ИЗРАИЛЬ КАК ГЛОБАЛЬНЫЙ ХАБ ЦИФРОВОЙ МЕДИЦИНЫ

0

Фото: newsru.co.il

Лена Роговина — руководитель сектора цифрового здравоохранения Start-Up Nation Central

Беседовала: Светлана Браницкая

Start-Up Nation Central – некоммерческая неправительственная организация, содействующая развитию израильских инноваций и продвижению их на мировые рынки. Информация о технологических компаниях аккумулирована на онлайн-платформе Start-Up Nation Finder, предназначенной для поиска стартапов и прочих игроков рынка и их коммуникации с международными компаниями, венчурными фондами, научными организациями, государственными структурами. Основной фокус Start-Up Nation Central – на секторах цифрового здраво­охранения, AgriFoodtech и Industry 4.0, а также Fintech и Cybersecurity

С начала 2021 года израильские стартапы привлекли $3 млрд инвестиций, включая $420 млн в цифровую медицину – это абсолютный рекорд. При этом сектор цифровой медицины продолжает рост с высокой базы – 2018–2020 годы были очень успешными для технологических компаний и урожайными для инвесторов. О том, какие тренды ожидают отрасль, МосТ поговорил с Леной Роговиной – руководителем сектора цифрового здравоохранения Start-Up Nation Central.

МосТ: Как вы оцениваете прошедший год для Start-Up Nation Central? В частности, для сектора цифровой медицины? Какие технологии и направления востребованы на рынке?

Лена Роговина: Медицинcкие технологии оказались среди секторов, наиболее выигравших от пандемии и наступления так называемой new normal, новой нормальности. «Корона» сэкономила некоторым сегментам цифровой медицины до 10 лет на пути выхода на рынок – прежде всего, это телемедицина, удаленный мониторинг и решения для быстрой диагностики. Некоторые технологии существуют уже многие годы, но массово не использовались из-за отсутствия регуляции и страховых покрытий, неготовности и недоверия как со стороны врачей, так и пациентов. А теперь пандемия превратила эти решения из nice to have в must have.

Во всем мире 2020 год стал рекордным для цифровой медицины с точки зрения инвестиций – по данным Start-Up Health, стартапы в этом секторе привлекли $21,5 млрд по сравнению с $13,8 млрд в 2019 году. Самые популярные сегменты для инвестирования, например, среди американских венчурных фондов – телемедицина, цифровые технологии для разработки лекарств, wellness.

В Израиле 90% из $800 млн инвестиций в сектор в 2020 году было сделано в компании, использующие технологии искусственного интеллекта и развивающие решения для удаленной и быстрой диагностики и телемедицины.
Израиль – один из глобальных хабов цифровой медицины. Это более 670 стартапов, уникальная, полностью цифровизованная система здравоохранения, сильная фундаментальная наука, инновационные центры и R&D-центры международных корпораций, поддержка со стороны государства в форме различных программ. Основа digital health в Израиле как индустрии – электронные медицинские карты пациентов, которые существуют уже 25 лет. Это агрегация медицинских данных в четырех больничных кассах, которые обслуживают все население Израиля –
9,5 млн человек: сведения о каждом члене больничной кассы на протяжении жизни, результаты анализов, диагнозы, чувствительность к лекарствам, вся базовая информация. Больничные кассы и большие больницы плотно работают со стартапами, предпринимателями и учеными над созданием совместных решений в digital health на основе анализа данных с помощью искусственного интеллекта.

Взрывной рост глобальных инвестиций в секторе произошел за счет мегараундов (больше $100 млн) и компаний, разрабатывающих решения для пациентов. А в Израиле цифровая медицина, как и сектор высоких технологий в целом, предлагает по большей части решения b2b. Мы умеем создавать высокотехнологичные компании, предлагающие продукты для других компаний, но имеем меньше опыта в области решений, ориентированных на потребителя, и этим сильно отличаемся от тех же американских стартапов. Да, если израильская b2c компания успешна, то это, скорее всего, суперуспех – вспомните Wazе или Gett. Но основные деньги инвестируются все-таки в b2b, и продажей b2b решений занимается 75% стартапов.

