Ещё раз о наболевшем

0

АНТИСЕМИТИЗМ
ANTI-SEMITISM

Доктор Яков Апт
врач общего профиля (Израиль)
Dr. Jacob Apt
General practitioner (Israel)
Tel: +972-545498978
Email: aptjacob.46@mail.ru

АННОТАЦИЯ

 

 

Антисемитизм – это позорное пятно человечества, которое не в состоянии ни смыть его, ни искоренить. Несмотря на многочисленные разоблачения лживых преданий против евреев, несмотря на то, что цивилизация достигла таких высот в отношениях человека к человеку, где расизму и ксенофобии нет места, антисемитизм живет и процветает. Антисемитизм меняет свои названия и лозунги, но суть остается. Теперь это называется борьбой с глобалистами, сионистами, космополитами, олигархами и т.д. или против Израиля, как государства апартеида.
Однако, ни одно современное государство, после Нюрнбергских законов Гитлера, не внесет пункт o дискриминации евреев в свое законодательство.
Но с другой стороны, не могут же все быть не правы. Значит, в евреях есть что-то, что вызывает к ним негативную реакцию. Но что? Этого никто не знает. Так может быть истинная причина, заставляющая людей не просто нелюбить евреев, но ненавидеть так, чтобы желать их смерти, не осознана и кроется где-то в подсознании? Давайте разберемся.

ABSTRACT
Anti-Semitism is a disgrace of humanity, which is not able to either wash it or eradicate. Despite numerous exposing false myths against the Jews, despite the fact that civilization has reached such heights in the relations of man to man, where racism and xenophobia have no place to exist, anti-Semitism is alive and feels well. Anti-Semitism changes its names and slogans, but the essence remains. Now it’s called the fight against the globalists, the Zionists, cosmopolitans, oligarchs, etc. or against Israel as apartheid state.
However, none of the modern states, after Hitler’s Nuremberg laws, will add a low of Jews discrimination in their legislation.
On the other hand, cannot all be wrong. Probably Jews have something that causes a backfire. But what is it? Nobody knows. Maybe the real reason that makes people not just to dislike Jews, but hate them so much to wish their death, is not understood and lies somewhere in the subconscious? Let’s find it out.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Антисемитизм, расизм, Холокост, кровавый навет, Декалог, 10 заповедей, подсознание, Супер-Эго/Сверх-Я, основные инстинкты — либидо и мортидо, сублимация.
KEY WORDS
Anti-Semitism, racism, the Holocaust, the blood libel, the Decalogue, the 10 commandments, subconscious, Super-Ego, basic instincts – mortido and libido, sublimation.

Антисемитизм однозначно понимается, как ненависть, неприятие, нелюбовь именно к евреям, а не к кому-нибудь другому, например, к арабам, хотя они тоже семиты. Самая, пожалуй, распространенная нелюбовь. У каждого народа есть свои положительные и отрицательные стороны, характеризующие его, или им приписываемые, но о них знают, в основном, их соседи, тогда как о евреях знают, о евреях рассуждают во всем мире. Причем рассуждения эти чаще всего носят негативный характер. Их обвиняют во всех смертных грехах: и то, что они нагловаты, и то, что они жадны, трусоваты, беспринципны, циничны. И при этом они чванливы, с презрением относятся к чужим народам. Даже, казалось бы, положительные черты, такие, например, как ум и трудолюбие, носят какой-то отрицательный оттенок. Чем же евреи заслужили такую популярность. Хорошо, можно не любить, но ненавидеть…? Некоторые утверждают, что евреи сами выдумали эту ненависть, которой на самом деле нет, и раздувают её. Гитлер, к сожалению, так не думал. Его верные солдаты уничтожали евреев везде, где находили на захваченных территориях, и при этом привлекали местное население, которое охотно шло на их призыв. Эту акцию Гитлер назвал «Окончательным решением еврейского вопроса». Вряд ли, я думаю, кто-то из евреев подсказал ему эту идею.
Значит такой вопрос был, и, как я полагаю, существует и сейчас. Вопреки логике, вопреки здравому смыслу, потому что ни одна нация, ни один народ не заслуживает того, чтобы кем-либо решался вопрос об их существовании. В конце концов, в законодательстве каждой страны существует закон о презумпции невиновности: можно наказывать отдельного человека, за совершенный им проступок, но не всю же нацию. И тем не менее…!
Чем же евреи так насолили миру, что мир их возненавидел? Существует ли какая- либо первопричина такого отношения к ним? Большинство утверждает, что да, существует и связана она с событием 2000-летней давности, когда евреи казнили христианского Бога — Иисуса Христа, воплотившегося в человека еврейского происхождения Иешуа из Галилеи, жизнь которого описана в 4 Евангелиях, где говорится, что еврейские священники приговорили его к смерти, выдали римским оккупационным войскам, и те казнили его. За что? За то, как говорят, что он покусился на основы Иудаизма. Однако, при внимательном прочтении всех 4-х Евангелий, трудно отделаться от мысли, что еврейские священники зря кипятились: ничего такого, чтобы так уж противоречило традиционному Иудаизму, в его словах нет, в отличие, кстати, от Савла из Тарса, будущего апостола Павла, выдвинувшего гораздо более революционные идеи, которые потом легли в основу Христианства. Но Павла евреи не убивали.
И потом, если Синедрион (высший суд в Древней Иудее) решал кого-то казнить, то ему не было необходимости прибегать к услугам римлян, что было совершено, согласно описанию этого события в Новом завете. Евреи сами могли исполнить свой приговор, как они это сделали со святым Стефаном через несколько лет после казни Иисуса: осудили и казнили.
Так что, выходит, евреи не виноваты в распятии Христа? Увы, не всё так просто.
Учение Иисуса Христа под редакцией святого апостола Павла оказалось очень привлекательным для язычников. Образовалось некое братство посвященных. Они так и называли себя — «Братья во Христе». Поэтому учение стало поначалу столь популярным в среде наиболее угнетаемых, наиболее бесправных слоев населения. Но затем христианство, распространявшееся по всей Империи со скоростью пожара, стало привлекать не только бедных, но и состоятельных граждан, имеющих римское гражданство и даже патрициев. Вот тогда-то, видимо, и возникла мысль возложить вину смерти Иисуса Христа не на римские власти и не на римлян, а на евреев, и еврейских священников, сделать их его врагами. Впрочем, историческая подлинность тут не обязательна. Важнее, что возникла некая идея, объединяющая народы. По сути, настоящая правда — как и при каких обстоятельствах был распят основатель христианства — никого, кроме евреев, не интересует. Создается такое впечатление, что люди были бы очень разочарованы, если бы выяснилось, что казнь была совершена по инициативе римлян, давно сошедших с мировой арены, а евреи тут не причем. Так, например, Ватикану легче громогласно объявить о всепрощении евреев за их «тяжкий грех», чем организовать научную комиссию (вот как с «Туринской плащаницей»), чтобы доподлинно выяснить — могли ли евреи убить Христа. Но это, допустим, верующие, для которых евангелия — непреложная истина. Но и для неверующих вина евреев остается незыблемой, хоть и в мифе. Это можно проследить на примере писателей, пишущих на библейские темы. Такое положение вещей всех устраивает и оно, похоже, будет вечно.

