Интервью с профессором, доктором химических наук Михаилом Иоеловичем

0

Фото: researchgate.net

«Михаил Иоелович родился в г. Рига, Латвия. В 1970 году окончил Химический факультет Латвийского госуниверситета. В 1974 году после окончания аспирантуры защитил кандидатскую диссертацию по специальности химия высокомолекулярных соединений. С 1974 по 1992 г. М. Иоелович работал в Институте химии древесины Латвийской АН. Член редколлегии журнала «Химия древесина». В 1990 году защитил докторскую диссертацию и получил научную степень Dr. Sci. В 1992 г. Михаилу Иоеловичу было присуждено звание Habilitate Dr. Sci. – аналог звания «профессор». С 1993 года М. Иоелович живет в Израиле и продолжает свою научную деятельность. Работал руководителем проектов в компаниях высоких технологий. С 2008 по 2014 г. работал главным химиком в биотехнологической компании «Designer Energy» в Реховоте. В настоящее время является научным консультантом биотехнологической компании «Celdesigner», а также Департамента Макромолекулярной биологии Института Вейцмана и, кроме того, консультирует пост-докторов в Институте химии древесины Латвии. Как официальный рецензент журналов Высокомолекулярные соединения, Химия растительного сырья, Cellulose, Carbohydrate Polymers, Bioresources, Green Energy, Material Letter и др. рецензирует статьи авторов этих журналов. Член редколлегии журналов Наука и Жизнь Израиля, Scientific Israel – Technological Advantages, Alternative Energy, Energy and Ecology, International Research Journal, Journal of Polymer Chemistry, Journal of Research in Industrial and Engineering Chemistry, Asian Research Journal of Natural Products, Academy Journal of Polymer Science, Organic Polymers и др. Автор более 400 научных публикаций — монографий, статей и патентов».

Читая перечень званий и наград собеседника, непросто задавать вопросы.
А.Т. Михаил Иоелович, откуда такая необычная фамилия? Знаете ли вы ее историю? Расскажите, пожалуйста, о ваших родителях, о корнях вашей семьи в этой жизни.

М.И. История о фамилии анекдотическая. Настоящая фамилия моего отца Иселович. Но когда меняли паспорта, паспортистка прочитала закругленную букву «с» как букву «о» — так я и стал родоначальником новой фамилии. Ее обладателями стали моя жена и дочки. Но поскольку она трудно произносимая, дочки, выйдя замуж, поспешили поменять эту фамилию, ну а я и жена остались Иоеловичами.
Как я уже упоминал, фамилия отца Иселович, он из Либавы, теперь Лиепая, Латвия. Во время войны он успел эвакуироваться в Россию и был мобилизован в армию, контужен и отправлен на тыловые работы в Ярославль. Там он и познакомился с моей мамой, семья которой жила в белорусском местечке. После войны родители вернулись в Латвию и получили направление в Ригу, где я и родился. Все родственники отца, которые остались в Латвии, погибли в Холокосте. Маме повезло больше – хотя ее первый муж погиб на фронте, сестры успели эвакуироваться и остались живы.

А.Т. Традиционный вопрос: почему, достигнув в той жизни все, приняли решение репатриироваться в Израиль?

М.И. Во-первых, все наши родственники к тому времени уже уехали в Израиль и звали нас сделать алию. Во-вторых, я уже стал доктором наук и ведущим научным сотрудником Института, но несмотря на это, у меня не было шансов получить хотя бы лабораторию. И кроме того, система финансирования науки к тому времени развалилась, и я не представлял, как дальше смогу обеспечивать семью. В-третих, мы уже больше года общались с представителями Сохнута, учили иврит и знакомились с традициями и культурой Израиля. Во-четвертых, с началом распада СССР в Латвии активизировался Народный фронт с лозунгом: «Латвия для латышей» и призывом к евреям и вообще к не латышам покинуть Латвию. Поэтому, как только мы подали прошение на выезд, нас через месяц с радостью выпроводили в Израиль.

А.Т. Как приняла вас страна и как вы приняли страну?