МосТ:Лена, вы переехали в Израиль из России
10 лет назад. Расскажите свою историю.

Лена Роговина: С 16 лет я приезжала в Израиль прак­тически каждый год на каникулы или в отпуск, у меня здесь были друзья, родственники, и вообще мне здесь очень нравилось. Я всегда знала, что однажды тут окажусь. Личные обстоятельства, конечно, перевешивают, как всегда и бывает в жизни, но было несколько причин, которые сошлись, как говорится, во времени и пространстве.
В России я была аналитиком фондового рынка в инвестбанках, и в Израиле продолжила делать то же самое. Но я хотела поменять карьеру, переключиться на мир стартапов, и несколько лет назад все же это сделала.
Когда я переехала в Израиль, я уже слышала про Start-Up Nation. Я и книжку купила, думаю, в первую же неделю, когда ее перевели на русский язык и она появилась в магазинах.
Некоторое время я была волонтером в Gvahim, некоммерческой организации, которая помогает квалифицированным репатриантам адаптироваться и найти хорошую работу, – работала с вновь приехавшими финансистами, экономистами. Как-то зашла туда по старой памяти просто поздороваться, а мне сказали, что в Start-Up Nation Central ищут аналитика, и чтобы я им написала. Я написала, меня позвали на первое интервью, потом на следующее… Вот так все и получилось.

МосТ: Какие были первые впечатления от Start-Up
Nation? Что удивило или, наоборот, совпало с ожиданиями?

Лена Роговина: Сразу было очевидно: людям очень интересно то, чем они занимаются. Принято считать, что в Израиле существуют параллельно две экономики: старая и экономика хайтека. В хайтеке все цветет, растет, все увлечены, хотят двигаться вперед, и вообще чувствуется хайп в хорошем смысле слова.

МосТ: Другая мотивация?

Лена Роговина: Другая мотивация и, может быть, даже другие люди. Увлеченные. С интересными личными историями. У нас международный коллектив. Много репатриантов из разных стран, израильтян, выросших за границей. Все люди с разным профессиональным бэк­граундом. Реально тот самый плавильный котел, который я сначала ожидала найти, но не нашла в традиционной экономике.
Некоммерческая и неправительственная организация – это тоже для меня совершенно новая история после стольких лет работы в самом что ни на есть капиталистическом бизнесе. У нас нет как своего портфеля, который мы продвигали бы в собственных интересах, так и никакой ангажированности.

МосТ: Расскажите, как устроена система Start-Up
Nation Central. Кто ваши партнеры? Венчурные фонды?

Лена Роговина: С венчурными фондами мы общаемся много, но, скорее, неформально. Мы меньше занимаемся инвестициями, а больше бизнес-связями. Наши «клиенты» (в кавычках, потому что они нам не платят) преимущественно большие корпорации, правительства, международные НКО.

МосТ: Как вы работаете со стартапами, какие критерии при выборе команд?

Лена Роговина: Мы исходим из потребностей клиентов. Допустим, большая сеть американских больниц ищет решения для удаленного мониторинга. У нас есть платформа, которая называется Start-Up Nation Finder – с нее все начинается. Следующим шагом мы согласовываем рекомендованные компании с клиентом, разговариваем с каждой отобранной компанией. А дальше организуем встречу, визит, презентацию. Для нас успех – это, например, открытие нового R&D-центра или инновационного хаба международной корпорации, у которой раньше не было инновационного присутствия в Израиле, или подписанные коммерческие соглашения со стартапами.

МосТ: Расскажите о самых перспективных старт­апах, настоящих и будущих единорогах.

Лена Роговина: Есть очень интересная компания K Health, телемедицинская платформа – digital health единорог, появившийся в Израиле во время «короны». (K Health объявила в январе, что привлекла $132 млн в рамках раунда финансирования Е при оценке компании в $1,4 млрд. Всего с момента основания привлекла $274 млн. – прим. МосТ.) До K Health в секторе было два единорога, но их продукты одновременно и девайсы, и диджитал.
Компания OrCam создала «умные» очки – это миникамера, которая крепится к очкам, и помогает слепым или слабовидящим людям читать, узнавать людей. (OrCam объявила, что в 2021 году проведет IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже, рассчитывает привлечь $300 млн, оценена в $3 млрд. – прим. МосТ.)