Было ли Христианство причиной появления антисемитизма или нет – вопрос спорный. Но вот, что определенно можно сказать – христианство, несомненно, способствовало его распространению. Антисемитизм, как шлейф, тянулся за новой перспективной религией по всей империи.
Греки же, приняв Христианство, словно получили легитимацию своей традиционной нелюбви к евреям. Сомнительное обвинение против евреев в убийстве Христа, возникшее, как я уже говорил, в угоду исторического момента, у греков стало краеугольным камнем в противостоянии Христианства и Иудаизма. Последний, в глазах греков, стал главным идеологическим противником Христианства. Когда Христианство становится единой религией всей Римской империи, политика христианского духовенства (в основном восточного) носит уже откровенно антисемитский характер.
Ну, с византийцами, которых все считали греками, но которые упорно называли себя ромеями (т.е. римлянами), как будто бы всё ясно. А что же с остальными? Могучую империю разорвали на куски многочисленные дикие племена. Европейским варварам Христианство, вообще-то, было ни к чему. Они верили в своих привычных богов, с детства знакомых и любимых, а пускаться в философские раздумья, к чему их подталкивала религия, пришедшая с Востока, им было совершенно чуждо. Находясь в постоянной борьбе за свое существование и с суровой природой, и с врагами, они считали главными в жизни силу и умение владеть мечем. А подставлять щеку, когда тебя ударили по другой щеке — это уж совсем из другой «оперы». Священнослужителей и монахов, постоянно твердящих о миролюбии, они считали трусами, не способными постоять за себя в честном поединке. Что же касается предводителей варваров, которые, время от времени крестились, то они сами расценивали этот шаг, как политический, поскольку принятие Христианства в то время можно было приравнять к вступлению в ООН.
Да, а как же с евреями? А не как! Оставаясь равнодушными к Христианству, простой люд так же относился и к их участию в казни Иисуса Христа. Антисемитская пропаганда тут не проходила. Конкретно, от евреев они не видели ничего плохого, а вот польза от них была: в Провансе, например, они учили варваров выращивать виноград и делать из него вино, ухаживать за оливковыми деревьями, поскольку в те времена они хорошо знали в этом толк. Евреи активно участвовали в торговле между странами, были часто посредниками между Западной Европой и мусульманским Востоком, прекрасно, как никто ориентировались в курсе денежных валют, когда каждое княжество, каждое захудалое королевство чеканило свою монету. Высокопоставленные особы как светской, так и духовной власти не гнушались приглашать к себе евреев-врачей. Так что усилия религиозных фанатиков, призывавших изгонять отовсюду «иудино племя» за их зло и коварство, оставались напрасными. Проходили века и ничего у них не получалось — народ оставался глухим к «разумным» доводам.
Но вот, в начале 11-го века стал распространяться слух, что египетский правитель Аль-Хаким громит монастыри и церкви в Иерусалиме и по всей Палестине, а главное, он разрушил Гроб Господень. Это сообщение всколыхнуло Европу, чем не преминули воспользоваться служители церкви от рядового священника до Римского папы. Они так раскрутили это дело, что не прошло и 100 лет, как был организован 1-ый крестовый поход за освобождения Гроба Господнего. Фатимидский халиф Аль-Хаким, видимо, в какой-то степени ненормальный (чего стоит, например, такой его приказ — всем подданным работать по ночам, а днем отдыхать), решил неожиданно разобраться с христианами. В то время мусульмане были вполне терпимы к христианам, как проповедующими монотеизм (по этой причине они так же относились и к евреям). Выходка Аль-Хакима была из ряда вон выходящая даже в мусульманском мире. Так, что это была правда. Однако правда не вся: вместе с христианами, гонениям подверглись и евреи — лилась кровь, как христиан, так и евреев. Но в той новости с Востока, которую стали распространять на Западе, говорилось, что Хаким устроил погром христиан в м е с т е с евреями и чуть ли не по их наущению. Скажете — маленькая неточность! Но она-то и сыграла роковую роль в судьбе евреев Европы.
У обывателя, словно глаза открылись — так вот, оказывается, кто такие евреи! И то, что церковь безуспешно добивалась веками, свершилось в одно мгновение: уже в 1-ом Крестовом походе крестоносцы буквально вырезали оставшееся ещё еврейское население Палестины. Не пощадили они и своих, европейских евреев — невиданные по масштабам погромы с сотнями убитых, волна за волной, в течение всего Средневековья прокатились по Западной Европе. Помимо удовлетворения природного человеческого садизма, который, надо сказать, успешно объединял братьев-христиан, эти погромы были чрезвычайно удобны: можно было объявить их Крестовыми походами и, тем самым совершать богоугодное дело, не выходя из своей страны, а то и города, вместо того, чтобы тащиться в далекую Палестину, к чёрту на рога. И вот в 1144 году в городе Норвиче впервые прозвучал «кровавый навет» – ритуальное использование, якобы, «христианской» крови. Что послужило подлинной причиной этого навета, сейчас трудно сказать. Так или иначе, но эта идиотская выдумка, которая с евреями никак связана быть не может, поскольку им категорически запрещено употреблять не только человеческую кровь, но и кровь животных, пережила века и жива по сию пору .
Видя такое религиозное рвение паствы, даже церковь посчитала, что это уж слишком. Проповедуя милосердие, она не могла безучастно взирать на то, как избивают соплеменников Иисуса Христа. Из Рима сыпались директивы, призывающие прекратить погромы. Но куда там — народ только вошел в раж. Евреи метались по Европе, в поисках надежного убежища. Их с треском и шумом изгоняли то из одной страны, то из другой. Но поскольку страны ещё экономически не окрепли, то через какое-то время их тихонько снова затаскивали обратно. И как только хозяйство более или менее стабилизировалось, всё начиналось сначала. Так повторялось неоднократно, иногда за одну каденцию одного правителя.
Церковь же призывала не наказывать евреев, а увещевать их, чтобы они сами, без принуждения, добровольно переходили в христианство. Для этой цели она решила устраивать публичные диспуты между христианскими священнослужителями и раввинами. Арбитрами были либо король, либо герцог той страны, где проводился диспут. Исход таких диспутов был предрешен заранее, однако, победа христиан далеко не всегда была убедительной. Поскольку каждый такой диспут по задуманному сценарию должен был заканчиваться крещением раввинов, смиривших свою гордыню под тяжестью неоспоримых доводов, а раввины упорно от этого отказывались, разъярённая толпа могла их просто растерзать, что и случалось неоднократно. Но такие диспуты устраивались не часто, да и то только для высоколобых раввинов. Для простых евреев, напрямую, встал вопрос выживания. На священников не было никакой надежды — людей в рясах и среди погромщиков было не мало.
Правда, в Европе были страны, которые на протяжении довольно долгого времени не плохо относились к евреям. Такими странами были Южная Франция – Прованс и Лангедок, Испания вплоть до 15 века, а Польша аж до 17. Но и в эти страны рано или поздно проникал вирус антисемитизма и их, как и других, начинала разъедать ненависть к евреям.
Всё! Казалось, не осталось уже места евреям в Европе. Их загнали в гетто, откуда разрешалось выходить только единицам — торговцам, маклерам, собиравшим заказы на ремесленные поделки, начиная с ювелирных украшений до рыцарских лат, которые производились в гетто. Остальные же проводили всю свою жизнь в тесных улочках еврейского квартала, не видя ничего радостного кроме кусочка неба над головой. Они строго соблюдали еврейские традиции, изучали Тору и Талмуд.
