги по несчастью погибли — и это единственное, что известно достоверно.

Не установлены подробности смерти отважной девушки. Пала она от пули, или её с остальными выжившими всё же загнали в газовую камеру?

Нацисты постарались скрыть происшествие. Но слухом земля полниться — заключённые Освенцима узнали о последней битве евреек из Варшавы. И если кто-нибудь скажет о жертвах Холокоста «шли, как овцы на бойню», вспомните балерину Франческу Манн, вспомните её мечты и последний танец!

После войны на процессах эта легендарная история нашла подтверждение в рассказах выживших заключённых Аушвица. Один состоял при крематории, другой занимался сортировкой вещей жертв.

Из двух подстреленных Франческой эсэсовцев один навсегда охромел, а второй, известный на весь лагерь своим садизмом Йозеф Шеллингер, бывший мясник, скончался через несколько часов мучений.

Балетная труппа Иерусалима в 2019 году представила спектакль «Memento» (последний танец в Аушвиуе польской балерины Франчески Манн).

Иллюстрация: Франческа Манн — смертельный стриптиз в Освенциме | Блогер Vinogradinka на сайте SPLETNIK.RU 10 мая 2019 | СПЛЕТНИК
spletnik.ru

https://stmegi.com/posts/95864/francheska-mann-varshavskaya-yudif-protiv-natsistskikh-olofernov/

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.