Это те же основатели, которые создали Mobileye. (Разработчик средств компьютерного видения и систем автономного вождения для автомобилей, в том числе создала систему предотвращения столкновений на дорогах, в 2014 году провела рекордное для израильских стартапов IPO, привлекла $890 млн, в 2017 году продана Intel за $15,3 млрд. – прим. МосТ.)
Компания Nano-X Imaging в августе прошлого года провела IPO на NASDAQ. Они разрабатывают цифровой минирентген (аппарат Nanox.ARC использует цифровую систему, которая может обходиться без стационарных трубок. – прим. МосТ), который стоит в 200 раз дешевле обычного CT-сканера – такое оборудование могут себе позволить значительно больше клиник.

Вернемся к K Health. Компания разработала систему, которая с помощью искуственного интеллекта удаленно через мобильное приложение может поставить максимально точный диагноз на основе данных прошлых пациентов. Начинался проект как чатбот для оценки симптомов и выставления вероятного диагноза на основе медицинских данных больничной кассы Maccabi, второй по величине в Израиле (2,4 млн членов), которые они аккумулируют на протяжении последних 25 лет.
Сейчас K Health уже вышла на американский рынок, они работают с Anthem, одной из крупнейших медицинских страховых компаний в Америке (у них больше 43 млн застрахованных). Они и инвестицию получили от Anthem, и также работают с их сотрудниками и клиентами. Есть врачи в нескольких штатах, которым они платят зарплату за то, что те всегда онлайн, и клиенты в любой момент могут к ним обратиться.

МосТ: Какова, на ваш взгляд, формула успешного стартапа, способного достигнуть максимальной акционерной стоимости?

Лена Роговина: В первую очередь, команда, а потом – бизнес модель. Это должна быть команда, которая просчитывает следующие шаги, которая понимает масштабирование, знает, кто ее клиенты. Те, кто готов учиться, кто понимает конкурентную среду. Кто мыслит глобально и стратегически. В Израиле есть 350 R&D-центров глобальных технологических гигантов, оттуда выходят многие серийные предприниматели, имеющие за плечами несколько стартапов. Кстати, в Израиле опыт неудачного стартапа ценится примерно так же, как и успешного.

МосТ: Какой средний возраст ваших основателей? В Кремниевой Долине самые успешные стартапы создает поколение 45+.

Лена Роговина: Они довольно взрослые. По статистике средний возраст – 42 года. Потому что сначала идут в армию, потом в университет, и когда в первый раз выходят на работу, им уже лет 26-27. В Москве в этом возрасте ты уже можешь быть директором чего-то.

МосТ: А с точки зрения гендера? Говорят, что среди основателей стартапов всего 2% женщин. Это мужской клуб?

Лена Роговина: Мир стартапов остается, в основном, мужской территорией. Но как раз в цифровой медицине процент женщин-фаундеров почти вдвое выше, чем в целом по экосистеме – 17%. И хотя мы все еще далеки от равенства, многие израильские женщины-предприниматели попали в заголовки газет благодаря своим новаторским технологиям, в том числе связанным с диагностикой, тестированием и последствиями COVID-19.

ЕСЛИ ИЗРАИЛЬСКАЯ B2C КОМПАНИЯ УСПЕШНА,
ТО ЭТО, СКОРЕЕ ВСЕГО, СУПЕРУСПЕХ – ВСПОМНИТЕ WAZЕ ИЛИ GETT.
НО ОСНОВНЫЕ ДЕНЬГИ ВСЕ-ТАКИ ИНВЕСТИРУЮТСЯ В B2B.
ПРОДАЖЕЙ B2B РЕШЕНИЙ ЗАНИМАЕТСЯ 75% СТАРТАПОВ

МосТ: А имена могли бы назвать?