Спасение пришло из той страны, которая больше других была одержима хроническим антисемитизмом — из Франции. Там произошла революция, которая перевернула всю политическую карту Европы и в религиозном плане уравняла всех вне зависимости от вероисповедания. Это коснулось, в частности, и евреев — Великая Французская Революция ликвидировала гетто и дала евреям одинаковые права со всеми сначала во Франции, а потом и по всей Западной Европе. Евреи вырвались на свободу и активно включились в строительство новой жизни, окончательно похоронившей средневековое мракобесие. Наступил век просвещения. Люди стали свободны от предрассудков. И что, исчез антисемитизм? Как бы ни так! Возник новый антисемитизм, точнее другая его личина, в котором побуждающий мотив не был связан ни с религией, ни с Иисусом Христом — на арену общественной жизни Европы вступает жесткий, бескомпромиссный Его Величество Капитализм. То ли это было совпадением, то ли и правда, что с выходом евреев из гетто капитализм стал вдруг быстро развиваться, словно они поддали ему жару. Конечно, его бурный рост в 19-м веке можно объяснить и экономическими предпосылками, и социально-политическими условиями и многими другими причинами. Но в глазах обывателя рыночная экономика прочно и навсегда стала связываться с евреями. Находясь в гетто, это вечно гонимое племя не деградировало и не разучилось думать в условиях изоляции. Евреи, оказавшись в ранее недоступной им жизни, увидели массу путей для реализации своих способностей, массу возможностей проявить себя, использовать свой потенциал. Ради этого они готовы были отказаться от своей ортодоксии в религии, как единственного, как тогда казалось многим, препятствия, отделявшего евреев от международного сообщества, тем более, что сама религия перестала играть ту роль, которую она играла раньше. Они одели цивильные костюмы, и бросив клич: «еврей дома — немец на улице!», устремились в образование. Теперь каждая еврейская мать мечтала дать своему отпрыску образование — светское или религиозное в зависимости от отношения их к религии — чтобы у ребенка была перспектива в жизни. Евреи активно шли на сближение с окружающих обществом. Однако общество, неожиданно, ответило на это негативной реакцией. Антисемитизм приобрел национальные черты: теперь уже не религия мешала евреям влиться в международное сообщество, как в Средние века, а сама их национальность — только потому, что они евреи. Ребенок, только что родившийся, был уже заклеймен, как изгой. Причем этот вид антисемитизма захватил не только малограмотного обывателя, но и высокообразованных людей, интеллектуальную элиту Европы. Правда, вслух он не высказывался (в интеллигентных кругах это было не принято), поскольку в нем не было убедительной логики. Ну, как объяснить такое ощущение гадливости не к какому-то человеку в отдельности, а ко всем евреям сразу. В разговорах он был подспуден, он подразумевался. Евреи тоже чувствовали его присутствие, но решили не придавать ему особого значения, считая его издержками былых взаимоотношений — люди просто должны привыкнуть видеть рядом еврея.
И вдруг, как гром среди ясного неба, — «Дело Дрейфуса»: французского офицера еврейского происхождения, обвинили в шпионаже в пользу Германии и осудили, не имея никаких четких доказательств. Когда его попытались оправдать, то противников оказалось так много, что можно было говорить о целом явлении во Франции, самой цивилизованной стране, первой давшей евреям свободу. Причем тут евреи? Потому что всё более становилось ясным, что обвинения против Дрейфуса в основном связаны с его происхождением. А ведь он был ярким примером эмансипированного еврея: ни его взгляды, ни манеры, ни его поведение — ничто не указывало на то, что он еврей. Ни у кого уже не вызывало сомнения — манифестировал антисемитизм Нового времени: евреям четко дали понять, что пребывание их в международном сообществе весьма не желательно. Их готовы терпеть, но растворяться в этом сообществе им никто не позволит. В этом новом антисемитизме, как я уже упоминал, был существенный недостаток — не было его обоснования: а почему, собственно, евреям запрещено стать частью семьи народов? С религией в Средние века всё как будто было понятно — евреи убили Христа. А тут чего? То, что евреи бывают иногда более успешными и предприимчивыми? Так приложи усилие, наберись терпения, прояви смекалку, и удача улыбнётся тебе, и ты сможешь составить им конкуренцию. Все эти объяснения — что евреи хитрые, ловкие, пронырливые — малоубедительны и, вообще, попахивают мистикой. Нет, тут нужна была о них глобальная, всесокрушающая правда, объясняющая неуемную к ним ненависть, независимая от поступков (пусть даже благородных) отдельных их представителей. Такое пособие в помощь антисемитам пришло с неожиданной стороны, из России, в виде забористого трактата «Протоколов сионских мудрецов». Там с неопровержимой, как казалось создателям этого шедевра, логикой доказывалось существование тайного союза евреев, возглавляемого Высшим Советом (коэнов? раввинов?) Мудрецов (!), наподобие других тайных обществ, например, масонов. В качестве доказательства существования такого тайного общества мирового масштаба авторы, не мудрствуя лукаво (может времени не хватило?), предъявили миру символику тех самых масонов, объявив, что это и есть тайные знаки еврейского Совета. Так создатели этого фантастического триллера объединили евреев с нелюбимыми в то время масонами, и получился монстр — «Жидо-масонский заговор», целью которого было заполучить власть над миром. Вот так, не больше и не меньше. Правда, евреев трудно представить в роли властителей мира, который их ненавидит, исходя, хотя бы, из того, что диктаторов, как правило, любят. Да и на протяжении истории они в этом плане себя никак не проявили в отличии от других народов — греков, например, с их Александром Македонским, римлян с Цезарем, Помпеем, Суллой, викингов, германцев, испанцев, португальцев и др. вплоть до Наполеона и Гитлера — все они стремились к мировому господству, но только не евреи. Однако именно им было брошено это обвинение в желании править миром, как Сверхзадача нации. Несмотря на всю нелепость, эта книга, вышедшая из недр царской охранки в конце 19-го, стала бестселлером в 20-м. Антисемиты всех мастей буквально ухватились за неё.
Чем же привлекла эта книга и что за странное место её возникновение — тайная полиция царской России. История появления там книги сложная и запутанная, но логическую цепочку проследить можно. Как я уже говорил, антисемитизм нового времени, возникший после ликвидации еврейских гетто в Европе, расцвел в 19-м, прочно связав евреев с развитием капитализма, выглядящим, поначалу, этаким чудовищем — без сентиментальности и пощады. Волна его из Европы докатилась и до России, потеснив старорусский государственный антисемитизм. Особенно широко он стал популярен среди интеллигенции, которая всегда с большим вниманием относилась к новым веяньям Запада. Среди них самым популярным к середине 19-го века была идея, заключавшаяся в том, что все богатые живут за счет эксплуатации трудящихся, что само по себе является позором, и нужно не кичиться своим богатством, а стесняться его. Считалось, что среди злодеев-богатеев особенно много евреев, хотя это было далеко не так, тем более в России, с его «чертой оседлости». Но это и не важно — как всегда логика при антисемитизме неуместна. Главное, что антисемитизм, новый антисемитизм, пришедший из Европы, в сочетании со старым, проник во все слои общества России
Евреям же казалось, что пройдет ещё немного времени и народы распахнут им двери в свое сообщество, разобравшись, что они никакой опасности не представляют. Однако к концу 19-го века евреи стали постепенно понимать, что негативное отношение к ним связано не с религией, не с их обычаями, а с самой их природой, с самим их существованием на земле. «Дело Дрейфуса» расставило все точки над «и». Перед евреями встал вопрос нации — что с ней делать? Социалисты предлагали направить свои усилия на ликвидацию экономического неравенства, видя именно в нем причину конфликтов между народами. Отцы-основатели научного Коммунизма прямо утверждали, что всеобщее социальное равенство ликвидирует и нации, как вариант частной собственности. Такую идею евреи приняли близко к сердцу: в конце концов можно отказаться от своей нации, если все народы откажутся от своих, чтобы не было вообще никакой преследуемой нации. Так большое количество евреев устремилось в социалистическое движение, становясь адептами учения завзятого антисемита Карла Маркса. Вот тут-то и решила царская охранка использовать широко распространенный антисемитизм для дискредитации революционного настроения в России. План был прост: привязать всеми нелюбимых евреев к революционным кружкам, которые стали угрожать стабильности страны и были головной болью полиции. Теперь всем должно было быть понятно, что революционеры — это прежде всего евреи, агенты мирового еврейства, мечтающего властвовать над всеми народами, или их прислужники, которые подрывают основы государства, чтобы удобнее было установить диктатуру Сионских мудрецов. Так что каждый, кто помогает революционерам, льет воду на мельницу мирового еврейства. Всё это просто, а главное доступно любому обывателю. Так возникла эта книга — «Протоколы сионских мудрецов», как стенографическая запись с, якобы, какого-то еврейского конгресса. Доказательств книга не требовала. Их и искать не надо было: евреи всё шли и шли в революцию, надеясь переделать мир так, чтобы изменилось, наконец, негативное отношение к ним, чтобы они были как все. Правда, тут существовал и другой вариант, возникший так же в конце 19-го века и тоже связанный с «Делом Дрейфуса» — Сионизм, который предлагал не уничтожать нацию, а наоборот укрепить её, создав свое еврейское государство. Когда у евреев будет собственная страна, рассуждали его сторонники, то и другие народы будут относиться к ним иначе. Но тогда путь в революцию казался предпочтительнее: во-первых, не надо было менять свой образ жизни на чуждый восточный, где собирались строить еврейское государство, т.е на исторической родине в Палестине, в окружении диких арабских племен. Во-вторых, если социалистическая революция победит во всем мире, мир совершенно изменится и всё будет по другому. Примером могла послужить Великая французская революция, которая круто изменила европейскую цивилизацию, похоронив Средневековье со всеми его предрассудками и суевериями. Выбор большинства евреев пал на социалистическую революцию.
