О Корнее Ивановиче Чуковском, который на самом деле вовсе не Чуковский, совсем не Корней и уж ни в каком разе не Иванович

0

Портрет Корнея Чуковского
кисти И. Е. Репина, 1910 год

Имя при рождении Николай Корнейчуков
Дата рождения 19 (31) марта 1882[1][2]
Место рождения Санкт-Петербург,
Российская империя
Дата смерти 28 октября 1969 (87 лет)
Место смерти
Москва, РСФСР, СССР[3]
Гражданство (подданство)
Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Род деятельности поэт, прозаик, публицист, литературный критик, переводчик, литературовед, журналист
Годы творчества 1901-1969
Язык произведений русский

Премии

Ленинская премия — 1962 года

Награды
Орден Ленина — 1957

Орден Трудового Красного Знамени

Орден Трудового Красного Знамени

ВИКИПЕДИЯ

***

Наверное нет ни одного человека в России, кто не слышал стихотворений Корнея Чуковского. А те, кто не слышал, либо не из России вовсе, либо книжек вообще никогда не читали.

Тираж произведений Корнея Чуковского только за один 2017 год превысил 2 миллиона экземпляров. И это в наше время, когда выгодно печатать и продавать что угодно, кроме классики. Каков же общий тираж книг данного автора за всю историю, не сможет подсчитать никто. Тем не менее совершенно достоверно известно, что это самый издаваемый автор в СССР и РФ.

Однако сегодня уже мало кто помнит все подробности его биографии и тот факт, что имя и фамилия у него были другие, а отчества изначально не было, зато потом было сразу много вариантов.

А теперь по порядку. Родился Корней Чуковский в  Санкт-Петербурге 19-го (31-го) марта 1882 года. Брак его родителей так и не был зарегистрирован, хоть они и прожили вместе довольно долго, родив двоих детей. Дело в том, что отцом был почетный гражданин Одессы Эммануил Соломонович Левенсон, а матерью — крестьянка, прислуживавшая в доме Левенсона, — Екатерина Осиповна Корнейчук.

По звучанию фамилии матери можно уже догадаться, откуда взялся псевдоним Корней Чуковский. А по звучанию фамилии отца — что он был не той веры, что и мать. По законам Российской империи брак между иудеем и христианкой был невозможен. Кто-то должен был перейти в другую веру, но граждане не стали искать компромиссов, и в результате отец покинул свою незаконную семью и женился на враче Кларе Исааковне Рабинович, как вы уже поняли, совершенно законно.

Именно по этой причине у Николая Корнейчукова (так его записали при рождении) и не было отчества. В те времена незаконнорожденные дети записывались без отчества. Вся эта история была крайне неприятна самому Николаю. Он с самого детства и всю жизнь переживал из-за того, что у него не было нормального отца.

Будучи уже совсем в преклонных годах, Эммануил Соломонович возжелал встретиться и поговорить со своим сыном. Никто не знает, о чем там был разговор, но кончился он тем, что Николай выгнал своего отца и больше с ним никогда не общался.

Эта тема была табуирована в семье и всем, даже его собственным детям, давались инструкции о том, что нельзя ни при каких обстоятельствах говорить или расспрашивать отца о родственниках, особенно о дедушке.

С отчеством у Николая тоже были проблемы всю жизнь. Сначала его не было, но потом пришлось писать хоть какое-то, ибо необходимо было как-то его записывать в документах. В свидетельстве о браке и крещении сына Николая Корнейчукова отчество было записано Васильевич (по крестному отцу). В дальнейшем в качестве отчества писалось все что угодно. От Эммануилович (что логично) или Мануилович до Степанович, Николаевич и далее по списку первых попавшихся имен.

В результате закрепилось исконно русское Иванович и во всех книжках стали писать уже не просто Корней Чуковский, а Корней Иванович Чуковский.

Еще в 1905 году Корней Чуковский увлекся революционными идеями и стал издавать сатирический журнал «Сигнал». Уже после четвертого номера его арестовали за оскорбление Его Императорского Величества, но при помощи известного адвоката быстро оправдали.

Поэтому его биография, а также знакомство с Маяковским и многими другими «певцами революции» позволили ему стать популярным после 1917 года. Правда, и тут было не все гладко. Его первую сказку «Крокодил» (1916 год) раскритиковали в пух и прах. Сама Н.К. Крупская возмущалась и требовала не давать детям читать «эту муть». Фраза же из «Мойдодыра» «а нечистым трубочистам стыд и срам» вообще могла быть воспринята как оскорбление самих основ революции.

Дело дошло до того, что в 1929 году Корнею Чуковскому пришлось оправдываться и публично отрекаться от своего прошлого, а в качестве извинений пообещать написать целый цикл сказок в духе социалистической морали «Веселая колхозия». Нужно отдать должное, бредовую «Колхозию» он так и не написал, но следующая сказка вышла только через 13 лет после этого.

При всем при этом народ так любил Чуковского, что несмотря на все гонения, в это же самое время в стране устанавливали памятники по мотивом его сказок. Фонтан Бармалея, кстати, единственный, который уцелел после Сталинградской битвы.

Нельзя назвать безоблачной и семейную жизнь писателя. Его дочь Мария (Мурочка), ставшая героиней произведений своего отца, умерла в 11 лет от костного туберкулеза, а сын Борис пропал без вести, возвращаясь из разведки в 1941 году где-то недалеко от Бородинского поля.

Бунтарский характер Корнея Чуковского не давал ему спокойно жить и во времена СССР. Как при царизме он бунтовал и требовал революции, так и в СССР он, осыпанный наградами, лауреат всевозможных премий и кавалер разных орденов, стал дружить с диссидентами и всячески их поддерживать.

В 1966 году он подписал письмо 25 деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина. И даже дочь Лидия стала известной диссиденткой.

В результате после кончины Корнея Чуковского 28 октября 1969 года на его похоронах было очень мало народа. Кто-то побоялся приехать к опальному писателю, а кого-то он сам не допустил на свои похороны, заранее передав дочери список тех, кого ни под каким предлогом не велено было приглашать.

Во время церемонии прощания везде шныряли лица в штатском, внимательно следя, чтобы не было никаких провокаций против советской страны. Многим не разрешили выступить, а тяжело больному Шостаковичу даже не позволили снять пальто в вестибюле, а в зале присесть на кресло.

Так завершилась жизнь великого писателя.

Имя автора не указано.

Иллюстрация: chayka.org

https://zen.yandex.ru/media/stom/o-kornee-ivanoviche-chukovskom-kotoryi-na-samom-dele-vovse-ne-chukovskii-sovsem-ne-kornei-i-uj-ni-v-kakom-raze-ne-ivanovich-60cf8b1992badd3b0f22042d

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.