Лена Роговина: Одно из таких ярких имен – это Кира Радински. Ей сейчас 34 года, а первую степень она закончила, по-моему, в 17 лет. Свой первый стартап она продала eBay (стартап SalesPredict был приобретен корпорацией eBay за $20 млн в 2016 году. – прим. МосТ), а в самой корпорации вошла в совет директоров и стала главным data scientist в eBay.
В 2017 году Кира создала медицинский стартап Diagnostic Robotics, который занимается прогнозной аналитикой на основе данных электронной медицинской карты пациента или данных страховых компаний, например, для триажа (приоритизации пациентов для распределения нагрузок на врачей и больницы). В начале пандемии компания работала с израильским минздравом: составляла [эпидемиологическую] тепловую карту – от зеленого к красному – где может случиться следующая вспышка «короны» на основе ответов на вопросы анкеты, которая рассылалась людям по смс. Сейчас они вернулись к своей основной теме.

Рут Полачек, соучредитель и генеральный директор израильского стартапа LessTests, разработавшего решение, которое позволяет массе людей по всему миру проходить тестирование на COVID-19. Программные решения компании позволяют вирусологическим лабораториям оптимизировать производительность и протоколы диагностики COVID-19, используя особые алгоритмы для sample pooling (объединение проб).

Хиллари (Орли) Харел разработала платформу поддержки медицинских решений на основе искусственного интеллекта. Технология Serenus. AI ускоряет диагностику коронавируса и других заболеваний и позволяет принимать оптимальные решения о лечении, что имеет решающее значение во время пандемии. И многие другие женщины-лидеры.

МосТ: Расскажите об израильских венчурных фондах. Кто из игроков особенно заметен в вашей области – успешно инвестирует на ранних стадиях в потенциальных юникорнов?

Лена Роговина: При том, что общее число инвесторов растет, внутри этого роста мы наблюдаем два параллельных тренда. С одной стороны, мы видим, что каждый год становится больше и больше инвесторов, специализирующихся именно на digital health.
Наряду с этим общетехнологические, универсальные, инвесторы во время «короны» увидели, что медицина – это самый горячий сектор, который нельзя игнорировать. И они набирают истории, которые им вроде бы понятны без дополнительной экспертизы. Это частично обьясняет недавние мегараунды в компании с понятной потребительской историей, но не обязательно сильно прорывные с точки зрения технологий. Это если глобально.

В Израиле есть свои очень сильные инвесторы. Ключевых, специализирующихся на цифровой медицине, – 10-15 имен, а всего фондов, которые больше одного раза инвестировали в сектор, – около 150. При этом, даже если фонд израильский, LPs (limited partners) у него, в основном, иностранцы. Только в прошлом году мы стали наблюдать рост активности местных крупных финансовых институтов, и это очень позитивный тренд.

Самый большой и активный в Израиле фонд, который специализируется на health tech – это aMoon, у них $750 млн в управлении. Инвестируют как в Израиле, так и в других странах в стартапы на разных стадиях.
Есть фонд Triventures. Они интересно работают с больницей Шиба – это самая большая больница
в Израиле и на Ближнем Востоке, а в прошлом году вошла в топ-10 больниц мира. В Шибе организован инновационный центр ARC – центр медицинских технологий, своего рода акселератор, где сидят десятки стартапов, которые работают на инфраструктуре Шибы, получая доступ к данным и медицинской экспертизе. Некоторые из этих стартапов уже работают с Шибой по-настоящему – на основании коммерческих соглашений. Это, кстати, очень показательный пример, как больницы конвергируют с инновациями. Фонд Triventures вместе c ARC сделал дополнительный фонд, который, по сути, стал венчурным подразделением ARC. То есть, с одной стороны, профессиональный фонд, который дает всю свою экспертизу с точки зрения венчурного финансирования digital health, с другой, больница со своей базой данных, инфраструктурой, врачами, которые могут быть менторами и т. д. Пока это работает хорошо. Другие больницы тоже запускают инновационные платформы.
Стоит отметить еще Pitango Healthcare. Pitango – один из старейших и крупнейших израильских венчурных фондов, он существует с тех пор, как венчурная индустрия только появилась, и много лет инвестировал в медицину. В прошлом году они решили выделить специальный фонд, который будет инвестировать именно в медицину и здравоохранение – в самые разные компании, в разные стадии, и подняли $150 млн.
У хорошего стартапа, который понимает, кому он может продавать и кому это действительно нужно, и нужно ли вообще, с привлечением денег проблем не будет.