И где их только не было! Во всяком случае, во всех (или почти во всех) социалистических партиях присутствие евреев было обязательным (кроме, пожалуй, национал-социалистической партии Германии): в партии как меньшевиков, так и большевиков, в партии эсеров, и даже в фашистской партии Муссолини. Но они так же были и среди тех, против кого выступали социалисты — среди капиталистов-эксплуататоров (по крайней мере, такую роль им отводила народная молва). У антисемитов была беспроигрышная позиция — евреев среди своих врагов они всегда могли отыскать вне зависимости от того, к какому лагерю они принадлежали. В дальнейшем, когда социалистическое движение стало брать верх, социалисты, приходя во многих странах к власти, стали постепенно вытеснять евреев из своих рядов и в настоящее время это движение приобретает все более выраженный антисемитский характер. Но евреев было так много в социалистических партиях, что порядочное число их находится там и сейчас, несмотря на явную юдофобскую тенденцию в них. Украшением этой тенденции в последнее время стало движение антиглобалистов, у которого, несмотря на напыщенные лозунги о социальной справедливости и равенстве, явно проступают рожки «Протоколов сионских мудрецов». Но тогда, в конце 19-го и в начале 20-го веков, когда Социализм набирал силу, именно в нем, с его значительным процентом евреев, видели подтверждение многих положений, изложенных в «Протоколах», реализацию задач, поставленных «мудрецами»..
Их участие в социалистических движениях в процентном соотношении было неизмеримо больше, чем других национальностей, но в абсолютных цифрах их было ничтожно мало, чтобы делать какую-нибудь революцию. Поэтому говорить, что евреи сделали революцию в России было бы по меньшей мере бестактно по отношению к русскому народу. В России произошла социальная революция, как проявление общемировой активности социалистов, и только в России её назвали «еврейской».
И всё же евреи сыграли определенную роль в революции в России.
К началу 20-го века Российская империя переживала упадок. Так необходимая ей «маленькая победоносная война» с Японией закончилась полным поражением России. И в 1-ой мировой войне, когда стал уже намечаться перевес Антанты, в которую входила Россия, она продолжала терпеть поражение за поражением от немцев. Такое бессилие некогда мощной державы не могло пройти незамеченным для большинства подвластных ей народов. Начало расти их национальное самосознание, грозившее распаду империи. И вот эту наметившуюся тенденцию сорвал Октябрьский переворот: евреи, которых было довольно много в руководстве совершившей этот переворот партии, будучи последовательными социалистами, поставили социальные задачи выше национальных и тем ослабили рост национально-освободительного движения. Таким образом они перевели стрелки с борьбы за национальную независимость народов империи на гражданскую войну, и тем самым спасли Российскую империю, видимо, сами того не желая. Это заметил в 20-х годах ещё Шульгин, адепт и идеолог «Белого движения», когда писал: «Мы проиграли, но идея белого движения победила». Это стало особенно заметно, когда лозунг: «За мировую революцию!» утратил свою актуальность.
Потерпевшее поражение «белое движение» покидало Россию с убеждением, что это жидо-масоны под именем большевиков захватили власть в стране. «Протоколы сионских мудрецов» все им объяснили. Всё, что произошло в России, согласно с «Протоколами», было разыграно, как по нотам. С этими идеями белогвардейцы осели, в частности, в Германии, остро переживавшей в то время свое поражение в 1-ой мировой войне. Обескровленная этой самой войной, она остро нуждалась в рабочей силе (особенно в мужчинах) и потому охотно принимала эмигрантов, т.е. тех самых белогвардейцев, которые везли в своих багажах и «Протоколы». Подавленное депрессией, население Германии легко восприняло идеи о всемирном еврейском заговоре, объяснив и для себя тяжелое положение, в котором оно оказалось после мировой войны и экономического кризиса 20-х годов. «Протоколы» стали пользоваться огромной популярностью. Юдофобское безумие нарастало и достигло своего апогея, когда к власти в стране пришел Гитлер. Он выдвинул концепцию, что противостояние проходит не между бедными и богатыми, не между рабочими и капиталистами, а между немецким народом и евреями, которые сосут его кровь. Возникшее таким образом, национальное объединение пришло к единодушному решению: евреи — это мировое зло, которое создает искусственно рычаги эксплуатации, стимулирует беспорядки, чтобы вызвать дестабилизацию в стране. При этом они теснят национальные кадры во всех областях науки, искусства и культуры. Одним словом, с евреями надо бороться, и тогда наступит мир и благоденствие в стране. Поначалу, появились Нюрнбергские законы, лишавшие евреев многих гражданских прав, а в дальнейшем, евреи вообще были поставлены вне закона, так что до физического их уничтожения было уже рукой подать..
Стоит ли говорить, что для евреев, бежавших на Восток от ужасов гитлеровского режима, граница Страны Советов, созданная, якобы, руками евреев, была «на замке». Впрочем, «на замке» оказалась границы не только Советской России, но и других стран Европы и даже Америки, где всегда предполагалось сильное еврейское лобби. Формально, их рассматривали, как граждан Германии, гражданами которой они уже давно не были, и странным образом эмиграционные законы были направлены именно на них, а не на немцев. Евреям приходилось изощряться, находить лазейки, прятаться от полиции, становиться нелегалами. Евреи метались по Европе, как 500 лет назад, и, чем больше стран захватывала фашистская Германия, тем больше становилось таких беженцев. Ни одно государство не хотело признавать существование в центре Европы геноцида против целого народа. И это происходило в современном мире, который свято чтил принципы прошедших эпох такие, как гуманизм и просвещение, который много и горячо говорил о достоинстве человека и свободе личности, а провозглашенные лозунги Великой Французской революции — Свобода, Равенство и Братство — стали непременным атрибутом всех основных законов любой уважающей себя страны. Создавалось такое впечатление, что все эти достижения цивилизации к евреям никакого отношение не имеют. Они отчетливо оказались противопоставлены всему остальному человечеству, что привело к уничтожению трети всего еврейского населения планеты. Однако, нужно сказать, что убивали не одни только немцы. Непосредственно в физическом уничтожении евреев принимали участие и поляки, и украинцы, и литовцы и многие, многие другие национальности, но только немцы взяли на себя ответственность перед Историей, за что и были в дальнейшем подвержены остракизму со стороны народов-чистоплюев, которые эту вину на себя не взяли. Германия до сих пор пеплом голову посыпает.
Европа, ужаснувшись масштабам допущенного ею геноцида, сгоряча, разрешила евреям создать свое государство. Однако, позднее страны Запада, от которых во многом зависело и зависит само существование Израиля, неоднократно давали понять, чтобы он на помощь их особо не рассчитывал. Израилю не раз приходилось противостоять в одиночку сразу нескольким армиям арабских государств, сателлитов Советского Союза, который им активно помогал и оружием, и советниками, и поддержкой на международной арене. Когда же, после распада Советского Союза, нахлебники его на Ближнем Востоке осиротели, страны Запада тут же согласились взять их под свое покровительство. А Израиль, к которому мусульмане по-прежнему неизменно относятся враждебно? Что ж, в Европе всерьез поговаривают о демонтаже еврейского государства, и Израиль из кожи вон лезет и идет на рискованные шаги, угрожающие его существованию, только бы доказать свою лояльность либеральной Европе, сердце которой, однако, расположено к его агрессивно настроенным соседям.

