Неизвестная жертва погрома в Акко: Оксана и ее вязаные куклы

0

Оксана Саенко в разгромленной галерее в Акко (Фото: Гиль Нехуштан)

Автор: Мирит Кушнир-Стромца

Оксана Саенко из Кирьят-Моцкина вяжет кукол и выставляет их в своей галерее в Акко. Во время беспорядков в городе погромщики украли и испортили поделки. Оценщик ущерба из Налогового управления: «А докажите, что вы не поломали все сами».

Оксана Саенко до сих пор не может смириться с мыслью, что дело всей ее жизни было разрушено буквально за одну ночь во время погромов в Акко. Но еще больнее для репатриантки было услышать от оценщика ущерба Налогового управления слова: «Докажите, что вы не сами разгромили помещение». О драме репатриантки стало известно в понедельник, 21 июня, из статьи на сайте местных новостей mynet.

В мае ее галерея вязаных кукол в Акко стала жертвой арабских погромщиков. Вандалы испортили и украли поделки — и только благодаря соседу-арабу не сожгли галерею дотла. «Часть кукол они украли, остальное разбили и порвали. Лучше бы уж все унесли — сердце разрывается при виде испорченных кукол», — говорит она.
Оксане 45 лет. Она репатриировалась 5 лет назад из Украины вместе с мужем и двумя дочерьми. Оксана пока с трудом говорит на иврите, но ее чувства хорошо выражаются в исходящей от нее энергии, а 25-летняя дочь Юлия помогает с переводом. Оксана с детства вяжет кукол одним крючком и наполняет их поролоном. В Израиле это занятие стало центром ее жизни и способом заработка. Семья Оксаны живет в Кирьят-Моцкине, а год назад она открыла в Акко галерею «Баба-Яга».

«Я делаю кукол с 7 лет. В Украине я работала акушеркой, а во время второй беременности решила, что отныне буду заниматься только любимым делом, — рассказывает Оксана. — Я открыла маленький магазинчик, где стала продавать кукол и одежду для них, сделанные своими руками. По приезде в Израиле мне было нелегко. Я торговала куклами за прилавком в торговом центре «Кирьон», на рынке «Нахалат-Биньямин» в Тель-Авиве и на других ярмарках. Но люди не понимают искусства и не хотят знать, сколько труда мастер вкладывает в свое дело».

Открытие галереи
Около года назад друзья Оксаны из Йокнеама повели ее гулять в порт и на рынок в Акко. Проходя по одному переулку, Оксана заметила галерею, которая сдавалась в аренду. «Как только я зашла внутрь, я поняла, что это достойное место для моего дела. Каменные стены, железная древняя дверь — все как нельзя лучше соответствовало задуманному мной названию «Баба-Яга». Я сразу поняла, где поставлю полку с вязаными котами, а где расставлю вязаных ведьмочек», — вспоминает она.

Арендатор, по ее словам, оказался добрым человеком и во время локдаунов из-за пандемии даже не брал арендной платы.
У Оксаны нет двух одинаковых кукол. «Каждую я придумываю в своих фантазиях. Прихожу сюда в 9 утра и вяжу до 17:00. Я здесь ежедневно, кроме воскресенья. В этот день я работаю из дома — довязываю то, что здесь сделать не успеваю. Я вяжу принцесс и троллей, но больше всего людям нравятся ведьмы», — рассказывает женщина.
По ее словам, у нее получаются уже целые серии ведьм: сексуальных, зеленых, серых, черных, хороших и плохих. Но каждая отличается от другой. «Если кто-то просит у меня двух одинаковых кукол, я объясняю ему, что такого не бывает. Я не завод. Я художник».
Именно поэтому она до сих пор не может свыкнуться с мыслью, что во время погромов в Акко ее бизнес был разрушен. Судя по всему, погромщики хотели поджечь галерею, но соседу, проживающему этажом выше, удалось потушить пожар. «В первую ночь погромов они взломали замок, вошли внутрь и пытались поджечь утварь. Поролон задымился, и соседи спешно потушили его. Из-за этого несколько ведьм остались без голов — они сгорели», — объясняет Оксана. В ту ночь она слышала в новостях, что творится в Акко, но не думала, что погромщики доберутся до ее галереи на удаленной улочке. На следующий день хозяева соседней галереи «Арт 192» сообщили Оксане, что все в округе разгромлено, и прислали фотографии. Из-за мер безопасности рынок закрыли, и хозяева магазинчиков смогли вернуться к работе лишь спустя неделю.

«Я видел погромщиков из окна, — рассказывает арабский сосед Оксаны. — Это были молодые ребята, которым нечем заняться, а может, такое воспитание они получили дома. Я попросил их не трогать галерею, но они спрятались от меня. В 3 часа ночи мы вдруг почувствовали запах гари. Они подожгли рулон туалетной бумаги и положили на внутреннюю деревянную дверь, которую успели снять с петель. Я отбросил горящую дверь в переулок, и мы потушили огонь. Надеюсь, что у Оксаны все наладится».
Оксана продолжает работать — придумывает новых ведьм и вяжет, вяжет. Погромщики украли у нее стол, спицы и нитки, но дома остались запасные. «Государство не хочет платить компенсацию, — сетует Оксана. — Мое имущество разграблено и уничтожено, а оценщик Налогового управления, побывавший здесь после погрома, заявил, что мы не «можем доказать, что не разломали все сами». А ведь я потеряла из-за погромов несколько десятков тысяч шекелей».

Оксана говорит, что несколько добросердечных людей пожертвовали ей деньги, на которые она приобрела инструменты для продолжения работы. По ее словам, она соберет кукол, хранившихся дома, и вместе с новыми связанными ей будет что выставить во вновь открытой галерее. К Оксане приезжают за куклами из Нетании, их покупают для ресторанов в Тель-Авиве, а некоторые коллекционеры разных ведьм тоже едут за ними к мастеру. «Я верю, что все наладится и в Акко снова появятся туристы», — улыбается с надеждой она.
Перевод: Анастасия Тадсон

Иллюстрация: Оксана Саенко и ее вязаные куклы (Фото: Гиль Нехуштан)

https://www.vesty.co.il/main/article/SJ6akJpjO

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.