МосТ: Сотрудничаете ли вы с российскими компаниями?

Лена Роговина: Почти нет. Но не потому, что мы не хотим. Просто так исторически сложилось. Израильские стартапы в области цифровой медицины очень сильно ориентированы на американский рынок с первого дня своего существования, так что мы много работаем с американскими клиентами, но не только. Мы принимаем делегации со всего мира: из Азии, Европы, и теперь, в результате нормализации отношений между странами, конечно, видим повышенный интерес из ОАЭ.

Еще в феврале 2020 года, когда в Израиле COVID-19 практически не было, в Шиба создали виртуальный госпиталь, который наполнили решениями израильских стартапов, включая роботов, удаленный мониторинг от таких компаний, как Sight Diagnostics, Tyto Care и еще с десяток других. Пациентов лечили, не заходя к ним в палаты.

МосТ: Поделитесь, пожалуйста, несколькими инсайтами о будущих трендах.

Лена Роговина: Главный тренд – это децентрализация здравоохранения в мире. То, что раньше мы могли получить только в большой клинике в большом городе, сейчас можно получить просто дома или в walk-in clinic. Это не то чтобы совсем новый тренд, просто сейчас из-за «короны» он стал расти прямо как на стероидах.

МосТ: Это телемедицина?

Лена Роговина: Телемедицина – одна из составляющих. Быстрая и доступная диагностика на месте. Например, Sight Diagnostics умеет делать клинический анализ крови в любом месте, в любых условиях. Машинка с картриджем вместо лаборатории дает результат за несколько минут. Это прекрасно работает в той же Шибе, где поначалу ипользовалось для больных «короной». Sight Diagnostics, кстати, тоже подняла большую сумму денег, в последнем раунде – $71 млн.
Еще один важный тренд – решения, которые дают больше инструментов пациенту. Так получилось, что медицина осталась самой архаичной индустрией с точки зрения организации процессов. Но у людей уже совершенно другие ожидания. В других сферах они давно обладают определенным контролем и не являются пассивным получателем услуг. Человек хочет быть активным участником, продвинутым пользователем, а не пассивным пациентом.

МосТ: Это ведь еще и свобода выбора…

Лена Роговина: Безусловно. Новые технологии как раз дадут этот выбор и контроль. Телемедицина – не только разговор с доктором по зуму или скайпу. Это еще и обеспечение пациента девайсом, который будет постоянно мониторить необходимые показатели и передавать через облако врачу. Человек сам будет понимать, что с ним происходит, сможет мгновенно связаться с доктором и получить рекомендацию.
Такая же ситуация с услугами физиотерапии, домашней реабилитации. Вместо того, чтобы месяцами ждать очереди в реабилитационный центр и тратить время, чтобы туда добраться, теперь можно пользоваться огромным количеством приложений. Я думаю, что в этом направлении всё будет двигаться. Сейчас даже далекие от b2c стартапы понимают этот тренд и все чаще говорят о patient centricity, ориентированности на пациента.

МосТ: Позвольте задать наивный вопрос. Какая идея витает в воздухе, пусть пока фантастическая, в реализации которой вы хотели бы поучаствовать?

Лена Роговина: Я вам тоже совсем наивно отвечу, о чем я думаю – вдруг такое решение уже где-то существует. Есть множество мобильных приложений на стыке wellness и медицины. Одни оценивают твою физическую активность, другие – когнитивную и ментальную, третьи диктуют, что тебе можно есть и чего нельзя и т. д. Однако все это очень нишевое, приложения друг с другом «не разговаривают». Я думаю про некую агрегированную платформу, которая способна учесть все индивидуальные аспекты и давать персонализированные комплексные рекомендации.

Иллюстрация: Chamber of Commerce Israel — Ukraine
facebook.com

https://www.mostlv.com/izrail-kak-globalnyj

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.