Я думаю, уже можно сделать кое-какие выводы.
Прежде всего, надо с определенностью сказать: антисемитизм существует, и не евреи его выдумали. Тогда где же искать источник антисемитизма? Религия? Христианство? Да, оно внесло свою лепту в его развитие. Однако, когда в 19 веке роль Христианства и вообще религии в общественной жизни стало уменьшаться, антисемитизм не только не исчез, но ещё больше окреп и развился в непримиримую, беспощадную ненависть, не оставляя евреям никакой альтернативы избежать преследований, как это было в Средние века, когда крестившись, еврей мог, хотя бы на время, жить спокойно.
Невольно возникает вопрос: а существовал ли антисемитизм до изгнания евреев из Иудеи, до разрушения Храма, до появления Христианства? Оказывается — да, существовал! Например, в Александрии, столице Египта. Там в 37 году нашей эры, до Иудейской войны, до появления там Христианства разразился жуткий еврейский погром, своей слепой яростью и жестокостью поразивший не только евреев, но и местных греков, активно участвовавших в погроме. И до этого был погром, тоже в Египте, на Слоновом острове, где несли службу еврейские солдаты во времена персидского владычества. Ещё об одном проявлении антисемитизма рассказывается только у евреев, в книге Эстер, когда примерно в то же время чуть было не уничтожили всех евреев персидской империи (тоже решался «Окончательный еврейский вопрос»),
Значит, виноваты всё-таки евреи сами. Выходит, что уже тогда существовала та некомплементарность, от которой страдали и страдают до сих пор миллионы евреев. Что в них такое особенное, что отличает их от других? Внешность? Обряды? Их поведение? Оказывается, нет — евреи могут жить веками с другими народами, которых они не раздражают, как это отмечалось в Европе до Крестовых походов, или в Испании до объединения Арагонского и Кастильского королевств. И все же он пришел. Он пришел в эти страны, как пришел он в Польшу, до этого проявлявшую исключительный либерализм к евреям.
И сослагательные наклонения типа «Если бы евреи…» тоже не срабатывает: «если бы евреи приняли христианство….» — евреи приняли христианство – мараны в Испании. И что? Почти все они отправились на костер. «Если бы евреи не были бы так уперты в своих традициях…» — евреи отказались от своей религии, стали носить цивильную одежду, учиться в университетах, старались воспринимать всё новое прогрессивное. Они способствовали процветанию и славе той страны, в которой родились и выросли, вместе со всеми участвовали в революциях, защищали «свое отечество» от врагов. А в результате? Холокост – 6 миллионов расстрелянных, задушенных в газовых камерах.
«Есть один народ, — говорил придворный антисемит Аман про евреев персидскому царю, которого натравливал на них, — разбросанный, рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов других людей».
Так что же выходит, что это всё- таки религия? Религия евреев, Иудаизм. Что же в нем такое особенное, что это повлекло проклятия на весь народ. Что определяет Иудаизм, что главное в нем? ЗАКОН! Закон, требующий справедливости и строгого соблюдения гармонии в мире (всякий, кто тянет одеяло на себя, будет наказан). Закон, данный евреям на горе Синай самим Богом. Закон, основные тезисы которого были написаны в виде 10 заповедей на скрижалях, которые евреи носили всё время с собой. Теперь же он (Закон) занял достойное место в еврейском сознании. Евреи стали понимать, что только соблюдение его — « …не сотвори себе кумира,… не убий,… не укради,… почитай отца твоего и мать твою…» — может спасти их, поскольку это угодно Богу. Поселившись на чужих землях, евреи уже не нуждались в чужих богах: у них был свой Бог, свой Закон, своя религия.
Итак, евреи стали обладателями Тайны. Тайны, конечно, сногсшибательной — что Бог один, один для всех, и Он создатель всего сущего как на Земле, так и на Небе. Да, но это ещё не повод обособляться, называя себя избранным народом, выказывать свое презрение к другим народам. А вот презрение ли это? Что говорят евреи по этому поводу? «Да, — говорят евреи, — мы избранный народ, потому что нам Бог непосредственно дал в руки Закон, который должны исполнять все народы и нам поручено не словом, но делом, своим примером доказать Его существование и указать путь к Нему». Вот и вся избранность их. А насчет привилегий, якобы, дарованных Богом, так, кто на земле может позавидовать судьбе евреев?
В основе Закона, прежде всего, стоит понятие ритуальной Чистоты. Проще говоря, чтобы предстать перед Богом, чтобы Он услышал тебя, надо быть чистым, как внешне, так и внутренне, как телом, так и душой. Чистота тела подразумевает, как внешнюю часть — чистую одежду, чистую кожу, для чего были созданы специальные ритуальные купальни — миквы (да и мытье рук перед едой тоже пошло от евреев) — так и внутреннюю часть, внутренние органы: так, например, какую пищу мы туда закладываем — отсюда так много запретов на еду. Так что евреи помешаны скорее на ритуальной чистоте, чем на чистоте крови. И их, в какой-то степени, можно понять — не будете же вы, например, обниматься с бомжем, который только что вылез из сточной канавы. Это брезгливость не к человеку, как к таковому, а к его внешнему виду, к его привычкам, к его поведению. Однако, если этот бомж умоется, оденет приличный костюм, а тем более, если он умеет вести себя за столом, его можно пригласить в гости и пожать ему руку, как хорошему знакомому (вспомните «Пигмалион» Б..Шоу). Так и у евреев — евреем можно стать, если соблюдать все заповеди Закона, стать независимо от происхождения, в отличие от других национальностей, где это практически исключено: вы не можете стать ни русским, ни французом, ни китайцем, если не родились ими. А у евреев это возможно. Так в Израиле живут русские, эфиопы, китайцы, проповедующие иудаизм, и никому и в голову не приходит относиться к ним иначе, как к евреям. Никакой расовой теории, никакой «чистоты крови». Еврейский шовинизм тут не причем!
Можно вполне допустить, что такое поведение евреев, такие требования, как, например, мытье рук перед едой, могли вызвать раздражение и даже гнев у древних. Но у христиан тот же Закон, те же 10 заповедей (читайте Ветхий Завет). Чем у них вызвано возмущение? Что вызывает такое неприятие и даже ненависть к евреям, которые первые приняли его, и его заповеди?
Давайте снова рассмотрим основные обвинения, выдвигаемые против евреев — это и довольно спорное их участие в распятии Христа, и «кровавый навет», которого никогда не было, и быть не могло, и не менее нелепое заявление, что евреи стремятся править миром. Все эти обвинения, чрезвычайно живучи, несмотря на всю их абсурдность, и то, с какой остротой, с каким упорством большинство держаться за эти мифы, говорит о том, что это не просто элементарное нежелание мыслить логически, а тем более не вульгарное мракобесие. Похоже. что они скрывают что-то более существенное, более серьезное где-то глубоко, может даже в. подсознании. Тогда, возможно, стоит обратиться к Фрейду — это же его епархия? Может он подскажет ?