М.И. Страна сразу нам понравилась – солнечная и доброжелательная, она резко контрастировала с дождливой и неприветливой Латвией. Уже в аэропорту мы получили деньги на обустройство и подробную информацию о том, как лучше начать процесс абсорбции. Вначале мы остановились у родственников, которые помогли нам снять квартиру и устроить банковские дела. В течение месяца мы получили теудат зеуты и направление на учебу в ульпан. Младшая дочка Ира сразу же уехала жить к родственникам в кибуц, где работала и училась. Я с женой и старшей дочкой полгода учили язык. Затем несколько месяцев я работал разнорабочим в ресторанах и одновременно искал работу по специальности, которую и нашел в Институте волокон в Иерусалиме. Я подал туда проект и получил должность руководителя проекта с доплатой из фонда Шапиро. Кроме работы, я получил возможность улучшить знания английского языка, освоить профессиональный иврит, поднять уровень разговорного и письменного иврита. Начал участвовать в конференциях и писать статьи на иврите. Так началась моя жизнь и карьера в Израиле.

А.Т. Михаил Иоелович, вы самый крупный специалист в Израиле по целлюлозе. А нужно ли это стране?

М.И. Как оказалось, мои знания в области целлюлозы оказались востребованными. Уже в Институте волокон я убедился, что основной тематикой Института является изучение целлюлозных волокон и хлопка – основного сырья для производства этих волокон. Я внес свой вклад в тематику Института тем, что предложил новый способ получения микрокристаллической и порошковой целлюлозы из отходов хлопка. В дальнейшем моя научная карьера в Израиле была связана либо с целлюлозой, либо с растительной биомассой – сырьем из которой целлюлоза производится.

А.Т. Расскажите, пожалуйста, что вы считаете своей главной научной темой?

М.И. В настоящее время я считаю, что наиболее актуальной темой является ограниченный энергетический потенциал современной цивилизации, основанной преимущественно на использовании ископаемого топлива – угля, нефти и газа, запасы которых постоянно истощаются. Для предотвращения энергетического кризиса необходимо развивать альтернативную энергетику, основанную на использовании энергии биомассы и других источников возобновляемой энергии.

А.Т. Знаю, что вы эколог. А как обстоит дело с экологией в Израиле?

М.И. Я химик, а не эколог. Экология — это самостоятельная специальность. Но поскольку я занимаюсь биомассой и биоэнергией, я должен знать и основы экологии. Экологические проблемы в Израиле не такие острые, как в других странах. Вы, наверно, осведомлены, как страдают китайцы от смога в Пекине и других крупных городах. Города Индии и многих других стран Азии превратились в свалки пластикового мусора. Моря и океаны загрязнены пластиком, который попадает в организм рыб, которыми потом питаются люди. Что касается Израиля, то экологическое состояние страны несколько улучшается тем, что в настоящее время разработана технология комплексной переработки сточных вод – очищенные стоки используются в сельском хозяйстве, а твердые органические отходы перерабатываются в компост и биогаз. С другой стороны, огромное количество автомобилей потребляют кислород и выделяют слишком много углекислого газа, что негативно сказывается на здоровье людей. Имеется предложение об ограничении использования частного транспорта в городах, но это предложение пока не реализуется. Другой актуальной проблемой является растущее количество твердых отходов вследствие роста населения и развития производства в Израиле. Есть опыт других стран по утилизации таких отходов, который следует использовать и Израилю. Например, Япония утилизирует практически 100% твердого мусора путем сортировки, повторного использования бумаги, картона и пластиков в качестве сырья, переработки пищевых отходов в компост, сжигания остальных отходов для производства энергии и использования минеральных отходов в строительстве.

А.Т. Вы автор многих патентов и публикаций. Изобретатель. Член редколлегии НИЖИ. Награждены медалью «Святая Земля Израиля». А какие именно изобретения внедрены и запатентованы в Израиле?

М.И. Работая в Израиле, я запатентовал способ изготовления гидрофобных биоразлагаемых составов для получения водонепроницаемых, но биоразлагаемых бумаг и картонов – альтернативу биостойким пластиковым упаковкам. Другим изобретением являлось использование принципов зеленой химии для безотходного способа получения композитов на основе микро- и нано-целлюлозы. Были произведены опытные (пилотные) партии этих продуктов. Но более широкое внедрение этих изобретений требует финансирования и сотрудничества с крупными фирмами. Я с соавторами как раз и занимаемся этим в настоящее время.

