Еврейская коллекция Владимира Бернштама

0

Брелок Голды Меир, виньетка сбора средств «на мацу для еврейских солдат», медаль к 100-летию петербургской Синагоги… Рассказывает и показывает физик и коллекционер из Израиля.

Владимир Бернштам — кандидат физико-математических наук, более 26 лет работает в Лаборатории физики плазмы знаменитого института имени Вейцмана в Реховоте. А еще он увлеченный коллекционер в области филателии, нумизматики и фалеристики. В особенности интересуется иудаикой. В кругах специалистов он известен глубокими историческими познаниями о собранных артефактах.

Сегодня у Владимира Бернштама более 50 публикаций на эту тему в различных изданиях.

Мы попросили его рассказать о себе и своем увлечении.

Изя и десять килограммов муки

Родился я в 1952 году в Харькове в семье врачей.

Владимир Бернштам с родителями 1952 год

Мой дед по маминой линии Перец Вульфович был военврачом и командовал эвакогоспиталем. Бабушка Любовь Абрамовна по специальности была рентген-лаборантом. Ей удалось с моей будущей мамой эвакуироваться в начале войны и добраться к нему в госпиталь.

Мама со своими родителями

Еврейское и сионистское воспитание я получил именно от дедушки. С шестилетнего возраста я вместе с ним слушал «Голос Израиля». На Песах в нашем доме всегда была маца. Накануне приходил некий Изя, брал под покровом ночи приготовленные 10 килограммов муки и молча уходил. Через некоторое время он, также ночью, появлялся снова и приносил готовую мацу.

С родителями, дедушкой и бабушкой по материнской линии

Папы уже давно нет, а мама Анна Павловна (Перецовна) здесь с нами в Израиле. У меня двое детей и 6 внуков.

Владимир Бернштам с сыном и дочерью

«Помоги следующим вновь прибывшим»
В 1974 году я закончил с красным дипломом Харьковский университет по специальности теоретическая физика, но сразу не смог устроиться на работу по понятным в то время причинам. Меня взяли работать только в технологический институт на должность, далекую от теоретической физики. Через некоторое время мне удалось устроится в Лабораторию магнитной гидродинамики — филиал Московского энергетического института им. Кржижановского. И, поскольку отдел кадров находился далеко, в лаборатории работало много евреев. В 1983 году я защитил кандидатскую диссертацию, а в 1994 мы с семьей репатриировались в Израиль.

В Израиле существует специальная система интеграции ученых при Министерстве абсорбции. Я попал в Лабораторию физики плазмы, где и отработал 26 лет. Сначала мне назначили стипендию Шапиро. Она хоть и была небольшой, но давала семье средства на жизнь. Через несколько лет я получил должность старшего научного сотрудника (senior staff scientist). Я помог получить работу еще четверым моим коллегам-ученым — репатриантам. Когда мы только приехали, живший здесь мой товарищ Миша Зусман очень помогал мне. На вопрос, как я могу его отблагодарить, он ответил:

— Помоги следующим вновь прибывшим.

Этим принципом я стараюсь руководствоваться до сих пор.

Сейчас я живу в Реховоте. Здесь находится институт Вейцмана, в котором я и работаю. Это высшее учебное заведение и одновременно многопрофильный научно-исследовательский институт, организованный первым президентом Израиля еще до своего президентства. Институт признан одним из лучших учебных институтов Израиля и попадает в 50 лучших в мире. Я работаю в лаборатории, которая считается одной из самых сильных в мире по спектроскопии. В нашем коллективе довольно много ученых из бывшего СССР.

Земля и камни вместо медалей. Гибель первой коллекции
Мой папа Арон Владимирович (Вульфович) родился в 1921 году. Он был отличником в школе, и после ее окончания поступил в Харьковский медицинский институт. Но учиться так и не начал, поскольку был призван в армию. Всю войну папа провоевал в составе отдельного зенитного дивизиона в должности командира приборного отделения.