Итак, что такое подсознание? С точки зрения З.Фрейда — это прежде всего источник неврозов. Принадлежа к животному миру, человек обуреваем различными желаниями и инстинктами, которые ,однако, в человеческом обществе бывают неуместны. Мы, порой, стыдимся таких желаний настолько, что готовы вытеснить их из нашего сознания (даже не столько готовы, сколько вынуждены— настолько они не совместимы с окружающей нас действительностью). Однако они (наши желания) никуда не исчезают, а прячутся в нашем подсознании (целый овощной склад « запретных плодов»), периодически прорываясь в наше сознание, в совершенно неузнаваемом виде. Они проявляются в сновидениях, в наших описках, оговорках, шутках. Так что спокойно они не сидят, как бы мы ни старались запихать их поглубже. Движущими силами этих запретных желаний являются два, так называемых, основных инстинкта (по определению Эрика Бёрна) — это «либидо», как стремление к любви, удовольствию, созиданию и восторгу, и «мортидо», как тяга к разрушению, к ненависти, к смерти — не только чужой, но и своей. Подсознание с двумя этими инстинктами было названо Ид (Оно). Оба инстинкта вызывают наслаждение, как наркотики — тем и опасны. Тем не менее, они должны в той или иной мере быть удовлетворены, иначе это грозит вспышкой невроза. Но и волю им давать не следует, поскольку их безудержная активность может привести к гибели всего организма, к гибели человека. Для этого существует ещё один инстинкт — инстинкт самосохранения или как его ещё называют «принцип реальности». Он находится в области нашего сознания. Эта область названа — Я (Эго). Благодаря ему мы можем объективно судить об окружающем нас мире и о себе. «Принцип реальности» и держит наше подсознание, наши запретные инстинкты под контролем настолько, насколько это возможно, насколько хватает сил.
Есть ещё одна часть человеческой личности, которая так же находится вне нашего сознания, но в отличие от царства «мортидо и либидо», помогает подавлять наши нескромные желания. Фрейдом она названа была Супер-Эго (Сверх-Я). Эта область контролирует наше поведение, оценивает наши поступки, корректирует наше отношение к себе и к окружающим. Супер-Эго формируется из нашего воспитания с младенческих лет и нашего жизненного опыта. Одни называют его Совестью, другие Идеалом. Но в любом случае это установочные рамки морально-этических черт характера человека, состоящих в основном из запретов, которые бывают, порой, слишком суровы к слабостям людей. Тем не менее, эта область нашей психики переменчива и в какой-то степени зависит от так называемых «объектов влияния»: это могут быть и родители, и учителя, и начальники — словом, все те, кто нас воспитывает. Общество и ближайшее окружение, несомненно, влияют на наше Сверх-Я, которое, как я уже говорил, иногда бывает безжалостным к субьекту, лишая его радости жизни, загоняя его в угол, что он начинает пугаться собственной тени. Эго (Я) — сознательная часть личности, которой руководит «принцип реальности» — пытается примирить для своего нормального существования эти два конкурирующих лагеря бессознательного — Супер-Эго и Ид, беря сторону то одного, то другого в зависимости от реальной обстановки.
Таково наше подсознание. Это динамичная система, сильно влияющая на наше поведение и заставляющая сознательную часть нашего психического аппарата объяснять все наши поступки и стремления, совершаемые, порой, спонтанно под её влиянием. Таковы, например, могут быть попытки антисемитов объяснить свое негативное отношение к евреям. Но почему это отношение возникает подсознательно? Что здесь такого стыдного? Что за ним скрывается? Проще простого объяснить его, как элементарное удовлетворение мортидо — основного инстинкта, стремящегося к разрушению, уничтожению, ненависти. Например, ненависть к чужакам. На этом основана так называемая ксенофобия. Однако ксенофобия возникала и возникает и к другим народам, но ни к одной нации нет такой «популярной» ненависти, как к евреям. Негативное отношение остается к ним даже тогда, когда их практически нет, как, например, в Польше, когда их оттуда изгнал Гомулка. Евреев не любят и те, кто их в глаза не видел, как, например Шекспир, описавший классический образ еврея в «Венецианском купце». Такое явление Карл Юнг назвал бы коллективным подсознательным, а отношение к евреям — «архитипом», как механизм воздействия подсознания на сознание, что объективно выражается вспышкой эмоциональных переживаний. Таким образом, антисемитизм — это не обыкновенная ненависть к чужаку, ксенофобия, а процесс гораздо более глубокий, затрагивающий врожденные психологические структуры, как части коллективного бессознательного и носит, скорее, установочный характер. Это подтверждается таким очень распространенным явлением, как то, что почти у каждого не еврея, включая антисемитов, есть друг еврей, который, как правило, «не похож на еврея».
Так что же представляют собой евреи во все времена в глазах других народов, если отбросить в сторону негативные эмоции? Прежде всего, евреи — это вполне самодостаточный народ, глубоко верующий в своего Бога. Иудаизм строился, безусловно, под воздействием других, более древних религий, но сформировавшись, уже не требовал никакого другого вмешательства. С другой стороны у евреев никогда не было особого желания навязывать свою религию другим народам. Единственным оружием не слишком воинственного народа всегда был Закон, которому они строго и неукоснительно подчинялись. Этот Закон сплачивал евреев, придавал им уверенность в своей правоте, что производило сильное впечатление на другие народы. Евреев, отрекшихся от своего народа, от своего Закона, презирали даже антисемиты. В результате этот самый Закон, который способствовал обособленности евреев, сделав их изгоями, стал вдруг привлекательным для других народов и они приняли его, правда, в усеченном, с точки зрения евреев, виде. Он не только способствовал возникновению одной из мировых религий — Христианства, но и лег в основу совершенно новой европейской цивилизации. Как народ, принявший Закон за 1000 лет до появления Христианства, евреи негласно были признаны его хранителями. Приоритет был за ними. Если для европейца, познакомившегося с Законом вместе с принятием Христианства, соблюдение его правил считалось, чуть ли не подвигом, для евреев это был привычный образ жизни. Как