СБУ рассекретила архивы Бабьего Яра.

0

Фото: Трагедия Бабьего Яра | Израиль для вас
il4u.org.il

Архив СБУ(Служба безопасности Украины) открыл для доступа общественности задокументированные показания очевидцев расстрелов евреев в Бабьем Яру, осуществленных фашистскими войсками во время Второй Мировой войны. В частности, опубликованы воспоминания киевлянки Надежды Горбачевой, которая на момент тех трагических событий жила неподалеку от места казней и стала вынужденным свидетелем этого ужаса.

«Сьогодні весь світ вшановує пам’ять жертв жахливої трагедії, яка сталася у Бабиному Яру 80 років тому.

Масові розстріли розпочалися 29 вересня 1941 року. За декілька тижнів там були закатовані і вбиті десятки тисяч невинних дітей, жінок, чоловіків.

Ми публікуємо спогади киянки Надії Горбачової, яка на момент розстрілів мешкала поблизу Бабиного Яру та стала вимушеним свідком тих страшних подій.

«Ми бачили, як в 15 метрах від Бабиного Яру німці примушували роздягатися привезених євреїв і наказували їм бігти. Їх розстрілювали з автоматів та кулеметів.

Я особисто бачила, як до яру скидали немовлят. В яру були не лише розстріляні чи поранені, але і живі діти. Потім німці його закопали, але було помітно, як верхній шар ґрунту ворушився від рухів ще живих людей.

Розстріли євреїв продовжувалися ще декілька днів», – зафіксовано у її свідченнях.»

Архів СБУ відкрив для суспільства ці та інші спогади у збірці «Бабин Яр. Спогади очевидців». Документи доступні за посиланням ➡️ bit.ly/3uka5f0
t.me/SBUkr
/3082
14.2Kviews
Sep 29 at 09:12

Фото: Трагедия в Бабьем Яру. Протоколы допроса
isralove.org


«Мы видели, как в 15 метрах от Бабьего Яра немцы заставляли раздеваться привезенных евреев и приказывали им бежать. Их расстреливали из автоматов и пулеметов. Я лично видела, как в овраг сбрасывали младенцев. В овраге были не только расстрелянные или раненые, но и живые дети. Затем немцы его закопали, но было заметно, как верхний слой почвы шевелился от движений еще живых людей», — вспоминает киевлянка.

Фото: isralove.org

Вот как описывает свое пребывание в Сырецком концлагере в Киеве, где фашисты удерживали евреев, другой участник событий, Будник Давид Иосифович:

«Люди находились под открытым небом, в боксах гаражей и других помещениях двора. Содержались мы там без пищи, воды, в нечеловеческих условиях, и лишь через пять дней фашисты выдали по черпаку разведенной в воде муки. При этом никакой посуды не было, и брали эту жидкость кто во что — пилотки, фуражки, грязные банки и т. д.».

Евгений Евтушенко
Бабий Яр

Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.Мне кажется сейчас —
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне — следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус —
это я.
Мещанство —
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется —
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
«Бей жидов, спасай Россию!»-
насилует лабазник мать мою.
О, русский мой народ! —
Я знаю —
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя «Союзом русского народа»!
Мне кажется —
я — это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много —
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся — это гулы
самой весны —
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет — это ледоход…
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я —
каждый здесь расстрелянный старик.
Я —
каждый здесь расстрелянный ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
«Интернационал»
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому —
я настоящий русский!
1961 г.
Теги:
О войнеГрустныеСоветскиеСтихи Евгения Евтушенко — О войнеСтихи Евгения Евтушенко — ГрустныеСтихи Евгения Евтушенко — Советские
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко начал писать еще в детстве — первые свои стихи он посвящал спорту и праздничным датам. Произведения о проблемах и переживаниях советского человека начали печатать только в годы оттепели. В 1961 году поэт прославился резонансной поэмой «Бабий Яр», на ее стихи написал симфонию Дмитрий Шостакович. После развала СССР Евтушенко переехал в США и издал собрание русской поэзии.

Евгений Евтушенко читает поэму «Бабий Яр» в Яд Вашем

Иллюстрация: evreimir.com

https://www.9tv.co.il/item/34632?utm_source=telegram&utm_medium=social&utm_campaign=ts&utm_content=rss#0_8_8983_6948_1925_233114670

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.