Арон Бернштам во время срочной службы в армии

Демобилизовавшись в 1946 году, восстановился в мединституте. В институтские годы он познакомился с моей мамой. Папа был очень способным человеком, в институте получал Сталинскую стипендию. Он шутил, что дедушка разрешил маме выйти за него замуж, потому, что перепутал Сталинскую стипендию со Сталинской премией.

Свадьба родителей

Именно папе я обязан своей страстью к коллекционированию. Он собирал монеты всего мира и приобщил меня к этому еще в детстве. Чуть позже папе подарили коллекцию марок в нескольких альбомах. Это были марки разных стран, но мы с ним решили собирать только советские. Мне хотелось иметь и марки Израиля, но в 60-е годы это было непросто. В конце 80-х я увлекся фалеристикой — коллекционированием орденов, медалей, значков, жетонов. Начал собирать советские награды, которые в начале 90-х были вполне доступны за небольшие деньги. На базарах стояли перекупщики, которые скупали все это у населения по дешевке и перепродавали коллекционерам. До сих пор приобретение наград в РФ уголовно наказуемо, что отличает российское законодательство от других стран, где таких препон нет. Коллекционер собирает свидетельства истории, помогая тем самым спасти их для будущих поколений. В конечном счете результатом коллекционирования является именно сохранение для потомков, с чем не могут справиться немногочисленные музеи. Это, безусловно, касается не только наград, но и монет, документов и других артефактов, которые находятся у населения.

Отдельный рассказ — как я пытался вывезти свою коллекцию при репатриации. Мне удалось спрятать в багаже наиболее интересные экспонаты, но наш багаж разграбили в Одессе. Контейнер с вещами, отправленный через одесский порт, должен был идти морем. Когда я приехал за ним на базу в Израиле, и таможенник открыл его для проверки, оказалось, что в контейнере, по весу соответствовавшему отправленному, вместо вещей насыпаны земля и камни. Единственное, что дошло нетронутым — книги по физике, необходимые мне для работы. За что я был очень благодарен (смеется). Но тогда мне было, конечно, не до смеха. Пропала коллекция, которая занимала значительную часть моей жизни. Я был потрясен. Пришлось начать все сначала.

Брелоки для американских летчиков
В первое время это было невозможно из-за банального отсутствия денег, но постепенно, по мере увеличения зарплаты, я стал формировать новую коллекцию. На сегодняшний день у меня значительные коллекции марок, предметов фалеристики и нумизматики, например, монеты, начиная с эпохи Александра Янная. Одна из наших лабораторий сотрудничала с Управлением древностей Израиля, используя различные физические методы для датировки и идентификации найденных артефактов. Благодаря этому мне удалось увидеть полностью государственную коллекцию монет Израиля. Это было очень интересно!

Сначала я, как и большинство, старался приобретать какие-то вещи по имеющимся каталогам, но в последнее время мне это стало неинтересно. Меня увлекают поиски новых артефактов, чтобы самому сделать каталог еще не описанных экспонатов. Я регулярно в течение 15 лет ходил на блошиный рынок в Яффо. Там можно было найти много интересного. Однажды я там купил брелок с эмблемой Армии обороны Израиля с одной стороны и надписью на английском языке с другой: «В знак благодарности от Министерства обороны Израиля октябрь 1973 года». Это, как известно, период войны Судного дня. Я стал «раскапывать» историю этого брелока и нашел докторскую диссертацию некого американца о военно-воздушных силах США. Из этой монографии я и узнал, что во время войны Судного дня был организован воздушный мост для переброски боеприпасов и вооружения в Израиль из США в противовес интенсивному снабжению Советским Союзом армий Египта и Сирии. Поскольку европейские страны отказались предоставить США свои аэродромы, американские летчики поднимали в небо «Геркулесы» с островной военной базы на Атлантическом океане. А так как в Израиле в наградной традиции нет орденов, а медалями по статуту мог награждаться только военнослужащий, выполнявший приказ командира Армии обороны Израиля, то и были изготовлены такие памятные брелоки, которые вручались рисковавшим жизнью американским пилотам.