это не парадоксально звучит, но евреи играли на протяжении всего средневековья роль наставников ещё незрелых европейских народов. Это можно судить по тому, с каким вниманием относились народы к евреям: все эти религиозные диспуты, потребность обратить евреев в христиан —во всем видно стремление доказать превосходство Христианства над верой евреев, поскольку именно признание евреями Христианства явилось бы истинным критерием правильности учения Иисуса Христа. Иудаизм же никакого доказательства не требовал. В эпоху Ренессанса, когда замаячила перспектива чувственных наслаждений, евреев загнали в гетто, чтобы их вид не был бы немым укором при освобождении запретных инстинктов, что явилось бы нарушением заветов Закона. Когда евреи вышли из гетто, они попытались сбросить с себя эту опостылевшую обязанность играть роль хранителей Закона, изолирующую их от мирового сообщества, изменив поведение, платье и даже свой образ жизни. Это заметил ещё Ницше, который писал: «евреи, если бы захотели – или если бы их к этому принудили, чего, по-видимому, хотят добиться антисемиты, — уже и теперь могли бы получить перевес, даже в буквальном смысле господство над Европой, это несомненно; что они не домогаются и не замышляют этого, так же несомненно. Пока они, напротив, и даже с некоторой назойливостью, стремятся в Европе к тому, чтобы быть впитанными Европой, они жаждут осесть, наконец, где-нибудь прочно, законно, чтобы пользоваться уважением и положить конец кочевой жизни, «вечному жиду»…». Однако, общественность страшно возмутилась. Это возмущение можно сравнить с реакцией жителей древнего Рима на поведение весталок, нарушивших обет безбрачия, что, как известно, каралось смертью. Но евреи народ упорный. Они решили, что, если существующий уклад общества препятствует их участию в общественной жизни, значит надо найти ему альтернативу. Социализм им показался как раз годным для этой цели. Отрицая Закон и его нравственные постулаты, они, в сущности, отрекались от своей нации, полагая, что и все остальные народы сделают то же самое. Но такого не произошло — в Советском Союзе в самом его начале только евреи писали в графе национальность «интернационалист» и все знали, что это евреи (как ни странно, они своего добились — именно евреям настоятельно не рекомендовали интересоваться ни своей историей , ни языком, ни своей национальной культурой, которая, в лучшем случае, была представлена клязмерской музыкой и местечковыми историями, рассказанными Шолом-Алейхемом, так что, создавалось впечатление, будто евреи вообще появились из грязи российской провинции). Еврей, решившийся изучать свою древнюю историю, свой древний язык, мог не только погубить свою карьеру, но и лишиться свободы за свой «буржуазный национализм».
Однако, нас занимает вопрос другого рода: зачем человечеству понадобилось удерживать евреев в изоляции? Только ли ради того, чтобы безнаказанно «шкодить»? Можно с полным основанием утверждать, что евреи подсознательно являлись и являются до сих пор «объектами влияния», что является причиной той самой ненависти, которую манифестирует антисемитизм, поскольку Супер-Эго, посредством которого осуществляется влияние, препятствует проявлению основных инстинктов (мортидо и либидо), а значит свободному наслаждению. Таким же подсознательным остается желание, чтобы евреи и в дальнейшем оставались «объектами влияния», а не смешивались с остальными народами, являясь, таким образом, предохранительным клапаном от нравственного падения. Закон, с помощью которого осуществляется «влияние», состоит, как я уже говорил, из заветов, как правильно поступать перед лицом Бога. Большинство из них — это всевозможные запреты, которые оказывают огромное влияние на развитие цивилизации, поскольку держат под контролем основные инстинкты. Ещё Фрейд говорил, что чем больше запретов, тем совершеннее выглядит общество (хотя за ними и следуют всевозможные неврозы). Таким образом, Закон защищает людей от деградации, подталкивая их к цивилизованному обществу, но с другой стороны он «мешает» им окунуться в море наслаждений и удовольствия. Выходит, что евреи, как хранители этого Закона, препятствуют регрессии, которая порой необходима людям, чтобы «выпустить пар», накопившийся в подсознании. Так что на «избранности» евреев больше настаивают как раз не евреи.
А как же евреи сами справляются со своим подсознанием, не имея наставников, если, конечно, принять ту точку зрения, что никакого руководящего центра «Сионских мудрецов» не существует? Благодаря Закону, который их сопровождает уже 3 тысячи лет, у них очень сильное Супер-Эго. С его помощью они успешно подавляют запретное подсознание Оно (Ид), не дают основным инстинктам прорываться в сознание и воздействовать на свое поведение и помыслы. Причем, это сильное Сверх-Я передавалось из поколения в поколение и стало частью коллективного подсознательного, сформировавшего национальный характер евреев (в частности — не особо доверять своим чувствам и опираться на Принцип Реальности, что, видимо, мешает открытости и выглядит, как проявление скрытности и хитрости). И, если оно возникло на религиозной почве, то в дальнейшем такое Супер-Эго сохраняется и у тех, кто в Бога не верит.
Что касается реализации либидо и мортидо, у евреев, пожалуй, чаще, чем у других, она проявляется в виде «сублимации», т.е. трансформации запретных желаний в более приемлемую для индивида и общества форму (примером такой трансформации, по мнению Фрейда, может служить творчество). В психотерапии «сублимация» считается наиболее успешным способом удовлетворения основных инстинктов.
Подсознание наше, к сожалению, не может удовлетвориться реализацией только одного из основных инстинктов и удовлетворение одного из них требует такого же по силе удовлетворения и другого. Иначе у неудовлетворенного инстинкта начнет расти напряжение, которое может закончиться взрывом или тяжелейшим неврозом. Эти два процесса должны идти параллельно — чем больше и успешнее проявляет себя либидо, тем активнее должно быть мортидо. Невозможно создать такое идеальное общество, где все будут друг друга любить. Как писал К.Юнг: чрезмерная добродетель — источник плохого настроения и раздражительности.
Так, что же делать? Ведь невозможно постоянно создавать условия то для одного, то для другого. И всё тот же Юнг дает рецепт для относительно благополучного существования человека и заключается он в одном слове — СДЕРЖАННОСТЬ! — «… сдержанность есть полезная и целебная добродетель». Может действительно не стоит «раскачивать лодку» — педалировать либидо в мирное время или возбуждать мортидо во время войны и революции, призывая к злобе и ярости (может быть, если бы гражданская война не была такой жестокой, то и культа личности Сталина не возникло бы). И стоит ли так уж настаивать на «любви к ближнему, как к самому себе». Не будет, разве, достаточным «не делать другому того, чего бы ты не хотел, чтобы сделали тебе другие».