А.Т. Михаил Иоелович, вы востребованы в стране как ученый. А что вы можете сказать по поводу того, что большая часть приехавших деятелей науки оказалась неустроенной?

М.И. К сожалению, многие ученые и инженеры сосредоточились на своей узкой специализации, которую не смогли или не захотели поменять и приспособиться к потребностям Израиля. Другой проблемой являлось плохое владение английским или профессиональным ивритом, без чего очень трудно получить работу по специальности. И наконец, части ученых и инженеров просто не повезло, у них не оказалось настойчивости, или возможности искать работу по специальности, или близкой к их прежней специальности. Некоторые предпочли зарабатывать больше не по специальности, чем получать небольшие зарплаты, работая по специальности.

А.Т. Вы хотите создать курсы повышения квалификации при НИЖИ. Расскажите, пожалуйста, подробнее, для кого и для чего эти курсы?

М.И. Да была такая идея. Главный редактор журнала проф. Александр Забутый вместе с членами редколлегии распространили объявление об интернетовских курсах повышения знаний для всех желающих. Я в частности предложил курс лекций об основах химии, зеленой технологии, использования биомассы и биоэнергии. Целью курса лекций является повышение научно-технического уровня знаний для выпускников и студентов техникумов, колледжей, институтов и университетов, а также инженеров и научных работников. Предлагаемый курс лекций может быть полезен и гуманитариям, что позволит им лучше представить себе современное состояние научно-технических знаний. Пока ждем заказов слушателей.

А.Т. Ваша дочь Ирина Бертман, как я понимаю, не пошла по вашим стопам. Она солистка Новой Израильской Оперы, украшение оперной сцены. Расскажите о ней. Ходите ли вы на премьеры с ее участием?

М.И. Как я уже отмечал выше, по приезде в Израиль Ира уехала жить к родственникам в кибуц, где работала и училась. Но в кибуце для олим было принято устраивать мероприятия с песнями и плясками. На одном из таких мероприятий Ира спела. Случайно среди слушателей оказалась кибуцница с музыкальным образованием, которая сказала Ире, что ей надо профессионально учиться вокалу. И тоже совершенно случайно у этой кибуцницы оказалась подруга – профессор Иерусалимской музыкальной Академии, к которой она и направила Иру. После прослушивания Иру как «свежую» репатриантку сперва послали на подготовительные курсы, а через год зачислили на учебу в Академию на курс профессора Мирьям Мельцер, где Ира проучилась еще пять лет и получила высшее образование по вокалу. Затем был трехгодичный курс при Новой Израильской опере. Когда она еще обучалась на этих курсах, ее внезапно пригласили на главную роль в опере Моцарта «Похищение из Сераля», поскольку из-за начавшейся интифады певица из Европы отказалась приехать. Хотя на подготовку к этой роли ей дали меньше трех недель, Ира успешно с ней справилась. После этого Ире стали давать сначала второстепенные роли, а по мере роста мастерства — и главные роли. Сейчас Ира поет только сольные партии как в Израильской опере, так и в оперных театрах многих других стран. Когда Ира поет в Израиле, я с удовольствием посещаю оперные спектакли с ее участием.

А.Т. Есть ли место для хобби в жизни такого серьезного ученого?

М.И. Занятие наукой требует постоянного совершенствования знаний, освоения смежных специальностей – для химика надо хорошо знать также современную технологию, компьютеры, физику, математику, биологию, и кроме того, надо периодически менять направление исследований. Но в часы отдыха я с удовольствием слушаю музыку, читаю художественную литературу и смотрю любимые фильмы – тем более, что современная техника позволяет это делать.

А.Т. Спасибо огромное за то, что нашли время ответить на мои вопросы. Желаю вам здоровья и удачи!

М.И. И вам всего наилучшего.

Автор интервью — Ася Тепловодская.

Иллюстрация:

 

Поделиться.

Об авторе

Ася Тепловодская

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.