Брелок для пилотов США

Кстати, почему в Израиле не награждают орденами?
Отсутствие орденов в геральдике Израиля имеет свое обоснование. Само понятие «орден» восходит к временам рыцарства, когда каждый орден имел свой символ — знак, подтверждающий избранность группы людей по отношению к другим. А в Израиле, как, впрочем, и в США, нет и не может быть избранных, стоящих выше или ниже остальных: все равны, поэтому отличившихся награждают лишь медалями. Ордена остались только в тех странах, которые когда-то были империями. Причем в Израиле существует правило, что за одну войну гражданин может быть награжден только один раз.

Знаки масонов Израиля
Когда я приехал в Израиль, меня заинтересовали вещи, связанные с участием российских евреев в создании государства Израиль; советский след в фалеристике Израиля; иудаика в российской и советской фалеристике. Например, в Беларуси был выпущен почтовый блок, который посвящен лидерам государства Израиль, выходцам из Белоруссии. А их немало: это и Хаим Вейцман, и Ицхак Шамир, и Шимон Перес.

Я пытаюсь систематизировать и описать свои находки, и в результате у меня получилось около 50 статей. В конечном итоге я хотел бы их обобщить в брошюре, специально посвященной этой теме.

В последнее время я заинтересовался новым для себя направлением «масоны Израиля», и у меня в коллекции появилось около 200 значков — украшений масонов. Оказывается, у нас в стране около 70 масонских лож, которые выпускают свои знаки принадлежности. Великая ложа Израиля была создана в 1953 году, у меня есть ее медали. Как раз сейчас я занимаюсь систематизацией и составлением каталога отличительных знаков масонов Израиля.

Брелок с медалью от Голды Меир

Их вставляли в брелоки для ключей, и Голда Меир, а потом и Ицхак Рабин дарили такой брелок. На мое 60-летие дети купили на аукционе и преподнесли мне в подарок два таких брелока. Так у меня в коллекции оказались брелоки от Голды Меир и Ицхака Рабина.

Брелок с медалью от Ицхака Рабина

Коллекция Флоренского, или В чем разница между маркой и виньеткой
Я являюсь иностранным членом Российской академии филателии. Зная о том, что я интересуюсь иудаикой в филателии, ко мне обратился профессор Флоренский, внук того самого расстрелянного в 1937 году знаменитого философа П. А. Флоренского.

Тут надо сказать, что существуют так называемые непочтовые марки и виньетки. Например, профсоюзные и комсомольские марки, которые в советское время наклеивали после уплаты взносов. Фактически эти марки являлись квитанциями, подтверждающими взнос. Виньетки выполняли ту же функцию, но на них не указывалась цена, в этом различие между виньеткой и маркой.

Так вот у профессора Флоренского и его сына большая коллекция непочтовых марок, среди которых есть еврейские, с надписями на идише и иврите. Оказалось, что многие из них не описаны. Мы начали вместе разбираться: Флоренский присылает мне фото, я раскапываю историю экземпляра и в соавторстве с Флоренскими пишем статью.

В этой коллекции два типа марок: благотворительные и агитационные.

В 1917 году пытались созвать Всероссийский еврейский съезд, но успели провести только предвыборную кампанию, а кое-где и выборы. К власти пришли большевики, и съезд был запрещен. Но было выпущено большое количество агитационного материала: виньетки с сионистскими лозунгами на иврите и идише. Еврейская социал-демократическая партия Поалей Цион (рабочие Сиона) в 1919 году выпустила ряд виньеток, среди которых была одна с лозунгом «Да здравствует мировая гражданская война!» и другими, не менее революционными.

Большой интерес представляет виньетка, выпущенная для сбора средств на еврейскую больницу в Одессе. Она была основана в 1802 году и имела поначалу всего шесть коек, а спустя десятилетия стала одной из лучших в городе. Финансировалась она главным образом за счет еврейской общины Одессы и частных пожертвований.