У евреев Сверх-Я настолько сильное, что даже мысли не возникает «раскачивать лодку» запретного подсознательного. Поэтому сдержанность у евреев не принудительная, а естественная, даже можно сказать вынужденная, поскольку они очень неуютно себя чувствуют, когда чувства, а значит и либидо с мортидо даже в малом выходят из контроля. Разумеется, это не может не сказаться на поведении евреев, которое отличается от поведения представителей других народов, не обремененных столь сильно своими запретами. Так, например, когда все вокруг тонут от умиления по поводу какого-нибудь сентиментального события, драмы или душераздирающего случая, евреи в своей сдержанности выглядят жестокими, бездушными, циничными, не способными на сочувствие, на проявление жалости. То же касается и культа личности, к которой евреи в общей массе относятся скептически. Поэтому, зачастую, для диктатора евреи — его личные враги. А когда «…ярость благородная вскипает, как волна…», во время войны, евреи выглядят нерешительными, слабыми и даже трусливыми. Вряд ли кто скажет, что для евреев характерно вот так, за игровым столом, спустить все свое состояние, что наводит на мысль об их врожденной жадности и скупости.
Так что же евреи такого сделали, чем заслужили такое негативное отношение к себе со стороны других народов? Теперь, я думаю, мы можем ответить на этот вопрос.
Прежде всего, евреи носители Закона, который вошел в их повседневную жизнь за 1000 лет до появления Христианства. Европа его приняла вместе с Христианством, что способствовало проникновению в жизнь нравственных норм всего остального человечества, и это положило начало современной европейской цивилизации. Постулаты Закона внедряются в наше подсознание, формируют наше Супер-Эго, которое помогает подавить запретные инстинкты и способствует тем самым укреплению Принципа реальности, чтобы мы могли сохранять благоразумие и объективно воспринимать окружающую нас действительность. Так что же здесь плохого? Плохо то, что человек не испытывает полного удовольствия, не может полностью отдаться наслаждению, а живет словно с оглядкой. Но, если нельзя, а очень хочется? Ведь желания никуда не исчезают, а накапливаются в подсознании Ид (Оно). По мере поступления таких вот запретных желаний неудовлетворенное подсознание Ид всё больше разбухает и разбухает, пока не прорвется взрывом отчаянья, бунта или погромов, тем более, если взрывоопасная смесь постоянно подогревается стимулированием одного из основных инстинктов — или либидо, или мортидо. Все эти призывы к братству, к солидарности, или просто «возлюбить ближнего», как настрой на либидо, ведет, в конечном итоге, к накоплению мортидо, что проявляется в дальнейшем невероятной жестокостью. Или наоборот — призывая толпу к мщению, к беспощадной ненависти к врагу, что возбуждает мортидо, люди лишь накапливают у себя в подсознании либидо, что ведет к проявлению необузданной, неосознанной любви, когда любой проходимец может стать кумиром. Когда эмоции распалены, то тут не до благоразумия. Широкий доступ основных инстинктов в сознание, когда в ход идет всё — и насилие над женщинами, и издевательства над врагом, над стариками и даже младенцами — всё это ведет человека к регрессии, а толпу делает неуправляемой. И вот тут на их пути встает живым укором еврей, не только, как носитель, но и хранитель Закона, который вывел этих людей из тьмы невежества в мир цивилизации. И это вызывает ярость — во-первых, потому, что еврей мешает получить наслаждение, а, во-вторых, напоминает одним своим видом, что они нарушают Закон, который давно сидит у них в подсознании в области Супер-Эго, и оттуда грозит карой (то, что мы называем совестью), которой нет ничего страшнее. Вот, в чем состоит вина евреев!
Как говорил З.Фрейд — евреев ненавидят не как убийц Мессии, а как народ, давший Мессию. Поэтому, когда силы в Ид так распирают, что готовы вырваться наружу, перед освобождением основных инстинктов обычно устраиваются погромы.
Разумеется, никто просто так еврея бить не будет (пусть в малой степени, но Закон всё же влияет). Тут нужно дубину злобы упаковать в приличную обертку. Для этого может быть использован любой миф, навет или обыкновенная ложь, как, например, всё тот же кровавый навет, осквернение гостий (церковных лепёшек), наведение порчи, сглаза и даже чумы. В современном мире, это, конечно, неукротимое желание евреев править миром.
Так как объяснить, что такое антисемитизм? Антисемитизм, можно сказать, — это проявление слабости, когда человек устает играть роль цивилизованного взрослого, готового отвечать за свои поступки. Антисемитизм – это положение, когда слово «хочу» превалирует над словом «надо». Евреи играют роль лакмусовой бумажки нездорового душевного состояния не только какого-нибудь индивидуума, но и целого государства. Когда в той или иной стране начинают распространяться антисемитские лозунги и прокламации, а правительство, если и не поддерживает, то смотрит на такое преступное выражение настроения снисходительно (у нас, мол, свобода слова), это значит только одно – у страны нет сил оставаться современным правовым государством, и она идет на поводу у народа, стремящегося выплеснуть свои накопившиеся эмоции, снова стать маленькими детьми, которым всё позволено. На лицо явная регрессия. Такая страна больна. Она готова взорваться анархией и вседозволенностью, где мортидо и либидо будут играть первую скрипку. Да, тяжело, порой, бывает нести груз повседневных забот и хочется иногда забыться, «оторваться по полной программе». И это желание сидит в голове, как заноза, и не успокоится, пока не будет удовлетворено. А евреи, безропотно тянущие этот воз, служат тому живым укором, что вызывает законное раздражение, как вызывает раздражение трезвый в пьяной компании. Но все где-то понимают, что именно цивилизация превратила их из человекообразных биологических существ в людей. Поэтому человечество, скорее всего, несмотря на всю свою ненависть к евреям, всё же полного их уничтожения не желает (и в пьяной компании желательно иметь одного трезвого человека, хотя бы в целях безопасности). Это подтверждается уже тем обстоятельством, что всякая попытка евреев ассимилироваться, встречается, по большей части, в штыки. Ведь, что значит ассимилировать евреев? — это и значит окончательно решить еврейский вопрос. ______________

Поделиться.

Об авторе

Яков Апт

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.