Отменённый Холокост

0

Автор: Леонид Войханский
(lvoykhansky@gmail.com)

Парадный портрет М.С. Воронцова в Военной галерее героев 1812 г. в Зимнем дворце Санкт-Петербурга
Фото из статьи

О таких историях и людях необходимо помнить. Каждый год 29 сентября в Киеве отмечается траурный день расстрела евреев немецкими фашистами в Бабьем Яру в 1941 году, во время которого было убито 33.771 человек. Этим событием начался европейский Холокост, а конец ему был положен 27 января 1945 г. освобождением советскими войсками концентрационного лагеря смерти в Освенциме (Аушвиц-Биркенау, Польша). Этот день установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста. Официально считается, что за период Холокоста погибло 6 миллионов евреев.

Углубляясь в историю и вспоминая об этом, полезно знать, что в Российской империи в прошлом также была совершена ныне малоизвестная попытка организовать нечто подобное Холокосту, но тогда в стране нашелся благородный, смелый человек, не допустивший совершения этого тягчайшего преступления. О нем нужно знать и чтить его память. Прочесть о нем можно только в малоизвестных документах, а это несправедливо – о таких историях и людях необходимо помнить, изучать и потомкам рассказывать.

Об этом событии и главном его герое, с полным к нему уважением, пойдет речь.
В истории евреев России, густо населявших территорию юго-запада нынешней Украины, Молдавии (Бессарабии) и Крыма в прошлом возникла реальная угроза их почти полного уничтожения.

В начале 40-х годов 19-го столетия, то есть 200 лет назад, по предложению министерства государственных имуществ России, одобренному императором Николаем Первым, почти все еврейское население подлежало выселению в резервацию далеко на восток, в заволжские безжизненные, полупустынные степи в условия существования, целенаправленно приводящие к вымиранию людей, то есть по нашим современным понятиям царской властью еще в XIX веке планировалось «мероприятие», которое мы теперь называем Холокостом (или геноцидом).

Человеком, открыто и смело выступившим против преступного царского решения, был генерал-губернатор Новороссии, фельдмаршал, полномочный наместник царя в Бессарабии. Увы, в советское время о Михаиле Семеновиче Воронцове основная масса людей судила лишь по пушкинской эпиграмме, а в популярной исторической литературе его выставляли как царского сатрапа, реакционера, крепостника, душителя свободы. Взволнованный судьбой евреев, М.С. Воронцов, рискуя своей карьерой, преодолев сопротивление жены и многих чиновников, обратился к императору Николаю I с представлением.

В этом историческом документе, в частности, говорилось: «Ваше Императорское Величество! Зная, сколь Вы, Государь, изволите интересоваться мнением управляющих отдельными частями империи (т.е. мнением генерал-губернаторов) относительно дел государственных, осмелюсь и считаю долгом определиться в намерениях правительства изменить судьбу еврейского народа. Без излишества опишу нынешнее положение евреев в Новороссийских губерниях, где их пребывание не возбраняется. Указанные евреи вытеснены из Западной Европы и во внутренние губернии России не допущены (черта оседлости Екатерины II). Большая часть их относится к малодостаточным обывателям, принуждена добывать хлеб насущный мелочной торговлей, трудом на казенных землях и ремесленными услугами обывателям».
Далее Воронцовым излагалось мнение министерства государственных имуществ, делившее евреев на «полезных» и «бесполезных». (Как известно, немецкие фашисты использовали этот опыт).

«Смею думать, — продолжает М.С.Воронцов, — что само название «бесполезные» для сотен тысяч обывателей и круто, и несправедливо. Тех, кого власти считают «бесполезными», составит 80 процентов еврейского населения.

Бесчеловечны меры, что указано применить к ним и выслать их из селений и местечек, поселить в одном месте, лишить участия в правах. Смею указать, мой Государь: сии подданные Вашего Величества крайне бедны. Отстранение от обычных занятий обречет их на истребление через нищету и умственное отчаянье. Эта участь падет на людей, ни в чем не провинившихся против России. Наоборот, будучи верными подданными, евреи заслужили полное от правительства доверие. Благоразумие и человеколюбие призывают отказаться от жестокой меры, ибо плач и стенания несчастных будет порицанием правительству и у нас, и за пределами России».

«Смею думать, — резюмирует генерал-губернатор Новороссийского края, — что худые последствия будут неизбежны, если мера сия примется во всей строгости; смею думать, что мера сия и в государственном виде вредна и жестока».