Медицинскую помощь могли получить в ней евреи и одесситы других национальностей при наличии свободных мест.

Виньетка для сбора средств на еврейскую больницу в Одессе

Известна также благотворительная виньетка еврейской больницы в Белой Церкви, построенной в 1903 году на средства местного лесопромышленника и филантропа Нахмана Бялика, который потратил на неё 30 000 рублей. При открытии больница получила его имя и называлась так еще несколько лет при советской власти, потом ее переименовали в 1-ю городскую. Больница существует по сей день, и самое удивительное, что до 1988 года она была единственной в городе.

Виньетка для сбора средств на еврейскую больницу в Белой Церкви

Талоны на форшмак и другие знаки еврейской благотворительности
Особый размах еврейская благотворительность приобрела в Российской империи в годы Первой мировой войны.

Виньетки сбора средств в пользу беженцев

В 1914 году в русской армии служило 400 тысяч солдат-евреев, к концу 1916 года их число возросло почти до 600 тысяч. Из них более 100 тысяч погибли на полях сражений, более 200 тысяч получили ранения. Свыше 3 000 еврейских солдат были награждены Георгиевскими крестами, более 40 стали кавалерами «полного банта», то есть имели Георгиевские кресты всех четырех степеней.

Виньетка в пользу инвалидов евреев-георгиевцев

В 1914 году в Минске вышла марка «сбор средств на мацу для еврейских солдат».

Виньетка сбора средств на мацу

В связи с работой над коллекцией Флоренских у меня появился материал по работе еврейской благотворительной столовой на Лиговском проспекте.

Талон на порцию хлеба

В Санкт-Петербурге в начале ХХ века проживало около 20 тысяч евреев. Среди них были как очень состоятельные люди, например, бароны Гинцбурги или железнодорожные подрядчики, предприниматели и банкиры братья Поляковы, так и люди скромного достатка, часто нуждающиеся в помощи. Благотворительная деятельность, как правило, осуществлялась на общинном уровне через еврейские общественные организации путем устройства дешевых столовых и субсидированных продуктовых лавок.

Талоны на порции рыбы и мяса

Одной из таких организаций было Общество помощи бедным евреям, основанное в 1907 году. Выпускались специальные талоны на посещение столовой, которые выдавали нуждающимся. На каждом из них обозначалась порция блюда, на которую мог рассчитывать предъявитель.

Талоны на чай и форшмак

Медали петербургской Синагоги
У меня собран обширный материал по медалям синагог. В частности, к 100-летнему юбилею Большой хоральной синагоги Санкт-Петербурга в 1993 году Петербургским монетным двором была выпущена медаль медальера Алексея Королюка. Медаль была выполнена из двух металлов — из томпака диаметром 62 мм в количестве 50 экземпляров и мельхиора диаметром 30 мм тиражом 300 экземпляров.

Юбилейная медаль к 100-летию Большой хоральной синагоги Санкт-Петербурга

Позже к 110-летнему и 120-летнему юбилеями также были выпущены памятные медали. Первая медаль особенно дефицитна, поскольку была выпущена очень маленьким тиражом. В моей коллекции пока есть, к сожалению, только вторая медаль к 110-летию Петербургской синагоги.

Читатели могут помочь!
Я хотел бы обратиться к читателям этой статьи. Меня очень интересует описание медалей, значков, которые выпускались еврейскими организациями в разное время. Важны тиражи, размеры значков. За каждым из них стоят люди, имевшие к ним отношение; история попадания таких значков в семью может быть не менее интересна. Если бы в мое пользование предоставили фотографии этих артефактов, было бы совсем замечательно! На разных аукционах периодически появляются предметы, имеющие отношение к иудаике. Все я, конечно, приобрести не могу, но мне хотелось бы систематизировать их и, создав каталог, сохранить для истории. Очень надеюсь на вашу помощь!

Иллюстрация: http://nizinew.co.il/wp-admin/post-new.php

Поделиться.

Об авторе

Vladimir Bernshtam

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.