Заканчивает М.С.Воронцов свое представление словами: «Зная, сколь Ваше Императорское Величество благоволите мне, недостойному высокой милости, припадаю к стопам Вашим, Государь, о смягчении судьбы несчастного народа».
На обеде у государя император сказал Воронцову: «Удовлетворил я твое представление, граф, касательно евреев».
Каким образом можно выразить свое восхищение и признательность человеку, совершившему этот самоотверженный поступок и заступившемуся за евреев? Но об этом дальше.

Он смел думать, и результаты этой смелости не могут не восхитить. И нашу признательность можно выразить тем, что мы, потомки спасенных, с благодарностью поддержим от забвения память о нем, и этой публикацией постараемся привлечь внимание к жизни этого замечательного государственного деятеля.

С началом генерал-губернаторства М. С. Воронцова положение еврейской общины в Новороссии значительно улучшилось. Особенно благоприятные условия сложились в Одессе, где еврейское купечество стало играть большую роль в развитии экономики города. Михаил Семенович поддерживал и предпринимательскую деятельность евреев, и их начинания в области культуры.

В течение многих лет М. С. Воронцов поддерживал известного на юге коммерсанта Е. Л. Фейгина. Получив от еврейского общественного деятеля И. И. Тарнополя в подарок книгу об одесских евреях, Михаил Семенович писал ему: «Я спешу поблагодарить Вас от всего моего сердца за эту чрезвычайно интересную присылку, а также благодарю я Вас тоже и за то, что Вы по этому поводу обо мне пишете. Моим долгом и моей нравственной обязанностью было сделать в пользу Ваших единоверцев все то, что от меня зависело, пользуясь при этом содействием почетных горожан одесской еврейской общины. Мне очень приятно сознавать, что то, что было сделано в пользу еврейской общины в Одессе, послужило также примером для других областей России».

Евреи Новороссии были благодарны М.С. Воронцову за его внимательное отношение к их нуждам. 8 сентября 1848 года в Алупке они поднесли ему подарок — «Гимн для приветствия князю Михаилу Семеновичу в день совершившегося юбилея пятидесятилетней службы его сиятельства».

Вот что сообщала Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона (издание 1908-1913 гг.): «Воронцов, Михаил Семенович (князь, 1782-1856) — выдающийся русский государственный деятель, в течение долгих лет (с 1823 года) состоявший новороссийским генерал-губернатором. Воронцов питал к евреям искренние добрые чувства.

Находясь в сношении с представителями одесской еврейской общины, выделявшейся в то время по своему высокому культурному уровню, Воронцов оказывал поддержку всяким начинаниям, направленным к духовному развитию еврейского населения и к поднятию его экономического благосостояния.

Просветительная реформа 40-х годов, вызванная совместной работой гр. Уварова и д-ра Лилиенталя, связана и с именем Воронцова, который вместе с тем стремился к расширению гражданских прав евреев. Об этом свидетельствует его ответное послание (2 ноября 1842 г.) «одесскому еврейскому обществу», в котором, сохраняя осторожность в словах, вызывавшуюся условиями того времени, князь твердо и определенно обещал ходатайствовать перед государем о том, чтобы одновременно с просветительной реформой был улучшен также правовой быт евреев.

Правда, несмотря на свое большое влияние в высших правительственных кругах, Воронцов не мог добиться в этом отношении более или менее крупных результатов — воля Николая I, отрицательно относившегося к евреям, была несокрушима, — все же Воронцов несомненно содействовал смягчению тогдашней репрессивной системы. Губернатор предпринимал «меры для изыскания средств», и «по высокому эстетическому вкусу начертил план синагоги», «прилагал особенное попечение о больнице».

Стараясь поднять значение еврейского населения в глазах русского общества, он добился посещения синагоги императрицею Александрой Федоровной и позже, по его же предложению, император Николай I с наследником престола «осматривал в подробности» еврейские школы и больницу.

Особенное впечатление произвела его записка, посланная министру внутренних дел для доклада государю (1843 г.), в которой он в резких выражениях выступил против предположенного «разбора» евреев на «полезных» и «бесполезных», назвав эту меру крутой и несправедливой; под влиянием этой записки слово «бесполезные» было исключено из официальной переписки; возможно также, что благодаря ей правительство стало относиться к проекту «разбора» столь отрицательно, что даже настойчивость Николая I не могла привести к его
осуществлению».

http://www.russianexpress.net/nid/17365

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.